Откровения Игнатьева: куда уходят $49 млрд в год? | Мнения | Forbes.ru
$57.5
67.72
ММВБ2071.83
BRENT57.95
RTS1134.45
GOLD1280.61

Откровения Игнатьева: куда уходят $49 млрд в год?

читайте также
+182 просмотров за суткиБарьеры, «пузыри» и анонимность. Путин решил судьбу криптовалют в России +21 просмотров за суткиШлейф «Открытия»: Qiwi выкупила бренд и технологии Рокетбанка и «Точки» +4 просмотров за суткиСирийский след. ЦБ лишил лицензии банк из санкционного списка США +16 просмотров за суткиАльтернатива доллару: миллиардер Роман Троценко о пользе биткоинов и споре с главой Центробанка +6 просмотров за суткиРегулятор рынка недвижимости: Шишханов отдаст ЦБ «Интеко» и А101 +7 просмотров за суткиВладимир Мау: экономика, достигнув дна, может не расти на протяжении четверти века +2 просмотров за сутки«Открытие» не закрыли: ЦБ объявил о санации восьмого по активам банка России «Пылесос» Набиуллиной: к концу года в России может остаться меньше 500 банков +6 просмотров за суткиНеожиданный поворот. Курс рубля перестал реагировать на изменения цены нефти Диагностика и лечение: в ЦБ рассказали, почему отзыва лицензий у крупных банков больше не будет +1 просмотров за суткиНефть и геополитика: средства из фондов, ориентированных на Россию, «утекают» уже месяц Центробанк ввел временную администрацию в банке «Югра» +1 просмотров за суткиРекордный отток капитала: иностранные инвесторы вывели из российских акций более $1,6 млрд +1 просмотров за суткиЦБ: «До виртуальной национальной валюты мы точно дойдем» +5 просмотров за суткиПринуждение к рублю. Как чиновники демонстрируют, что сами не верят в рубль +3 просмотров за сутки«Нагрузка на бизнес расти не будет»: что обещают Шувалов, Орешкин и Набиуллина предпринимателям  «Сомнительные операции»: ЦБ лишил лицензий два московских банка +6 просмотров за суткиНапрасная погоня: почему не удается вернуть активы, выведенные беглыми банкирами? +1 просмотров за суткиВстреча Forbes Club с Эльвирой Набиуллиной +2 просмотров за суткиЛишние игроки. Чистка банковского сектора — это реакция на отток капитала из страны +1 просмотров за суткиКакие уроки вынесли ЦБ и банкиры за 20 лет потрясений на финансовом рынке

Откровения Игнатьева: куда уходят $49 млрд в год?

Владимир Милов Forbes Contributor
Сергей Игнатьев и Владимир Путин Фото ИТАР-ТАСС
Почему власти не видят гигантскую преступную группу, выводящую капитал из России

В преддверии своего ухода председатель ЦБ Сергей Игнатьев сделал сенсационное заявление. В интервью «Ведомостям» он сообщил, что криминальный вывод из России денежных средств в сумме $49 млрд в год осуществляется «одной хорошо организованной группой лиц». Профессиональные деловые и экономические издания обсудили эту тему, ужаснулись, но дальше она так и осталась уделом нескольких сотен тысяч читателей. Политических последствий это заявление не имело.

Это удивительно, поскольку в России политические бури бушуют вокруг куда более скромных сюжетов. Например, стремительно растраченный летом 1998 года кредит МВФ на $4,8 млрд вспоминают до сих пор — а это в 10 раз меньше озвученной цифры ежегодного (!) криминального вывода денег за границу. Всего же начиная с 2000 года по статье платежного баланса «Сомнительные операции» из России было выведено около $310 млрд — это официальная статистика ЦБ.

Что особенного в заявлении Игнатьева? Статья «Сомнительные операции», которая раньше называлась «Своевременно не полученная экспортная выручка, не поступившие товары и услуги в счет переводов денежных средств по импортным контрактам, переводы по фиктивным операциям с ценными бумагами», существовала всегда и воспринималась как неизбежное зло. Ну вот есть недособранные налоги, теневая экономика, коррупция — можно бороться с ними, добиваясь сокращения их масштаба, но окончательно победить очень трудно. Поэтому само наличие существенных цифр по строке «Сомнительные операции» в ежегодных отчетах ЦБ по платежному балансу как-то мозолило глаза, но не вызывало широкого резонанса.

Сергей Игнатьев первым из руководителей национального масштаба заострил внимание на другом: больше половины объема этих операций контролируется «одной хорошо организованной группой лиц»,  фирмами, «прямо или косвенно связанными друг с другом платежными отношениями». То есть все наоборот — это не трудно поддающийся контролю со стороны государства экспорт теневого капитала, а сеть хорошо организованных спецопераций по выводу средств, скорее всего, криминального происхождения.

 

Игнатьев говорит о деньгах наркомафии, взятках и откатах, отмывании доходов от неуплаты налогов.

Невозможно представить себе, чтобы такая организованная деятельность оставалась незамеченной властями. Это происходит в государстве, где расходы на «национальную безопасность и правоохранительную деятельность» удвоились за 6 лет и достигли 1,5 трлн рублей, а численность сотрудников МВД выросла за это же время на треть. Где более трети мелких предпринимателей жалуются на постоянные помехи, чинимые правоохранительными органами. Где Следственный комитет занят делами такого масштаба, как якобы нанесение ущерба провинциальному лесозаготовительному ГУП «Кировлес» на сумму 16 млн рублей.

Как в стране со столь разветвленным и всепроникающим полицейским аппаратом можно осуществлять организованный и повторяющийся из года в год криминальный вывод за рубеж десятков миллиардов долларов? Да еще и по схемам, известным и понятным руководству Центробанка? Ведь озвученная главой ЦБ формула про «фирмы, связанные друг с другом платежными отношениями», означает, что в Банке России детально изучали схемы вывода средств и располагают подробной информацией о конкретных фирмах, их владельцах, происхождении средств и т. п. Можно не сомневаться, что банкиры докладывали обо всем этом руководству страны.

 

Вывод напрашивается: власти хорошо знают о схемах многомиллиардного вывода из страны грязных денег, но не принимают мер по этому поводу, предпочитая заниматься «Кировлесом». 

Трудно сказать, решил ли Игнатьев перед уходом сказать обществу непривычную для последнего времени правду или просто не понимал, какие выводы можно сделать из его интервью. «Игнатьевгейт» потенциально может стать крупнейшим финансово-политическим скандалом, подобно шумихе в конце 1990-х вокруг «стабилизационного» кредита МВФ или «дела «Мабетекса». Только тут и масштаб крупнее, и вовлеченность госструктур очевиднее, и первый публично заявивший о проблеме — глава ЦБ, один из крупнейших чиновников в стране.