Банкир на госслужбе | Forbes.ru
$58.4
69.2
ММВБ2148.56
BRENT63.21
RTS1158.62
GOLD1291.38

Банкир на госслужбе

читайте также
Обвал фунта: что это было? +2 просмотров за суткиНаличные vs депозиты: «Не прячьте ваши денежки по банкам и углам…» Brexit обвалил рынки и валюты: что будет с ними дальше Кто останется: что скрывается за массовым отзывом банковских лицензий Штопор нефти: что думают финансисты о будущем рубля Рекорды девальвации: какие валюты обесценивались сильнее всего за день «Девальвация станет для россиян регулярным событием» Игорь Вайн: «Россия осталась на радарах международных инвесторов, но временно потеряла свое значение» ВТБ пойдет в рост: банк планирует расширяться за счет поглощений Грустная нота: в банке застряли миллиарды бывших компаний Тимченко и Ротенберга Жизнь в пузыре: куда заведет дешевое сырье Тотальная угроза: какие опасности поджидают экономику России «100 рублей за доллар? Легко!»: чего рынок ждет от ЦБ и правительства Похороны "Лайфа": за что отозвали лицензию у Пробизнесбанка Нет причин для роста: почему рубль продолжает снижаться Манипуляции с "Мечелом": Игорь Зюзин едва не потерял акции компании на $80 млн Греческая угроза: что будет с российской экономикой и рублем В какие страны россияне чаще всего переводят деньги? Рублевый баррель: почему не растет валюта Рублевые конвульсии: что финансисты рекомендуют делать с валютой Скорость денег: как банкиры с Уолл-стрит посадили программиста из России

Банкир на госслужбе

Выходец из Deutsche Bank Юрий Соловьев за три года построил 
инвестиционный бизнес государственного масштаба — банк «ВТБ Капитал». 
По каким правилам он действовал?
  • Инвестбанкир — одна из самых древнейших профессий.
  • Когда я начинал свою карьеру в Lehman Brothers, я работал исключительно ради опыта в индустрии, где огромное число интересных людей. Денег мне хватало только на угол, снимаемый в Лондоне, и на еду.
  • Если бы я не стал банкиром, то все равно моя жизнь была бы связана с финансами. Хотя мое первое образование — инженер.
  • Удача сопутствует тем, кто много работает. Я, конечно, видел в жизни счастливчиков, которые могли вообще не работать. Но все-таки настоящий успех требует полной отдачи и вовлеченности.
  • Уолл-стрит усеяна трупами инвестбанков. За последние 20 лет огромное число коммерческих банков попыталось этот бизнес построить, но лидеры так и остались прежними — JP Morgan Bank, Goldman Sachs, Morgan Stanley. Единственный из банков, кто пришел и сделал успешный инвестиционный бизнес, — Deutsche Bank, где я проработал шесть лет.
  • Я думал о переходе из российской «дочки» Deutsche Bank в «ВТБ Капитал» девять месяцев. [Президент ВТБ] Андрей Леонидович [Костин] потом рассказал мне, что быстрее уговорил свою будущую супругу выйти за него замуж.
  • Жизнь намного сложнее, чем слова «да» или «нет».
  • Пришлось интегрироваться в своего рода «министерство» под названием ВТБ. Определенная бюрократия здесь, конечно, есть. Зачастую без служебных записок в этом банке не обойтись.
  • Со своей командой я создаю такой институт, какого еще не было ни в царской, ни в современной России. А это намного интереснее, чем высокая компенсация.
  • С появлением «ВТБ Капитала» почему-то начали говорить, что российский инвестбизнес стал государственным. Это не так. Правительство объявило о намерении приватизировать лидеров финансового сектора. ВТБ станет не госбанком, а банком с госучастием. А таких банков в мире очень много. Сейчас государство просто укрепляет наш сектор.
  • Я никогда не иду на поводу у клиента. Моя задача — предложить то, что ему действительно нужно. Иногда инвестбанкир лучше понимает, что именно клиенту нужно делать со структурой своего капитала и cash flow. Если банкир не в состоянии дать компании добавочную стоимость, то зачем ей такой инвестбанкир?
  • Всякий банкир привык к материальному комфорту. Но главное в нашей работе — не получить 
прибыль, а найти подход к клиенту и его, извините, удовлетворить. А прибыль придет потом.
  • Когда люди говорят, что банкиры — это лентяи, паразитирующие на деньгах простых людей, они просто плохо представляют себе их работу.
  • Сложно назвать лентяями людей, работающих по 12–14 часов в сутки. Наш бизнес требует 100%-ной отдачи. Скажем, в 2008 году, когда мы только запускали «ВТБ Капитал», мы работали по 15 часов и практически без выходных.
  • Инвестбанкир держит руку на пульсе 24 часа в сутки. Работа российского трейдера напрямую зависит от того, как закрылись или открылись азиатские и западные площадки. При этом в Гонконге биржа открывается в 5:30 утра, а в Нью-Йорке — поздно вечером по московскому времени. Мои сотрудники даже обедают на рабочем месте, чтобы не упустить важное событие или звонок клиента.
  • Когда близкие меня спрашивают, куда лучше вкладывать, я прежде всего предлагаю им определиться, какую стратегию инвестиций — агрессивную или консервативную — они предпочитают. А затем все равно рекомендую обратиться к профессионалам. Вряд ли имеет смысл самостоятельно играть на бирже, если это не ваша основная профессия.
  • Выбор между евро и долларом — это выбор между двумя довольно высокорискованными валютами, отношение инвесторов к которым меняется «от любви до ненависти» несколько раз в год. Да и с точки зрения сбережений и инвестирования доходность обеих валют очень низка. Поэтому лучше рубль.
  • Я не играю на бирже, но у меня есть собственный портфель ценных бумаг, в нем различные классы активов, все долгосрочные. Как минимум раз в год я пересматриваю состав портфеля
  • Очень важно диверсифицировать инвестиции. В моем случае, например, это не только ценные бумаги, но и депозиты.
  • Я не знаю, когда акции ВТБ достигнут цены размещения в 13,6 копейки. Но надеюсь, что в 2013 году они будут стоить 15 копеек за бумагу.
  • Многие считают, что инвестбанкиры — это предсказатели курсов валют и цен на сырье. На самом деле мы просто работаем с изменениями на финансовых рынках, создавая прибыль.
  • У каждого человека своя судьба, своя дорога. Поэтому своим детям я не буду навязывать финансовое образование. Если сын придет и спросит: «Куда мне пойти — во ВГИК или в «Плешку»?» — я отвечу: «Конечно, во ВГИК». После общения с подчиненными и студентами я окончательно убедился, что чужим умом жить очень тяжело.
  • Если бы я не принял предложение Костина, то продолжал бы работать в Deutsche Bank. Я долго выбираю, но редко перебегаю. И плохо отношусь к тем, кто каждые два года меняет работу. 
Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться