Квоты: что они дадут российскому кино?

фото Foto SA / Corbis
Почему защитники отечественного кинематографа не знают названий российских фильмов, а американских — знают

Минэкономразвития опять подняло тему введения для кинотеатров обязательной квоты на показ российского кино. По их замыслу, отечественное кино должно поглощать не менее 24% всего экранного времени нашего проката. В Минэкономразвития убеждены, что подобная мера выведет наше кино на новые орбиты.

Довелось поговорить на эту тему с одним из ведущих продюсеров страны. Он тоже уверен, что это дело благое, потому что, мол, всяческого голливудского хлама в прокате полно, он место и время занимает, а при этом кассовые сборы у этого хлама маленькие. Впрочем, продюсер этот получает приличное государственное финансирование, и ему с государством спорить не с руки. К тому же, кому быть заинтересованным в введении квот, как не продюсерам?

Все-таки в Минэкономразвития сидят неимоверные патриоты. Нечего американскому хламу собирать наши деньги — пусть лучше российский хлам их не собирает! Зато у них в отчетах будет красивая строка: инициировали повышение доли отечественного кино в российских кинотеатрах, чем способствовали дальнейшему развитию господдержки кинематографа!

А теперь представьте себя на месте прокатчика, которому кровь из носу надо 24% экранного времени забить российскими фильмами. Что сделает хитрый русский коммерсант, ученый по части лазеек во всяком законе? Ясное дело: разнарядку выполнит, но так, что, кроме него и автора разнарядки, об этом знать никто не будет. Хотите русского кино в нашем кинотеатре? Да пожалуйста! Вот оно: сеанс в 8.00 утра, ведь, уж извините, по поводу времени сеанса указаний не поступало. Или, если угодно, освободим под спецзал для российского кино подсобку, где уборщица хранит швабры. Там ровно восемь зрителей поместится, а больше и не надо, да и разнарядок насчет размера зала тоже не было, так что извиняйте.

Замглавы Минэкономразвития Станислав Воскресенский в интервью «Коммерсанту» сказал следующее: «Конечно, наше кино конкурирует не с «Аватаром» или «Миссия невыполнима», а с так называемыми фильмами категории «Б». Выбирая между «Очень плохой училкой» и отечественной комедией, прокатчик должен быть мотивирован выбрать российскую картину». При этом, заметьте, замминистра почему-то знает «Очень плохую училку», но назвать российскую комедию не смог.

Чиновники уверяют, что введение квот пойдет на пользу качеству российских фильмов. А нам это совсем по-другому видится: любая гарантия в России оборачивается, как правило, смертью конкуренции и, как следствие, падением качества. Авторскому кино это не страшно, оно и так за рамками конкуренции в привычном понимании этого слова, а трэшевый кинематограф, и без того в России представляющий собою огромную свалку тухлых кинопродуктов, может и правда попытаться расправить крылышки и доползти до зрителя.

Если называть вещи своими именами, то государство сейчас пытается избавиться от одного мусора, расчистив место для другого. При этом мусор мусору рознь. Американский, по крайней мере, прилично упакован и не светится дырами, через которые в неизвестном направлении утекают деньги. Если этот мусор чем и пахнет, то лишь беспечным презрением правил высокого киноискусства, но никоим образом — не правил ширпотреба. Российский же мусор изрядно подванивает распилом бюджета, актерско-режиссерской халтурой и игнорированием всех мыслимых законов драматургии.

Справедливости ради заметим, что введение квот на национальное кино — практика в мире довольно распространенная. На это и напирают чиновники: дескать, мы в общем тренде. Только забывают сказать, что в той же Франции, где действительно очень мощная система поддержки своего кинематографа, система квот вписана в общую разветвленную систему такой поддержки. Например, там действуют налоги на билеты в кинотеатрах, прокатывающих зарубежные фильмы. Деньги эти идут на поддержку национального кино, а не Никите Михалкову, как в похожих случаях у нас. Или если в кинотеатрах — премьера французского фильма, на телевидении не планируется никаких новых фильмов: пусть зрители не отвлекаются от отечественного кино. Кроме того, французские телесети отчисляют немалые деньги на кинематограф. То есть система работает слаженно.

Кстати, на сегодняшний день доля российских фильмов на отечественном рынке примерно 20-22%, то есть по сути столько, сколько и пытаются застолбить. Для чего тогда городить огород? Прокатчики — они ведь не идиоты, показывать не приносящее прибыли кино не будут. Еще несколько лет назад, когда в России снималось меньше кино, меньше его было и в кинотеатрах. Стали больше и успешнее снимать — доля в прокате стала больше. Но государству и здесь надо сказать свое «веское» слово. При этом внятных аргументов авторы законопроекта привести пока не смогли. Зато совершенно ясно, что квоты ударят по небольшим кинотеатрам, которые быстро разорятся вместо того, чтобы наоборот — ощутить поддержку государства. Не говоря уж о таких мелочах, как свобода выбора зрителя и нормальная конкуренция.

Новости партнеров