Forbes
$63.7
68.42
ММВБ2157.05
BRENT53.46
RTS1066.73
GOLD1178.84
Ричард Бехар Ричард Бехар
журналист Forbes USA 
Поделиться
0
0

Мирные технологии: как IT-отрасль объединяет Израиль и Палестину

Мирные технологии: как IT-отрасль объединяет Израиль и Палестину
Фото Heidi Levine/Sipa press for Forbes/Fotodom
Пока население и политики Израиля и Палестины смотрят друг на друга настороженно, мосты между народами наводят предприниматели и IT-специалисты

Сцена в ресторане у Мертвого моря в «зеленой зоне» — на ничейной земле, на которую не претендуют ни израильтяне, ни палестинцы,  была невероятна даже по ближневосточным меркам. У стойки потягивали кофе два израильских солдата, десяток раввинов читали молитву перед общим обедом, а в задней комнате группа палестинцев и израильтян творила историю.

Поскольку отношения между палестинцами и израильтянами после целого века конфликтов до сих пор остаются крайне напряженными, полезен любой конструктивный диалог. Но тут за одним столом собрались не представители служб безопасности, обсуждавшие совместные военные патрули, и беседа не касалась возобновления мирных переговоров после трех лет политического тупика. Эти специалисты, собранные вместе компанией Cisco Systems, говорили на языке технического менеджмента. За последние два года израильские эксперты в области высоких технологий и палестинские предприниматели встречались около 100 раз в надежде распространить экономическое чудо «страны стартапов» — Израиля — за пределы границы еврейского государства. Это лишь одна из попыток диалога, часто секретных, которые предпринимаются на Святой земле.

«Путь к прекращению конфликта — создание обширного среднего класса и включение в него людей разного возраста, пола и вероисповедания, — говорит Джон Чемберс, генеральный директор Cisco, который среди руководителей американских высокотехнологичных компаний наиболее активно участвует в программе, развивающейся при участии Intel, Hewlett-Packard и Microsoft. — Если вы занимаетесь такими задачами, вы можете внести вклад в построение мира на Ближнем Востоке».

Сотни израильтян и палестинцев теперь становятся деловыми партнерами и коллегами в стартапах, которые постепенно меняют палестинскую экономику. Это непросто. При подготовке этого материала Forbes взял интервью у многих лидеров IT-отрасли по обе стороны израильско-палестинской границы. Почти все они выражали беспокойство, как будут восприняты их комментарии. Многие настаивали на анонимности. Жители палестинских территорий приравнивают к измене любое сотрудничество с Израилем, даже если оно укрепляет местную экономику. В еврейском государстве большинство склонно оценивать подобное партнерство положительно, но есть немало тех, кто боится, что палестинцы, вооружившись навыками и технологиями, благодаря которым процветает Израиль, используют их в будущей войне.

Но несмотря ни на что, сотрудничество продолжается. По оценке Forbes, благодаря обучению, инвестициям или партнерству с израильскими компаниями или израильскими филиалами американских корпораций существует уже более 300 палестинских высокотехнологичных компаний, в которых работает 4500 человек. И их будет больше: по меньшей мере $100 млн венчурного капитала из израильских или западных источников либо ждут применения, либо уже были недавно вложены в стартапы палестинцев или израильских арабов. Чемберс и его коллеги из американских высокотехнологичных гигантов подталкивают свои дочерние компании в Израиле передавать исследовательские проекты и разработки на аутсорсинг палестинским стартапам и брать на работу арабов.

Рамалла, деловая столица Западного Берега, находится всего в 20 минутах от Иерусалима. На бумаге. Группа палестинских генеральных директоров из восточной, спорной части Иерусалима согласилась встретиться с корреспондентом Forbes за ужином в Рамалле, но была вынуждена отменить встречу. КПП между Иерусалимом и Рамаллой был закрыт израильскими военными, которые подверглись нападению 50 палестинцев, швырявших камни и горящие автопокрышки.

Таковы сложности ведения бизнеса в Рамалле, которая становится центром высоких технологий на Западном Берегу Иордана. Но ситуация не безнадежна: понадобилось всего три телефонных звонка и час ожидания, чтобы вместо топов из Иерусалима на ужин пришли местные директора высокотехнологичных компаний. Мы ужинали в мексиканском ресторане Fuego, одном из десятков модных заведений, где молодые палестинцы, уткнувшись в ноутбуки, потягивают коктейли — такую же картину можно наблюдать в Сан-Франциско.

