Точный инструмент: как аспирант из Рязани стал владельцем собственного завода | Forbes.ru
$58.45
69.69
ММВБ2161.17
BRENT63.75
RTS1166.09
GOLD1288.50

Точный инструмент: как аспирант из Рязани стал владельцем собственного завода

читайте также
+24 просмотров за суткиПлата за Uber. Консорциум во главе с SoftBank вложит в сервис $10 млрд +26 просмотров за суткиEn+ Олега Дерипаски оценили в $8 млрд. Стоит ли вкладываться в ее акции? +49 просмотров за суткиИмперия Cargill: как живут самые скрытные миллиардеры Америки +35 просмотров за сутки«Господи, благослови Milky Way»: о несладкой жизни основателей Mars +5 просмотров за суткиОбмануть США: как российские госкомпании купили софт Microsoft вопреки санкциям +30 просмотров за сутки10 крупнейших работодателей России среди частных компаний — 2017 +9 просмотров за суткиПреследование на блокчейне. Причины первого дела о мошенничестве при ICO +7 просмотров за суткиПрощай, отвертка: IKEA приобрела аналог Uber для сборки мебели на дому +5 просмотров за суткиСтремительное падение. Побег владельцев «ВИМ-Авиа», дело о мошенничестве и долги на 1,3 млрд +366 просмотров за суткиПод натиском госкомпаний. Forbes составил рейтинг крупнейших частных компаний России +5 просмотров за суткиСекрет «Роста»: банк Шишханова вкладывал средства в проекты Михаила Гуцериева +6 просмотров за суткиПятьдесят оттенков «серого» импорта: почему бизнес остается в полутьме +18 просмотров за суткиТрава у дома: какое будущее ждет рынок зеленых облигаций +9 просмотров за суткиЭнергетика Ковальчука: как миноритарии «Мосэнергосбыта» борются с «Интер РАО» +10 просмотров за суткиРегулятор рынка недвижимости: Шишханов отдаст ЦБ «Интеко» и А101 +5 просмотров за суткиМорской бой. Бывшие друзья, основатели крупнейшего рыбопромышленного холдинга делят бизнес +7 просмотров за суткиБанки или стартапы: кто заработает на малом бизнесе Оптимизация активов. Правление «Лукойла» одобрило продажу нефтетрейдера Litasco +4 просмотров за суткиВзлеты, падения и банкротства: как крупнейшие компании Америки пережили первые 100 лет Forbes +3 просмотров за суткиПрезидент Mitsubishi Motors Осаму Масуко: «Меры господдержки считаю недостаточными» +8 просмотров за суткиИдентичность бренда. «Шоколадница» сменит логотип, меню и поставщика кофе

Точный инструмент: как аспирант из Рязани стал владельцем собственного завода

Надежда Румак Forbes Contributor
Фото Getty Images
Максим Шадрин начал писать диссертацию по лазерной физике и в итоге построил бизнес с оборотом 45 млн рублей

Максиму Шадрину 29 лет. Он никогда не планировал стать предпринимателем. Его привлекала научная карьера, после окончания вуза он начал писать диссертацию по лазерной физике. Научные эксперименты по оптическим измерениям, которые проводил Шадрин, оказались настолько успешными, что сегодня у него есть несколько запатентованных технологий и три компании с общим оборотом 45 млн рублей.

Умник

В 2010 году рязанец Максим Шадрин получил в родном городе два высших образования - в электронике и программировании. К тому времени его семья перебралась в Москву и настойчиво звала его устроиться программистом в столице. Но Шадрину предложили поступить в аспирантуру Рязанского государственного университета имени С.А. Есенина и изучать там лазерную физику. Он согласился и начал писать диссертацию, посвященную лазерному 3D-сканированию в промышленности. Результатом его экспериментов стал алгоритм, значительно повышающий точность 3D-сканеров — даже в сравнении с зарубежными аналогами. 

Решив реализовать опыт в реальности, Шадрин подал заявку на конкурс «Умник» от Фонда Бортника и выиграл грант на 400 000 рублей. На эти деньги был создан лабораторный образец лазерного 3D-измерителя. Сканер обладал высокой точностью, мог измерять детали практически любой форму от одного миллиметра до метра в том числе в движении. 

«Я был воодушевлен и счастлив, — вспоминает Максим Шадрин. — Такой прибор был способен решить многие проблемы на современном промышленном производстве, где требуется автоматический или роботизированный контроль с высокой точностью».

На одной из выставок Фонда Бортника Шадрин познакомился с главным инженером Рязанского картонно-рубероидного завода (РКРЗ). Тот поинтересовался, сможет ли аспирант разработать систему, способную измерять толщину кровельного материала в режиме реального времени. Существовавшие лазерные измерители не справлялись с этой задачей — мешали пыль и туман, образовывавшиеся во время производства. Шадрин согласился и разработал необходимую систему, которую завод мог бы применять на своих конвейерах в процессе производства. Прибор, который он изготовил, мог например измерять толщину рубероида в трех местах, а шесть датчиков постоянно передавали сигнал о текущей толщине листа. Если происходило отклонение от нормы, поступал сигнал, и либо станок автоматически, либо же его оператор исправляли ошибку.

Попутно Шадрин зарегистрировал свою первую компанию «Квантрон», которой РКРЗ заплатил 750 000 рублей. Следующим клиентом «Квантрона» стала компания «Технониколь», для которой также была создана система измерения кровельных материалов, сумма сделки составила чуть меньше миллиона рублей. Дальше был рязанский «Тяжпрессмаш». В какой-то момент клиенты стали сами находить Шадрина.

В 2014 году на выставке «Оборонэкспо» в подмосковном Жуковском Шадрин познакомился с будущим партнером — гендиректором компании «Проминструмент» Евгением Щербаковым. Компания Щербакова была крупнейшим поставщиком промышленных инструментов в Центральном федеральном округе и заказала Шадрину систему для 3D-сканирования металлорежущего инструмента. Созданный по этому заказу прибор назвали лазерный триангуляционный датчик с ортогональным сэмплированием. Суть заключается в одновременном сканировании инструмента лазерным сенсором и отрисовывании его модели. На выходе получается точное трёхмерное облако точек – будущая математическая модель. А дальше инженер с за 10-20 минут заканчивает чертёж — CAD-модель, по которой уже можно наладить выпуск таких деталей.

Технология позволила получать высококачественные 3D- и CAD-модели практически любых промышленных деталей — не только инструментов. Благодаря ей производители получили возможность создавать копии лучших мировых образцов инструментов буквально за минуты. Сейчас «Квантрон» получает в месяц до 20-25 заказов на воссоздание чертежа деталей. Услуга стоит 5000 рублей.

Мелкая резьба

В какой-то момент у Шадрина возникла идея выпускать в России инструменты (фрезы, сверла, метчики, развертки, зенкера), которые имели бы высочайшую точность и надёжность, но при этом были бы дешевле зарубежных аналогов.

«Проанализировав рынок, мы поняли, что главная проблема в России – это мелкоразмерный метчик — инструмент для нарезания резьбы - диаметром от 0,8 до 2,5 мм. Стоит он очень дорого, но его производство требует специальных станков и методов контроля качества», — рассказывает Шадрин. - Мелкий метчик широко применяется в приборостроении и микроэлектронике. В России это 100%-ный импорт. Рынок такого инструмента – 8 млрд рублей в год». Решив занять нишу, Шедрин и Шербаков разработали бизнес-план и стали искать инвестора. 

Инвестор, готовый вложиться в производство метчика, появился в 2015 году. Его имя не раскрывается. В августе 2016 года партнеры договорились с немецкой компанией Haux о разработке машины, которая могла выпускать до 2000 метчиков в сутки почти без участия человека. Но тут у инвестора возникли личные проблемы, и сделка перенеслась.

«Ждать счастливого случая – это не про нас, — утверждает Шадрин. —  Мы остались без финансирования, надо было что-то делать». Немецкая компания предложила партнерам купить за 55 млн рублей станки немного другого профиля, которые достались ей от одного разорившегося предприятия. Партнеры согласились, «вынули» из оборота «Квантрона» и «Проминструмента« 20 млн рублей, остальное заняли (в том числе у родственников) и выкупили станки Walter 2012 года выпуска. Еще 7 млн рублей потратили на необходимую комплектацию. Компанию назвали «Рязанский инструментальный завод». Шадрин получил в ней 40%, остальное досталось Щербакову и третьему партнеру Ивану Витову. 

Первое время работать приходилось в режиме жесточайшей экономии. Себе Шадрин зарплату не платил, каждый месяц отдавал более 6 млн рублей долгов. При этом стабильных заказов и отлаженной технологии на новые станки не было, пока завод не получил двухлетний контракт в рамках гособоронзаказа от калужского завода «Тайфун» на изготовление твердосплавного инструмента. По этому заказу компания получает по 6 млн рублей каждый месяц. «Как правило, у европейских компаний переходный этап длится 3-4 года. Нам удалось сократить его до 6 месяцев», — радуется Шадрин.

Люди и машины

Первое время Шадрин и Витов работали на станках сами. Через несколько месяцев начали набирать сотрудников.«На таких станках нужно не только делать инструмент, но и проектировать его, — объясняет Шадрин. - Нужны навыки конструктора и программиста. У нас за это время появились связи на многих заводах и в научных институтах, поэтому в кадрах мы не испытываем проблем. Нас беспокоит то, что мы не можем взять всех талантливых ребят». Сейчас на рязанском заводе работает 11 человек. Средняя зарплата – 50 000 рублей у оператора станка.

В аренде у Шадрина и его партнеров 1200 кв м площадей, ежемесячная арендная плата — 120 000 рублей. На оплату кредитов уходит 45% оборота, на сырье — 25%, на аренду и электроэнергию — 10% и на зарплату —  20%. Прибыли пока нет. Оборот растёт ежегодно на 10-15 млн рублей и в 2016 году составил 45 млн рублей. Каждый час работы станка приносит Шадрину 15 000 рублей.

На рынке зрения измерительной оптической продукции, с которой Шадрин начинал (лазерные 3D-сканеры и пр.), у него в России нет конкурентов. Зато около 20 крупных компаний в стране занимаются изготовлением такого же инструмента, что и он. К тому же на российском рынке жестко окопались международные бренды, проводящие агрессивную маркетинговую политику. «Стандартные методы продажи, такие, как обзвон, рассылка писем и сайт, почти не работают, — говорит Шадрин. - На каждый завод необходимо приехать лично, пообщаться, показать каталоги, испытать инструмент. После этого могут заказать пробную партию. Промежуток времени от звонка до крупных заказов составляет месяца три, не меньше. Наш инструмент стоит несколько дороже, чем у немногочисленных отечественных производителей, однако качество нашего инструмента выше. И при испытаниях на заводах мы доказываем экономическую эффективность нашего продукта». Потребность в инструментах растет. В ближайшие пять лет Шадрин ожидает трёхкратного роста рынка.

Сейчас Максиму Шадрину нужен 1 млрд рублей – закупить новые станки, чтобы расширять линейку новой продукции. Есть возможность взять кредит под 3% в Фонде развития промышленности, но для этого необходим залог — либо деньгами, либо имуществом. Поэтому Шадрин и его партнеры снова ищут инвестора.

Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться