«Моя вина»: как Илон Маск обозвал дайвера-спасателя и раскаялся
Фото Getty Images

«Моя вина»: как Илон Маск обозвал дайвера-спасателя и раскаялся

Елена Жигулева Forbes Contributor
Фото Getty Images
Предложив для спасения тайских детей субмарину, Маск традиционно рассчитывал на всеобщий восторг, но никак не пожелание «засунуть ее в одно место». В ответ на это миллиардер назвал спасателя «педофилом»

На прошлой неделе после успешного завершения операции по спасению застрявших в затопленной пещере тайских школьников-футболистов, все обсуждали участие в этой истории Илона Маска и его команды. Глава Tesla предложил несколько идей по эвакуации школьников. Один из проектов — компактная мини-субмарина, построенная на базе ракеты-носителя Falcon 9, команда миллиардера даже привезла ее в Таиланд на испытания. Сам Маск также прибыл на место событий. Но предложенная помощь не пригодилась: школьников успешно эвакуировали более традиционным способом.

В тот момент мы в целом голосовали «за» подход Маска: предложить помощь ценно само по себе, тем более если у тебя есть адекватные ресурсы. Во-первых, даже теоретически, чем больше ресурсов и вариантов выхода у людей, принимающих решения в экстренной ситуации, тем лучше. Во-вторых, внимание международного бизнес-лидера к определенным событиям подает хороший пример другим корпорациям и частным лицам, настраивает определенный фокус реакции на сложные ситуации. А PR вокруг истории — значительный бонус для компаний и их лидеров, которые находят ресурсы, чтобы максимально оперативно предлагать и реализовывать такую стратегию (Маск далеко не всегда ограничивается только предложениями помощи, ситуации, когда его компании реально смогли оказать гуманитарную помощь, возникали не раз).

И вот Маск не просто вновь перешел на личности, а практически реализовал страшный сон специалиста по коммуникациям: публично оскорбил человека, принимавшего участие в спасательной операции в Таиланде, назвав его педофилом. Точнее, уменьшительно-неласкательным pedo. Такого прозвища в твиттере Маска удостоился британский дайвер Верн Ансворт, в интервью CNN раскритиковавший инициативу Илона и его команды. Ансворт окрестил мини-субмарину «пиар-трюком» без каких-либо шансов к реальному использованию и предложил Маску «засунуть ее в одно место».

Маск в серии твиттов заявил, что вообще не видел Верна Ансворта на месте событий и потребовал у того предъявить видео спасательной операции. Напоследок миллиардер добавил: «Знаешь что, не утруждайся показом видео. Мы пройдем на мини-субмарине весь путь до пятой пещеры без проблем. Извини, педо, ты сам напросился».

Разумеется, выпад дайвера был грубым, но именно благодаря вниманию самого Маска о нем узнали миллионы людей во всем мире. И, конечно, беспочвенные и публичные обвинения в педофилии в современном западном мире не проходят бесследно. За прошедшие дни к главе Tesla обратились возмущенная общественность и журналисты — чего стоят заголовки наподобие «Погружение в PR-катастрофу» (Musk’s dive into PR disaster) в издании The Australian.

Маск очень быстро удалил свой роковой твитт, а Верн Ансворт сказал, что может подать в суд на миллиардера из-за обвинений в педофилии. Акции Tesla в понедельник упали на 4%. Впрочем, котировки восстановились довольно быстро — еще до официальных извинений, которые были принесены в среду утром. «Его поступки по отношению ко мне не оправдывают моих и то, что в его отношении сделал я. Поэтому я приношу свои извинения господину Ансворту и компаниям, которые представляю как руководитель. Это моя вина и только моя», — написал Маск в твиттере. Он также добавил: «Мои слова были произнесены в гневе, после того как мистер Ансворт сообщил ложные сведения и предложил мне совершить сексуальный акт с мини-субмариной, которая была создана как акт доброты и в соответствии со спецификациями лидера команды дайверов».

Извинения принесены в максимально корректной и продуманной форме (невозможно не отметить открытое признание своих эмоций, 100%-ную ответственность за них и одновременно отсылку к «акту доброты»), но ситуация с «воинственностью» Маска в широком смысле, разумеется, не исчерпана. Что может сделать Маск и его команда, чтобы преодолеть PR–кризис и выйти из него с плюсом для себя?

Во-первых, снизить коммуникационный накал. Многие PR-специалисты, а также аудитория Маска в социальных сетях советуют Илону вообще замолчать на какое-то время. Просто отдохнуть и, к примеру, не писать ничего в твиттере. Этот совет не кажется идеальным. Активность Маска — это на самом деле один из сильнейших примеров современных коммуникационных практик. Очевидно, ему стоит продолжать общаться со своей аудиторией, а вот превращать публичные обсуждения в разборки — разумеется, нет.

Это не значит, что Максу не стоит защищать свои проекты. Но более взвешенные реакции и позиция «выше» атакующих, конечно, могут добавить ему силы. К примеру, в ситуации с нападками дайвера Маск вполне мог ограничиться классическим объяснением: мы были там, чтобы помогать, мы работали вместе с командой дайверов, мы готовы к любым объяснениям своих решений и их испытаниям.

Следует продолжать стратегию социальной помощи на воде, на земле, в воздухе. Маску действительно к лицу образ человека, готового «ввязаться» в истории, в которых требуется оперативная реакция и помощь в области инженерных решений. У него есть для этого и решимость, и технические ресурсы, и коммуникационный потенциал собственных каналов для полноценного освещения событий. Надеемся, что скандальное развитие истории с участием в эвакуационной операции в Таиланде не охладит его пыл по отношению к подобным историям и не настроит тех, кто мог бы этой помощью воспользоваться, на скептический лад.

Наконец, Маску стоит принять свою ответственность (и даже в большей степени ответственность своего публичного образа) перед бизнесом, клиентами, а также перед всеми, для кого он стал примером для подражания. Автомобиль будущего, транспорт будущего, космические путешествия — благодаря проектам, от масштаба которых захватывает дух, мы все рады видеть Маска визионером. И мы можем позволить ему быть странным парнем, далеким от «земных» вопросов, не вдающимся в детали. Мы можем улыбнуться, когда Илон называет вопрос журналиста об издержках бизнеса «слишком скучным». Но заставлять свою аудиторию выбирать между «актом доброты» и «актом агрессии» — очень недальновидно для человека, который собирается отправлять нас в космос, а мы рассчитываем, что это будет безопасно, надежно и приятно. В том числе в смысле полного доверия к основателю и идеологу этого захватывающего путешествия — в космос и в будущее. Ведь мы правда хотим, чтобы оно продолжалось.

Новости партнеров