Forbes
$64.81
72.49
ММВБ1993.35
BRENT49.33
RTS973.43
GOLD1318.84
07.08.2014 06:00
Натан Варди Натан Варди
редактор Forbes USA 
Поделиться
0
0

Урок химии: как уроженец СССР провернул самую выгодную сделку в истории Уолл-стрит

Урок химии: как уроженец СССР провернул самую выгодную сделку в истории Уолл-стрит
Леонард Блаватник поверил своему чутью инвестора — и не прогадалФото Fotoimedia
Леонард Блаватник инвестировал в компанию LyondellBasell, пережившую банкротство, более $2 млрд. Как американский миллиардер с советскими корнями заработал на сделке фантастические $8 млрд?

В ноябре 2013 года Apollo Global Management, известная финансовая компания под управлением миллиардеров Леона Блэка, Марка Роуэна и Джошуа Харриса, закрыла одну из самых выгодных сделок в истории рынка прямых инвестиций.

«Зачем тебе покупать?»

Речь идет о продаже акций нефтехимической LyondellBasell. На реализации бумаг в несколько этапов акционеры Apollo заработали миллиарды долларов. Причин сомневаться в феноменальном успехе сделки у них не было: по всем параметрам LyondellBasell стала золотой жилой для инвесторов. Эта компания с головным офисом в Роттердаме и крупным подразделением в Хьюстоне, производящая товары из пластика и занимающаяся нефтепереработкой, в 2008 году привлекла от Apollo $2 млрд. Инвестиция отбилась шестикратно: прибыль составила $12 млрд. Доходность крупнейшего фонда Apollo взлетела до 30% годовых. Потрясающий результат, особенно с учетом конъюнктуры посткризисной Уолл-стрит. Apollo стремительно взобралась в топ индустрии прямых инвестиций и провела IPO на волне успеха. Сегодня компания стоит $10,5 млрд. Ее акционеры Харрис и Блэк в 2013 году заработали $397 млн и $546 млн соответственно.

Но теперь основатели Apollo ищут цель для новой суперсделки. А LyondellBasell продолжает приносить прибыль другому известному миллиардеру-инвестору — уроженцу СССР и экс-акционеру ТНК-BP Леонарду (Лену) Блаватнику. В 2013 году он потратил $575 млн на покупку у Apollo 8,5 млн акций LyondellBasell. Этим Блаватник продемонстрировал: он по-прежнему верит в инвестицию, на которой уже заработал миллиарды долларов и стал одним из богатейших людей на планете.

«Аргумент «против» звучит просто: если Apollo продает, зачем тебе покупать? — рассуждает миллиардер в редком интервью Forbes. — Перед приобретением каждой новой акции LyondellBasell люди вокруг пытались убедить меня, что это ошибка и что мне стоит расставаться с бумагами, а не наращивать пакет».

Но скептики были посрамлены. С тех пор, как Блаватник выкупил у Apollo последний транш акций, бумаги LyondellBasell взлетели в цене более чем на 50%. В истории Уолл-стрит найдется мало примеров, сравнимых по рентабельности с этим кейсом. После процедуры банкротства четырехлетней давности инвесторы LyondellBasell заработали на акциях 500% прибыли. И 57-летний Блаватник — заслуженно главный бенефициар невероятного рыночного спурта. Он был с компанией в момент ее создания через слияние Basell и Lyondell Chemical, он прошел вместе с ней через процедуру санации, он сделал рискованную ставку в момент неопределенности, лично вложив в актив $2,37 млрд.

Теперь его инвестиция оценивается более чем в $10 млрд, то есть благодаря LyondellBasell Блаватник заработал $8 млрд.

По оценке Forbes, это самая выгодная в истории сделка индивидуального инвестора.

Хотя в сводки новостей имя Блаватника чаще попадает из-за его интереса к медиа (миллиардеру принадлежит легендарная студия Warner Music и доля в производителе наушников Beats Electronics, купленном Apple), другие активы бизнесмена меркнут на фоне LyondellBasell. Именно голландско-американская компания стала драйвером роста его состояния. На текущий момент оно оценивается более чем в $20 млрд. Блаватник взобрался на 33-ю строчку в рейтинге богатейших людей планеты — и это похоже не предел.

«Он провернул историческую операцию», — не стесняется в эпитетах управляющий директор подразделения прямых инвестиций банка Nomura Марк Эпли. С ним согласен профессор финансов Гарвардской бизнес-школы Стюарт Джилсон: «Сделка получилась невероятно выгодной по критерию отдачи для инвесторов. Но еще более выдающейся она выглядит, если вспомнить конъюнктуру 2008 года: казалось, наступил конец света и любой риск равносилен безумию».

Блаватник, который через свою холдинговую компанию Access Industries контролирует 16% LyondellBasell, надеется, что акции нефтехимического гиганта еще не исчерпали потенциал роста. «Пока я уверен в своих инвестиционных решениях и горжусь ими, — говорит миллиардер. — Но когда удача отвернется от меня, сказать сложно».

Управляющие Apollo Леон Блэк, Джошуа Харрис и Марк Роуэн (слева направо) вовремя распознали перспективы нефтехимической индустрии

Сквозь тернии к миллиардам

Когда инвестиционный меморандум голландского производителя полипропилена Basell впервые оказался в руках Блаватника, бизнесмен обратил внимание на число 64 на первой странице документа. Это означало, что 63 претендента уже рассматривают возможность  инвестиций в компанию. Зачем ввязываться в настолько конкурентную битву? — отговаривали предпринимателя от сделки помощники. Но миллиардер не прислушался — он мечтал построить глобальную нефтехимическую бизнес-империю, и Basell представлялась идеальным плацдармом для покорения мира.

Уроженец Украины, выросший в России и эмигрировавший в США в 1978 году в 21-летнем возрасте, Блаватник получил степень MBA в Гарварде, а первый капитал сколотил на совместных проектах в нефтянке и алюминиевой промышленности с бывшим сокурсником Виктором Вексельбергом. Его крупнейшими активами в России были доля в нефтегазовой ТНК-BP, купленной «Роснефтью» почти за $55 млрд, и СУАЛе, позднее ставшем частью «Русала» Олега Дерипаски. Нефтехимия для миллиардера — первая большая ставка, не связанная с российскими партнерами и рынком. В 2005 году он купил обремененную $4 млрд долга Basell за $1,1 млрд. Потом — пытался, но не смог приобрести ряд других химических компаний, включая известную Huntsman International.

Техасская Lyondell обратила на себя внимание Блаватника в 2007 году. Компания находилась не в лучшем финансовом состоянии, но имела качественное портфолио активов (производство пластмасс + нефтеперерабатывающие предприятия) и хорошие перспективы. Начал инвестор с покупки 8% акций. Но уже в июле 2007 года он объявил о намерении приобрести контроль в Lyondell по цене $48 за бумагу, с 45-процентной премией к рынку.

Окружение Блаватника щедрость предпринимателя напугала. Алан Бигман, 10 лет проработавший в команде миллиардера, вспоминает, как вскакивал с постели в 4:30 утра, не в силах заснуть из-за мыслей о рисках сделки. «Знаю, ты уже принял решение, — писал он своему работодателю. — Но оценка мне представляется завышенной». Владелец Access аргументы Бигмана отсек. Не прислушался он и к критике другого своего представителя в совете директоров Basell Филипа Кассина. Сотрудники могут делиться своими особыми мнениями, но в конечном счете рискует бизнесмен «своими, а не их деньгами», объясняет Блаватник такое упорство.

В декабре 2007 года Basell купила Lyondell за $20 млрд с учетом долга. Образовавшаяся компания стала третьим по объему независимым игроком на рынке нефтехимии. Но время для сделки было выбрано максимально неудачно. Спустя несколько месяцев разразился глобальный кризис — и все надежды Блаватника на синергию активов оказались похоронены. С долговой нагрузкой выше $20 млрд LyondellBasell быстро пошла ко дну вместе с остальной экономикой. Поток заказов от контрагентов практически иссяк, на НПЗ компании в Хьюстоне в результате ЧП погибли четверо рабочих, а ураган Айк вывел из строя несколько предприятий в Техасе. К концу 2008 года штат LyondellBasell сократился почти на 2500 человек, или 15%. В начале 2009-го Блаватник решился на процедуру банкротства. Для него этот шаг был унизительным. «Просьба о финансовом оздоровлении компании — опыт, который бы мне не хотелось повторять никогда. Это был по-настоящему мрачный эпизод», — признается миллиардер.

Банкротство LyondellBasell стало для него крупнейшим провалом за всю карьеру инвестора.

О том, во что обошелся этот провал, в судах по сей день спорят кредиторы компании. Блаватник потерял не менее $1,2 млрд собственных средств. Но не потерял веры в проект — он был убежден, что LyondellBasell просто попала в максимально неблагоприятные обстоятельства и способна превратиться в стабильно прибыльное предприятие.

Блаватник был не единственным миллиардером, у кого в годы кризиса проснулся аппетит к нефтехимии. Apollo также активно атаковал представителей отрасли, скупая акции компаний вроде Hexion Specialty Chemicals и Momentive Performance Materials. Все эти небольшие игроки понесли в 2008-2009 годах невосполнимые потери. Но Блэк, Роуэн и Харрис не сдавались и продолжали вкладываться в индустрию. Еще до банкротства LyondellBasell Харрис начал скупать долговые обязательства компании у Citigroup с дисконтом под 80% (т.е. $1 банковского долга обходился Apollo всего в 20 центов). Он вспоминает, как на Уолл-стрит судачили о неизбежном крахе возложенных на LyondellBasell надежд. Но в Apollo предпочли довериться внутреннему аудиту, результаты которого свидетельствовали: после коллапса дела у нефтехимической компании пойдут в гору.

«Каждый день мы увеличивали позицию в Lyondell, а цены все падали и падали. Мы действовали уверенно и покупали все супердешево, — говорит Харрис в интервью Forbes. — Нам удалось правильно сбалансировать качественную отраслевую экспертизу с анализом рисков для бизнеса».

Всего Apollo потратила на бумаги LyondellBasell $2 млрд и конвертировала инвестицию в долевое участие в компании во время процедуры банротства. Это означало, что влиятельным инвесторам предстояло стать партнерами Блаватника. Харрис и Блаватник — друзья, они часто проводят вместе время вне работы и общаются семьями. Но это не помешало Apollo и Access посоревноваться за контроль над процессами финансирования «должника во владении», то есть над получением новых займов уже после начала процедуры банкротства. Победила Apollo. Харрис взял на себя роль куратора санации LyondellBasell и помог родной компании укрепить позиции в нефтехимическом гиганте. В совет директоров LyondellBasell вошли три представителя Apollo, которые успешно сработались с командой Блаватника. «У нас сложились очень хорошие отношения с Apollo, — говорит основатель Access. — Трения возникали лишь иногда, когда в начале процесса реструктуризации бизнеса мы имели разные интересы».

Банкротство размыло долю миллиардера в LyondellBasell, но он восстановил позиции через частные сделки и внебиржевые площадки, где торгуются акции компании. В совет директоров Блаватник делегировал своего нового ключевого советника Стивена Купера, который в должности гендиректора провел через финансовое оздоровление корпорацию Enron (сегодня Купер перебрался в кресло руководителя Warner Music).

В суде по делам о банкротстве LyondellBasell раскрыла главные причины своего плачевного состояния: неудачные контракты и нерентабельные активы, включая закрытые НПЗ в Техасе и Германии. По итогам арбитража задолженность компании упала до $2,5 млрд, а ежегодные выплаты кредиторам снизились на $1,7 млрд. Во главе обновленной LyondellBasell встал экс-гендиректор Chevron Phillips Chemical Джим Гэллогли. Занять пост он согласился в обмен на 1,8 млн акций с ограничением и опцион на покупку еще 5,6 млн бумаг по $17,61 за штуку. «Убедить Джима было трудно, на переговоры ушло какое-то время, — рассказывает Блаватник. — В итоге мы сделали очень привлекательное предложение».

В 2010 году LyondellBasell завершила процедуру банкротства. Компания получила оценку $15 млрд. И приготовилась взлететь.

Завод LyondellBasell в Хьюстоне — одна из «дойных коров» сверхприбыльного бизнеса компании

Сланцевый спурт

Революция, которая вдохнула новую жизнь в LyondellBasell и принесла миллиарды Блаватнику и Apollo, зародилась в тонких разломах сланцевых пород, наполненных нефтью и газом. За последнее десятилетие в США случился настоящий прорыв в технологиях бурения и добычи сланцевых углеводородов. Метод гидроразрыва пласта и горизонтальное бурение позволили индустрии совершить стремительный скачок в развитии по всем Штатам. Страна в одночасье превратилась в одного из крупнейших мировых производителей дешевых энергоресурсов, цена за миллион Британских термических единиц обвалилась с $13 до $3-4. Эта динамика послужила катализатором возрождения десятков смежных отраслей, но ни одна не могла похвастать теми же результатами, что химическая. А LyondellBasell, в свою очередь, стала одним из главных выгодополучателей сланцевого бума уже внутри отрасли.

Голландско-американская компания — ведущий мировой производитель этилена, сырья для самой распространенной на планете пластмассы — полиэтилена. Этот материал используется в производстве бесконечного множества вещей, от упаковки продуктов до мусорных пакетов и строительных касок. У LyondellBasell есть шесть этиленовых производств на территории США и четыре — в Европе. Этилен и его производные — фундамент бизнеса компании, именно они приносят большую часть выручки.

Сырье для этилена — этан, выделяемый из природного газа, и лигроин, продукт переработки неочищенной нефти. Поскольку с 2007 года сланцевые залежи газа обнаруживаются на территории чуть ли не каждого штата США, к 2012-му цена на этан обрушилась с 90 до 30 центов за галлон. Это дало американским нефтехимическим компаниям гигантское преимущество перед конкурентами из Европы и Азии, привязанными к глобальной нефтяной конъюнктуре. LyondellBasell не преминула воспользоваться образовавшимся зазором, оперативно набрав обороты и выстроив суперприбыльную бизнес-модель.

Компания во всеоружии встретила начало сланцевой эры. На Среднем Западе у LyondellBasell вот уже несколько десятилетий как сохранялись практически монопольные позиции в переработке углеводородов — благодаря заводам в Клинтоне, Айове и Моррисе. Причем предприятия располагались в непосредственной близости от развитой инфраструктуры — газопроводов и хаба в Канзасе, «родине» самого дешевого этана в Америке. Заводы своевременно внедрили «сланцевые» инновации — и прибыль с каждого фунта продукции взлетела до 32 центов, в то время как европейские конкуренты едва сводили концы с концами. «Никто не мог в полной мере предвидеть эффекта сланцевой революции, — говорит Блаватник. — Но у Джима были понимание отрасли и опыт работы в ConocoPhillips, которые, думаю, помогли ему».

61-летний Гэллогли, уроженец канадского острова Ньюфаундлэнд и юрист по образованию, в сжатые сроки добился снижения затрат на $1 млрд в год и правильно оценил перспективы сланцевого бума — очень скоро американские производственные площадки компании на 90% обеспечивались дешевым сырьем.

Стратегия Гэллогли полностью оправдала себя. Вместо наращивания расходов и инвестиций в строительство новых заводов, гендиректор сосредоточил все ресурсы на повышении эффективности существующих американских предприятий. LyondellBasell экономила не только деньги — главным активом на быстрорастущем рынке оказалось время, которое компания, в отличие конкурентов, не тратила на согласования с регуляторами и возведение сложных инженерных объектов, а «ковала железо». Если у других игроков уходило по шесть лет на строительство нового завода, то реконструкция по плану Гэллогли занимала всего два года.

«Возможно, вы слышали такое выражение, — любит говорить гендиректор LyondellBasell. — Кто рано встает, тому Бог подает».

В совокупности капитальные затраты компании за три года правления Гэллогли достигли $3,7 млрд. В $510 млн обошлась модернизация установки крекинга на заводе в техасском Лапорте. Проект, который на 800 млн фунтов этилена увеличит производственную мощность предприятия, должен быть реализован до конца 2014 года. $200 млн потрачено на те же цели на заводе в техасском Чэннелвью. Всего $30 млн затрат обернулись ростом производительности НПЗ штатов Среднего Запада на 100 млн фунтов этилена и полиэтилена. LyondellBasell, убыточная еще в 2009 году, в 2013-м отчиталась о $3,9 млрд чистой прибыли при выручке $44 млрд. А доля Гэллогли выросла в цене до $380 млн.

Для Блаватника, Apollo и других совладельцев LyondellBasell превратилась в станок для печати денег. За три года компания вернула акционерам в виде дивидендов и сделок buyback $8,4 млрд. «Это феноменально, — говорит аналитик Deutsche Bank Дэвид Беглейтер. — LyondellBasell — настоящий символ ренессанса американской химической индустрии».

Успехи отрасли не остались незамеченными на Уолл-стрит. Акула корпоративного рейдерства, финансист-миллиардер Дэн Леб посвятил большую часть последнего квартального письма инвесторам своего хедж-фонда Third Point компании Dow Chemical Co. Он подталкивает менеджмент химического гиганта следовать примеру LyondellBasell, чьи результаты пока выглядят на порядок лучше. «Для того чтобы понять, насколько сильно недооценен наш бизнес, достаточно посмотреть на нашего североамериканского конкурента», — констатировал активист-инвестор в своем обращении.

Владельцам LyondellBasell было непросто уговорить Джима Гэллогли возглавить компанию, но о своем выборе они не пожалели

Перманентная революция

Хотя многие аналитики предрекают скорый закат сланцевой революции и замедление темпов развития смежных бизнесов, Блаватник продолжает верить в свою лучшую инвестицию. В LyondellBasell вкладывались и другие миллиардеры, включая Энтони Ресслера, Дэвида Эйнхорна и Джеймса Дайнана, но все они вышли из актива на ранних стадиях рыночного спурта, стартовавшего после завершения процедуры банкротства. Харрис и Apollo держались дольше остальных, в итоге продав акции по цене $62,65 за штуку. А уже в июле 2014 года стоимость бумаг впервые перевалила за $100. Подвело ли инвесторов из Apollo чутье? Памятуя о цикличной природе химической индустрии и будучи полностью удовлетворенными отдачей от своих вложений, они предпочли зафиксировать и без того баснословную прибыль, «монетизировать» величайшую сделку в истории фирмы. «Как институциональный фонд мы должны выходить из инвестиционных проектов и приносить доход акционерам, — объясняет Харрис. — На тот момент мы были уверены, что такой момент настал».

В отличие от Блаватника, работающего со своими накоплениями, Apollo должна возвращать деньги сторонним инвесторам. И чем выше будет прибыль, тем больше средств на следующие проекты получат управляющие. Доля в LyondellBasell позволила Харрису и партнерам сформировать новый фонд Apollo Fund VIII объемом $18,4 млрд, крупнейший на рынке прямых инвестиций с момента начала глобального кризиса. Его предшественнику Apollo Fund VII участие в бизнесе нефтехимической компании обеспечило норму прибыли в 15%.

Харрис и Блаватник больше не союзники: Apollo сегодня делает ставку на рост цен на газ. В июне фирма за $2 млрд приобрела газовые активы Encana и добивается контроля над обанкротившейся Energy Future Holdings. Эта энергетическая компания работает с углем и ураном, так что может «выстрелить» в случае, если прогнозы Apollo сбудутся и «газовые» конкуренты резко потеряют в рентабельности.

Блаватник от алармистских настроений отмахивается. По его мнению, изменения структуры рынка последних лет носят долгосрочный характер, и в ближайшей перспективе бизнесу LyondellBasell не угрожают никакие потрясения.

«Сланцевая революция продолжается, — резюмирует миллиардер. — И мы видим конкурентное преимущество в том, чтобы здесь немного задержаться».

25 июля 2014 года LyondellBasell отчиталась о рекордной прибыли за второй квартал в $1,17 млрд. Акции компании подорожали до $107,5.

Поделиться
0
0
Ключевые слова:
Загрузка...

Рассылка Forbes.
Каждую неделю только самое важное и интересное.

Самое читаемое
Forbes 08/2016

Оформите подписку на журнал Forbes.

Подписаться
Закрыть

Сообщение об ошибке

Вы считаете, что в тексте:
есть ошибка? Тогда нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке".

Вы можете также оставить свой комментарий к ошибке, он будет отправлен вместе с сообщением.