Хозяева Арктики: почему Путин и Total поверили в «Новатэк» Михельсона и Тимченко
Фото Amr Abdallah Dalsh / Reuter

Хозяева Арктики: почему Путин и Total поверили в «Новатэк» Михельсона и Тимченко

Михаил Крутихин Forbes Contributor
Фото Amr Abdallah Dalsh / Reuter
Французская Total отказалась участвовать в проекте «Северный поток — 2», однако охотно собирается сотрудничать с «Новатэком», хотя и сама компания, и ее совладелец Геннадий Тимченко находятся под санкциями

Компания Total и российский «Новатэк» подписали на Санкт-Петербургском международном экономическом форуме соглашение о совместной работе над проектом «Арктик СПГ 2». Сделка будет закрыта до 31 марта будущего года, после чего французы получат 10% в совместном предприятии с перспективой приобретения еще 5% в будущем — если российский партнер решит сократить свою 60%-ную долю. Общие вложения в проект оцениваются в $25,5 млрд.

Сейчас у Total уже есть 20% в другом проекте «Новатэка» — «Ямал СПГ», откуда в прошлом году начат экспорт сжиженного природного газа. Совместной работе нисколько не мешает тот факт, что один из главных владельцев российской компании Геннадий Тимченко (23,46%) находится под американскими санкциями. Его активы и счета в США заблокированы. Более того, и сам «Новатэк» был включен в черный список Вашингтона еще в 2014 году, что сильно ограничило его доступ к зарубежному кредитованию.

Разумеется, Total нельзя заподозрить в пренебрежении санкциями. Она уже объявила, что не приступит к запланированным инвестициям в Иран, если администрация США станет настаивать на ужесточении режима санкций против Исламской республики, даже если Евросоюз сделает, что обещал: начнет защищать европейские компании от американского возмездия за сотрудничество с Ираном. А на днях Total подтвердила, что отказалась сотрудничать с «Газпромом» в проекте «Северный поток — 2», и одной из причин отказа можно уверенно считать недовольство Вашингтона новым российским газопроводом. Французы просто не могут поступиться своими обширными и выгодными связями с американскими банками, фирмами и политиками.

Партнерство с «Новатэком» — совсем другое дело, и здесь Total готова пока идти на то, чтобы вызвать недовольство американской администрации. Риск оправдывается выгодой от участия в проектах «Новатэка», и выгода это, как продемонстрировал опыт «Ямала СПГ», весьма значительна.

Действительно, «Ямал СПГ» поначалу столкнулся с серьезными проблемами финансирования, и не только из-за санкций. Высокопоставленный чиновник одного из азиатских банков так описывал ситуацию автору: «В условиях стандартных для России налогов проект, как показал наш анализ, не окупится никогда. Особый режим освобождения от части налогов и объявленные для проекта налоговые каникулы действуют исключительно по доброй воле одного лица — президента. Банк не может выделять сотни миллионов долларов под такие гарантии. Президент может поменять мнение или покинет свой пост до выхода проекта на окупаемость».

А льготы, сделавшие «Ямал СПГ» коммерчески рентабельным, и в самом деле оказались беспрецедентными. Международный консорциум в составе «Новатэка» (50,1%), Total (20%), китайской CNPC (20%) и китайского же «Фонда шелкового пути» (9,9%) был освобожден практически от всех налоговых выплат: налога на добычу полезных ископаемых, экспортной вывозной пошлины на газ, импортной пошлины на оборудование и так далее. Получилось, что государство, распоряжающееся природными богатствами от имени их собственника — народа России, фактически подарило огромный объем газовых запасов частной фирме, еще и взяло на себя расходы по строительству порта Сабетта, аэропорта, флота атомных ледоколов, судов-газовозов арктического класса и прочей дорогостоящей инфраструктуры, чтобы помочь консорциуму вывозить и продавать эти запасы.

Total, пообещавшая получить в Европе кредиты для «Ямала СПГ» несмотря на санкции, не могла этого добиться на протяжении нескольких лет, и партнерам пришлось финансировать работы по проекту из собственных средств (примерно на 45% от общей стоимости), пока не вмешались российские власти. Они выделили проекту кредит из Фонда национального благосостояния на сумму $2,4 млрд Кроме этого, Газпромбанк и Сбербанк помогли кредитной линией на $3,6 млрд. А потом подтянулись китайские банки, профинансировавшие на кредитных условиях работу китайских фирм по изготовлению оборудования для завода по сжижению газа, а также банки Intesa, Raiffeisen и японский JBIC.

