Накануне шоковой терапии

Алексей Моисеев Forbes Contributor
Белоруссия много лет откладывала реформы. Какую цену за это придется заплатить теперь?

Многие наблюдатели долгие годы не переставали удивляться, почему Белоруссия смогла, в отличие от России, Украины, Прибалтики и других стран бывшего СССР, избежать шоковой терапии в начале 1990-х, сохранила социальное государство и государственную собственность.

События последних месяцев показывают, что дело было в льготных условиях торговли с Россией и, в последние годы, доступе к иностранному капиталу. Теперь, когда и то и другое преимущество исчезло, вероятность проведения шоковых реформ в этой стране велика как никогда.

Экономика Белоруссии находится сейчас в состоянии, близком к состоянию экономики СССР в 1990–1991 годах: непоследовательные реформы, государственная собственность на большей части промышленных предприятий, госрегулирование цен, отсутствие доступа к иностранным кредитам.

Текущие проблемы в белорусской экономике не возникли в одночасье. Основная причина — повышенная концентрированность внешнеторговых потоков. На Россию приходится 85% внешнеторгового оборота Белоруссии. При этом в последнее десятилетие Россия постепенно повышала цены на энергоносители до мирового уровня.

За это время структура экономики Белоруссии не сильно изменилась, оставшись зависимой от постоянно дорожающего импорта, при этом социальная политика властей, направленная на постоянный рост доходов населения, способствовала росту потребительского импорта.

Перед президентскими выборами 2010 года правительство Белоруссии совершило ряд популистских шагов: были существенно повышены зарплаты в государственном секторе, социальные пособия и пенсии, резко активизировалось кредитование банковской системы за счет ресурсов Нацбанка (НБРБ). В условиях, когда большая часть цен в стране по-прежнему оставалась регулируемой (то есть внутренняя инфляция фактически подавлялась), это привело к скачкообразному росту спроса на иностранную валюту.

В результате объем золотовалютных резервов НБРБ сократился на 20% за два месяца. Такой объем резервов, $4 млрд, соответствует одному месяцу импорта. Для защиты остающихся резервов НБРБ фактически запретил банкам покупать валюту для удовлетворения спроса населения, что стало одной из причин отсутствия валюты в обменных пунктах.

В такой обстановке, на мой взгляд, возможны всего два варианта развития событий. Первый — это реформы в стиле «шоковой терапии», за которыми последует гиперинфляция, масштабная девальвация, обесценение вкладов в национальной валюте и замораживание — в иностранной, остановка производства в связи с недостатком валюты для оплаты импортных комплектующих и массовая безработица.

Второй вариант — это массовая реальная приватизация с продажей всех привлекательных активов иностранным (читай: российским) инвесторам. В случае реализации такого варианта можно избежать дестабилизации социально-экономической обстановки.

Правительство Белоруссии, по всей вероятности, будет пытаться получить новые кредиты на покрытие дефицита валюты. При этом обострение отношений с Европейским Союзом на фоне применения силы во время волнений в Минске в декабре 2010 года фактически исключает возможность притока западных денег.

Остается наша страна, и сейчас правительство Белоруссии запросило пакет экстренной помощи от России и Стабилизационного фонда ЕвразЭС (на $3 млрд). Однако получение кредитов лишь продлит агонию, и реализация одного из двух вариантов окажется неизбежной.

Автор — начальник управления макроэкономического анализа ВТБ Капитал

[processed]

Новости партнеров