Тарек Майя, основавший в Рамалле компанию Exalt Technologies, 90 сотрудников которой разрабатывают ПО для таких компаний, как Cisco Israel, собирается наладить выгодное партнерство с израильским филиалом другой крупной американской компании. Но он охотнее говорит о поддержанном им местном стартапе ShopZooky, который будет собирать весь коммерческий контент местного Facebook — предложения, посты, новости и информацию местных торговых центров — в одном приложении для мобильных устройств. 

Тарек Майя, гендиректор и основатель Exalt Technologies

Сидящий по правую руку от него Хусни Абу Самра принимается рассказывать о разработке своей компании MobiStine (мобильное приложение будет будить беременных женщин, которые заснули в позе, опасной для их здоровья или здоровья ребенка), но его прерывает пришедшее текстовое сообщение. Его лицо проясняется.

«Моему сыну 14. Я дал ему компьютер и сказал: «Почему бы тебе не научиться разработке приложений под iPhone, вместо того чтобы терять время в Facebook?» — объясняет Абу Самра. В присланном сообщении сын хвастается, что Apple только что включила его первое приложение — 20-уровневую головоломку — в каталог Apple Store.

На Западном берегу растет число предпринимателей, которые хотят заниматься высокими технологиями, и амбиции их высоки. Десять местных университетов выпускают 2000 инженеров и специалистов по компьютерам в год, но в высокотехнологичном секторе работает всего 4500 человек. Кого-то это заставляет уезжать за границу, а кого-то делает предпринимателями. Недавно в Рамалле прошел конкурс стартапов, в числе которых была, например, онлайновая психиатрическая служба для религиозных арабских женщин, которые не могут выходить из дома. 

Нельзя сказать, что здесь есть все условия для этого бизнеса. Краткосрочные блокады — это колоссальное препятствие, но наибольшее возмущение вызывает блокада иного рода: отсутствие высокоскоростной мобильной связи, распространению которой Израиль препятствует из соображений безопасности. Во время мартовского визита президента США в Израиль его встречали с плакатами: «Обама, не привози свой смартфон. У нас нет 3G».

Такая политика ставит палестинцев в трудное положение. Как принимать помощь и деньги от израильских технологических и деловых сообществ, если их политиков и армию считают оккупантами? «Есть отчетливое ощущение, что любое совместное дело с израильтянами, если оно не предполагает действий, направленных на решение конфликта политическими способами, воспринимается как нормализация отношений, а это табуированное слово», — говорит Саед Нашеф, который ушел с руководящей позиции в Microsoft ради собственного бизнеса и стал одним из основателей Sadara Ventures — первого венчурного фонда на Палестинских территориях.

Нашеф находится в сложном положении, поскольку именно к нему на Западном берегу обращаются за венчурными инвестициями, и в силу этого он по определению оказывается «нормализатором», ведь его партнер — еврей Ядин Кауфман, один из первых инвесторов в высокотехнологичную отрасль Израиля. Вместе они привлекли почти $30 млн от 24 инвесторов, включая фонды и личные средства миллиардеров Джорджа Сороса, Стива Кейса и Джеффа Скола, деньги Cisco и Европейского инвестиционного банка. «Многие люди видят разницу между тем, что мы делаем, и нормализацией, — объясняет Нашеф, с которым мы беседуем в Рамалле в отеле Movenpick. — Но есть и те, кто не будет с нами работать». Он понял это в прошлом году, когда ему пришлось столкнуться с тем, что Бирзейтский университет (один из ведущих на Западном берегу), приглашавший его рассказать о создании стартапов, отозвал приглашение. Нашеф, по его словам, не является «сторонником или противником вооруженной борьбы», полагая, что «существуют разные формы противостояния». Одна из них — «быть сильнее экономически».

Когда фонд Sadara собирал инвесторов, опасения были у обеих сторон. «Израильтяне не хотели инвестировать в арабский фонд, арабы не хотели инвестировать в фонд, одним из руководителей которого был израильтянин», — говорит Стюарт Паперин, бывший финансовый директор Western Union, который следит за инвестициями Economic Development Team Сороса. Тем не менее, закрыв раунд привлечения капитала в 2011 году, фонд Sadara сделал две инвестиции, одной из которых стал проект YamSafer, арабская версия Hotels.com. Офисы YamSafer отличаются ярким дизайном и напоминают лофты в нью-йоркском районе Трайбека. Здесь 12 сотрудников компании разрабатывают программное обеспечение и занимаются бронированием путешествий. Они обслуживают 22 арабские страны, к которым только что добавилась Турция.