Американские санкции не помешали партнерам ввести в строй первую очередь предприятия и экспортного терминала в конце 2017 года и приступить к поставкам СПГ на мировой рынок. Фирмы, покупающие продукцию консорциума «Ямал СПГ», стали поставлять ее даже в США. После завершения всех работ проект сможет выпускать 16,5 млн тонн сжиженного газа в год. При этом до окончания налоговых каникул (то есть еще 12 лет) Россия ничего не будет получать от реализации своего газа. Более того, госбюджет и госкомпании и банки продолжат вкладываться в сопутствующую инфраструктуру.

Эту уникальную для мировой газовой отрасли ситуацию и беспрецедентные льготы можно было бы объяснить особым статусом одного из главных бенефициаров проекта Геннадия Тимченко. Его давние близкие отношения с российским президентом уже, по мнению наблюдателей, обеспечили его фирмам «Стройтрансгаз» и «Стройтранснефтегаз» многомиллиардные контракты на строительстве гигантских трубопроводных систем «Газпрома» и другие льготы.

Однако объяснение успеха «Новатэка» и его иностранных партнеров не столь прямолинейно. Тимченко вышел к президенту с идеей производства СПГ на Ямале в подходящий момент. Он сумел убедить Путина в том, что подобные проекты смогут в будущем стать основой для создания промышленной и транспортной инфраструктуры вдоль северного побережья России, развития навигации по Северному морскому пути и упрочения российского контроля над значительной частью Арктики. Хорошим аргументом оказалась полная неспособность «Газпрома» с его баснословными издержками сделать что-то в этом роде: все амбициозные СПГ-замыслы газового монополиста (Харасавэй на Ямале, Владивосток-СПГ, Штокман и Балтийский СПГ) доказали несостоятельность. Надежда на установление контроля над Арктикой силами военных тоже представляется слабой — и инициатива Тимченко не только нашла понимание в Кремле, но и получила весомую материальную помощь.

Теперь «Новатэк» выступает в роли локомотива всей грандиозной арктической программы российского руководства. Пока достраивается и развивается «Ямал СПГ», Тимченко и Леонид Михельсон (24,76% акций «Новатэка») получили в свое распоряжение оборонное предприятие в районе Мурманска и начали там строительство верфи по изготовлению крупных конструкций для арктических проектов — таких, как гравитационные ледостойкие платформы для добычи нефти и газа на шельфе. На дальнем конце Северного морского пути, на Камчатке они ударными темпами начинают создавать базу для перевалки СПГ из арктических танкеров-челноков в океанские суда-газовозы. Здесь, по замыслу Москвы, в будущем может возникнуть хаб и даже что-то вроде биржи для региональной торговли газом, где будет формироваться местный индикатор цен на сжиженный газ. Сейчас именно с деятельностью «Новатэка» в Кремле связывают надежды на расширение российского присутствия на мировом рынке газа. Традиционное направление работы «Газпрома» по реализации трубопроводного газа фактически зашло в тупик — на дальних концах газпромовских труб спрос если и растет, то медленно и в малых объемах. Проект «Арктик СПГ 2» на Гыданском полуострове к востоку от «Ямала СПГ» — часть этой большой программы. На основе Утреннего месторождения и других уже разведанных залежей здесь после 2023 года появятся три очереди завода по сжижению газа мощностью по 6,6 млн т в год каждая. На месторождениях, отведенных для проектов «Арктик СПГ 1» и «Арктик СПГ 3» в Обско-Тазовской губе, пока ведутся поисково-разведочные работы.

Организационная, логистическая и финансовая поддержка арктических проектов «Новатэк» будет продолжена, поскольку контроль над Арктикой остается одной из приоритетных геополитических целей российского руководства. А способность Тимченко и Михельсона привлечь к таким проектам респектабельных и эффективных иностранных участников делает их компанию надежной опорой Кремля в развитии арктического направления.

Французы, китайцы и некоторые банки научились работать с «Новатэком» в условиях санкций. В консорциумах российской компании могут появиться и новые партнеры. Однако риск новых санкций, которые в Вашингтоне могут ввести против российских газовых проектов и особенно против проектов СПГ, которые конкурируют с американскими планами торговли газом, никуда не исчез. Если такие санкции появятся, и Total, и другие потенциальные участники арктических проектов в России будут вынуждены попрощаться с компанией кремлевских «локомотивов» Тимченко и Михельсона.

рейтинги forbes
Новости партнеров
Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться