Космополит года. Рустам Тарико

Кирилл Горский Forbes Contributor
фото Дмитрия Тернового для Forbes
Владелец «Русского стандарта» в уходящем году добился значительных успехов за пределами России

Пушнина, икра, нефть, водка, космос, самодержавие и КГБ — вот набор доставшихся нам от Российской империи и СССР признанных в мире символов. Каждый позволяет создать глобальный бренд или глобальный бизнес, право на существование которого трудно опровергнуть: против первого человека в космосе возразить нечего. И бренды такие есть: Роскосмос в орбитальных перевозках, «Роснефть» и «Газпром» в добыче углеводородов, Евгений Касперский, завоевавший доверие сотен миллионов пользователей компьютеров во всем мире, указав в рекламе, что он программист в погонах из советской госбезопасности.

Претенденты

Юрий Мильнер

Фонд DST Global II и сам Мильнер вкладывают в основном в американские и китайские проекты. Самый известный технологический инвестор из России, Мильнер значительную часть времени проводит за пределами страны. В Кремниевой долине у него есть роскошный особняк стоимостью $50 млн.

Олег Бойко

В 2013 году инвестиционный холдинг Finstar Олега Бойко стал совладельцем компании Fashion TV, управляющей 13 одноименными телеканалами в разных странах. Кроме того, он выступил продюсером режиссерского дебюта Скарлетт Йоханссон.

Пушнина и икра — рынки маленькие, да и запасы оскудели. Вопрос самодержавия в России стал слишком актуальным, чтобы придавать ему коммерческую окраску.

Остается водка.

Потеря Россией в конце XX века первого места в ее производстве — не крупнейшая геополитическая катастрофа этого богатого на несчастья века, но обидная.

Восстанавливать справедливость взялся Рустам Тарико. Превращение уроженца городка Мензелинска в Татарской АССР во владельца крупнейшей алкогольной компании в Восточной Европе могло показаться чудом, если бы не упорство, с которым Тарико 25 лет строил бизнес буквально своими руками. Буквально — хотя бы потому, что машины с Martini, вермутом, принесшим ему первые деньги в начале 1990-х, Тарико разгружал собственноручно.

В «Золотой сотне» Forbes (Тарико занимает в ней 60-е место с состоянием $1,75 млрд) немало предпринимателей, работавших на рубеже 1990-х руками или ногами — кто красил джинсы, кто возил через границу компьютеры. Но мало кто так последовательно занимался своим главным делом, не распыляясь на то, что входило в моду: слияния, залоговые аукционы, недвижимость, ГКО и, наконец, политику. Главное дело состояло из двух частей — алкоголь и банк — объединенных названием «Русский стандарт», и Тарико с упорством искал на рынке пустующие ниши и строил на их месте масштабные бизнесы.

Начало 1990-х. Никому не известный предприниматель делает Martini самым продаваемым иностранным алкогольным брендом в России. 1998 год. Тарико становится монополистом по поставкам в страну культовых у среднего класса Johnnie Walker, Bacardi, Baileys и запускает производство «Русского стандарта», первой российской премиальной водки, обошедшей Absolut и Smirnoff.

В 2010 году владелец «Русского стандарта» покупает за €100 млн итальянский винный дом Gancia. И наконец, затяжная война за международную группу CEDC с выручкой в 2007 году $1,2 млрд, владеющую крупнейшими водочными заводами в Венгрии и в Польше — втором в мире водочном рынке. Потратив около $420 млн, Тарико стал владельцем 100% CEDC, переиграв российских водочных королей Марка Кауфмана, Юрия Шефлера, а заодно и «Альфа-Групп».

День, когда крупнейшим в мире продавцом водки станет россиянин, возможно, уже близок:

компании Тарико по объемам продаж отстают от лидера, британской Diageo, меньше чем на треть. Да и сам он в это верит, заявляя: «Стать глобальным лидером на алкогольном рынке по другим категориям тяжело, по водке же реально». Хотя и банк «Русский стандарт», и алкогольный бизнес Тарико по-прежнему большую часть выручки приносят в России, он говорит о намерении построить глобальную компанию. У отлично владеющего итальянским 51-летнего водочного короля, прославившегося громкими вечеринками и упорством в достижении целей, все впереди.

Новости партнеров