Паперин отмечает, что фонд Sadara мог бы привлечь гораздо больший капитал, но молодой палестинский рынок пока не способен его освоить. «Основной капитал пока не очень велик», — поясняет он. Но те, кто предпочитает бороться экономическими, а не военными средствами, будут вознаграждены. «Теперь, когда они уже сделали пару инвестиций, я предлагаю коллегам помочь им снова обратиться на рынок за большей суммой», — говорит он.

Если Израиль, занимающий первое место в мире по числу стартапов на душу населения, третье — по числу компаний, акции которых торгуются на Nasdaq, и первое место по доле расходов на НИОКР в ВВП, по праву зовется «страной стартапов», то 52-летний Эрель Маргалит может считаться одним из ее отцов-основателей. В 1993 году он создал один из первых венчурных фондов Израиля и убедил 70 американских компаний, включая IBM, открыть здесь свои отделения. Спустя 20 лет родившийся в кибуце предприниматель говорит, что относится с таким же оптимизмом и к Палестинским территориям. «Происходит много событий, и люди
не оценивают в полной мере их масштаб и потенциал», — говорит он.

Население часто не осознает происходящего, главным образом потому, что обе стороны изо всех сил стараются избегать огласки. Недавно Маргалит присутствовал на секретной встрече 40 палестинских и израильских лидеров высокотехнологичной отрасли. По масштабу она сильно превосходила встречи на Мертвом море под эгидой Cisco. Это мероприятие, проводившееся в одном из офисов в Рамалле, было настоящей деловой неформальной сессией, где стороны обсуждали возможности совместной работы. После ее окончания многие продолжили диалог в местном ресторане, где, по словам Маргалита, подавали «великолепный кебаб».

«Это было совершенно естественно, — вспоминает он, сидя за чашкой кофе в кафе к северу от Тель-Авива. — И ощущение было такое: что, черт возьми, происходит? Я имею в виду, что эти ребята — наши соседи, они хотят делать кучу вещей, мы тоже много чего делаем. Мы можем сотрудничать. Они живут в 20 минутах от нашей столицы Иерусалима. Нам надо открыть новую главу».

Усилия Маргалита не сводятся к поддержке отдельных инициатив на начальном этапе. В январе он избрался в кнессет с намерением последовательно двигаться к миру через развитие регионального экономического центра.

Для многих в этом лагере естественной отправной точкой стал Назарет, родина Иисуса. Сейчас это город с крупнейшей арабской общиной в Израиле, которая в целом составляет 20% населения страны. При этом арабы руководят 0% из 493 компаний, акции которых торгуются на Тель-Авивской бирже. Израильские арабы долго существовали в рамках еврейского государства изолированно, и их освобождение от обязательной военной службы означает, что они во многом лишены доступа к техническому образованию, организации групповой работы и опыта руководства, которые лежат в основе «страны стартапов». «Проблема — это страх провала. Из-за этого вы не можете даже помечтать о том, что станете владеть компанией, — говорит Имад Телхами, владелец компании по разработке ПО и предоставлению IT-услуг Babcom. В компании 1500 сотрудников, что делает его одним из крупнейших работодателей-арабов в Израиле. 

Эйтан Вертеймер, сын одного из крупнейших израильских предпринимателей, уверяет, что потратит «200% своего времени» на борьбу с этим явлением. В апреле он перерезал ленточку в Индустриальном парке Назарета — комплексе стоимостью $25 млн, который станет инкубатором для арабских стартапов. Вертеймер поддерживает препринимателей кредитами с низкими процентными ставками, он собрал портфель микрокредитов, которые, по его словам, обеспечивают оборот $1,4 млрд его компании с совокупным штатом 12 000 работников. «Инвестиции растут на 8,5–9% в год, тогда как страна — всего на 2–2,5%», — замечает он.

Хеми Перес, сын израильского президента Шимона Переса и управляющий Pitango — крупнейшего венчурного фонда страны с капиталом $1,4 млрд, — придерживается такого же мнения. Он,  разделяя надежду Черчилля на торжество «империи разума», быстро заметил, что доля арабского языка в интернете растет быстрее всего и арабский скоро станет четвертым среди наиболее распространенных языков мира после английского, китайского и испанского. «Молодое поколение гораздо больше заинтересовано в связях. Многие молодые израильские арабы скажут вам: «Забудьте о палестинцах. Мы хотим быть частью Израиля. Мы будем первыми».

Президент Израиля Шимон Перес

Он основал $50-миллионный фонд Al Bawader, предназначенный для инвестиций в арабское сообщество Израиля. Ничего подобного этому фонду Ближний Восток еще не видел. В него вложили деньги как правительство Израиля, так и отдельные израильские евреи, израильские арабы и палестинцы. Перес хранит в тайне не только имена инвесторов, но и названия некоторых арабских компаний, в которые фонд инвестировал. «Мы не хотим, чтобы стало известно, что они финансируются израильским фондом, потому что у них много клиентов в арабском мире. Есть риск, что люди перестанут пользоваться их услугами, — говорит Перес, глядя на Средиземное море из окна своего офиса в Герцлии — израильской версии Кремниевой долины к северу от Тель-Авива. — Нам не стоит поднимать флаги».

Он тоже видит потенциальные выгоды в курсе, ведущем к миру. Фонд Al Bawader уже осуществил семь инвестиций, и Перес полон оптимизма, прежде всего в отношении базирующейся в Назарете компании Datumate, которая разрабатывает ПО для обработки топографической информации. Кто ее основатель? Араб с ученой степенью по географии. Кто вице-президент по маркетингу? Еврей. И есть еще десятки таких примеров.

Хеми Перес, сын главы государства, глава фонда Pitango

Палестинцы совсем иначе относятся к огласке, когда дело касается сотрудничества с американскими корпорациями. Джон Чемберс из Cisco вспоминает, как его принимал Махмуд Аббас в Рамалле. К его удивлению, президент Палестинской национальной администрации собрал весь свой кабинет. Чемберс пообещал $10 млн на поддержку арабских стартапов. «Мы занимаемся этим не для прессы, — сказал он Аббасу. — Если вы хотите, я буду рад рассказать о том, что мы делаем, потому что это может помочь вовлечению в процесс других компаний». «Вы действительно хотели бы это сделать?» — спросил Аббас. Стоило Чемберсу сказать «да», как Аббас распахнул двери кабинета, за которыми обнаружился десяток палестинских журналистов и фотографов.

Чемберс смеется, рассказывая эту историю. Похоже, уроженец Западной Вирджинии больше, чем сами израильтяне и палестинцы, верит в экономические и социальные выгоды, которые принесет мир на Ближнем Востоке.

Cisco, которая вложила более $15 млн в развитие израильско-палестинского сотрудничества, многому научилась за время работы на Ближнем Востоке. Ее тренинги сперва проходили в Рамалле, но «слишком многие израильские преподаватели боялись туда ездить», — говорит Зика Абзук, одна из руководителей израильского филиала Cisco, отвечающая за венчурные инвестиции. Она тоже поначалу боялась. «Я ношу контактные линзы, и, когда мы начали ездить в Рамаллу, я брала с собой очки на случай, если меня похитят». Саад Абдулхади, чья компания Al Nasher оказывает услуги в сфере медиа и насчитывает 80 сотрудников, испугался другого: он отказался от участия в обучающей программе Cisco перед первой сессией, когда увидел, что она будет проводиться на пограничной территории, которую, по его мнению, украли израильтяне. «Мы должны быть связаны с арабским миром, — заявляет он. — Поэтому я отказался от всей программы».

Но для большинства палестинцев стремление к знаниям важнее политики. Встречи, проходившие в городе посреди пустыни, куда отказался ездить Абдулхади, в конце концов были перенесены в синагогу — единственное здание с кондиционером. «Это говорит о том, сколь твердо мы намерены развивать страну», — говорит Сэм Хуссиени, один из палестинских координаторов Cisco. Участники одной из первых встреч были вынуждены собраться позади автозаправки под тентом, арендованном у бедуина, из-за того что израильские военные закрыли КПП. Вся группа сидела на ковриках, напоминая ветхозаветное собрание.

Усилия Cisco породили резонанс и привлекли другие американские IT- компании, которые тоже стали использовать израильские филиалы для работы по обе стороны границы. А поскольку американцы приучили палестинцев работать с организациями, базирующимися в Израиле, крупные израильские IT-компании тоже начали налаживать отношения с палестинскими коллегами. Cisco формализовала этот процесс, создав из 35 компаний коалицию Ma’antech (араб. «Вместе»), в которую вошли все, от IBM до израильского банка Hapoalim, кто ставит своей целью создание рабочих мест для арабских IT-специалистов. Hewlett-Packard передает ряд своих проектов и разработок на аутсорсинг на Западный Берег. Израильское отделение Microsoft стало вносить инженеров-палестинцев из Рамаллы в свои платежные ведомости.

Intel прилагает более основательные усилия. В марте технологический форум корпорации собрал 60 палестинских и израильских предпринимателей. Ее иерусалимский офис дает представление о том, как может выглядеть Ближний Восток в будущем: в кафетериях израильские и палестинские мужчины, практически неотличимые друг от друга, дружески общаются с христианами и друзами, закутанными в паранджи арабскими женщинами и носящими парики ортодоксальными иудейками, которых Intel все активнее набирает в штат.

Другой проблеск будущего можно было увидеть в конце мая, когда Google привезла 100 глав палестинских и израильских высокотехнологичных компаний в свою штаб-квартиру в Тель-Авиве, где целый вечер произносились речи и заключались сделки. В соответствии с принципами компании она избегала скрытности, на которой настаивают, например, Cisco и Маргалит. В социальных медиа шли открытые споры о том, можно ли считать участие в этом мероприятии «нормализацией». 

Все, кто связан с высокотехнологичным бизнесом на Ближнем Востоке, сходятся в одном: эти усилия частного бизнеса не имеют ничего общего с благотворительностью. Палестинцы годами получают от других государств финансовую помощь, которая часто расходуется не по назначению. Они соглашаются сотрудничать с израильскими компаниями и израильскими офисами американских компаний, потому что это дает им, возможно, наилучший шанс развивать свою экономику и позволяет делать это тем способом, который не противоречит их гордой культуре. Имея всего лишь 6 млн еврейского населения, Израиль стал локомотивом высоких технологий. Поэтому 1,6 млн арабов и 4,4 млн жителей Палестинских территорий могут стать для Израиля самым крупным нетронутым ресурсом.

Палестинцы рассматривают инвестиции в бизнес как улучшение отношений, но ни один из тех, с кем встречался корреспондент Forbes, не желает, чтобы они стали заменой политическому решению. Они просто благоразумны и извлекают выгоду из соседства с одной из наиболее развитых в технологическом отношении стран мира. Израильтяне и американцы, напротив, увлечены идеей, что такие инициативы могут стать шагом к мирному соглашению.

В конечном счете это игра словами. Если реальные условия порождают экономическую необходимость сотрудничества, рано или поздно оно начнется.

Усилия множатся. Cisco планирует провести в октябре большое корпоративное мероприятие в честь третьей годовщины коалиции Ma’antech. Некоторые палестинские преподаватели хотят устроить другую вечеринку в Тель-Авиве, разрешения уже получены. «Многие палестинцы окажутся на средиземноморском побережье впервые», — говорит руководитель учебной программы Cisco Тамми Авигдор. Празднование годовщины заставляет обсуждать совместные прямые венчурные инвестиции с палестинскими директорами компаний.

Изхар Шаи, который руководит израильскими операциями венчурной инвестиционной компании Canaan Partners, под управлением которой находятся $3,5 млрд, запустил в в январе 2012 года сетевое сообщество Start-up Stadium, в котором могут общаться израильские предприниматели. На сегодняшний день оно насчитывает более 15 000 человек, и Шаи говорит, что до 10% из них — израильские арабы. Еще важнее, что помимо них есть около 1000 палестинцев. 

Таковы показатели реального мирного процесса, они отражают намерения молодых людей, которым предстоит еще шесть или семь десятилетий жить на земле, история которой равна письменной истории человечества. Это дарит надежду неспокойному региону. 

«Трансграничный мозговой штурм» в офисе Cisco Israel в Тель-Авиве. Инженеры-палестинцы Ахмед Бадир (вверху справа) и Джафар Хаджер (внизу справа) встречаются с израильскими коллегами Озом Бен Рефаэлем (вверху слева) и Мишель Коэн. 

Палестинцы — сотрудники компании Exalt Technologies из Рамаллы, которая на аутсорсинге занимается разработками для Cisco. «Поразительно, что мы сумели преодолеть такую дистанцию. Оказывается, нам просто нужна была общая цель», — говорит Бен Рефаэл. Бадир добавляет: «Обе стороны проявили интерес друг к другу».

Поделиться
0
0
Загрузка...

Рассылка Forbes.
Каждую неделю только самое важное и интересное.

Самое читаемое

Forbes сегодня

7 декабря, среда
Forbes 12/2016

Оформите подписку на журнал Forbes.

Подписаться
Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться
Закрыть

Сообщение об ошибке

Вы считаете, что в тексте:
есть ошибка? Тогда нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке".

Вы можете также оставить свой комментарий к ошибке, он будет отправлен вместе с сообщением.