В заложниках у госбанкиров: как Кремль ответит на критику Грефа | Forbes.ru
$59.28
69.59
ММВБ2160.75
BRENT63.53
RTS1149.88
GOLD1243.78

В заложниках у госбанкиров: как Кремль ответит на критику Грефа

читайте также
+196 просмотров за суткиОтвет Грефу. Почему электронное правосудие невозможно +6 просмотров за суткиАналитика или политический ход: что стоит за отчетом Сбербанка о «Роснефти» +2 просмотров за суткиФутуристы в бизнесе. Как формируется публичный образ Германа Грефа +2 просмотров за сутки«Разговор надо отложить»: Костин исключил приватизацию 10,9% ВТБ до снятия санкций Герман Греф об ипотеке, риске «удушения» криптовалют и «заколдованном» малом бизнесе +3 просмотров за суткиМиллион на мечту Грефа: AddVenture вложился в программного робота-юриста Греф идет в e-commerce: Сбербанк инвестирует 30 млрд рублей в «Яндекс.Маркет» Людям не нужны кредиты, им нужны квартиры, — Максим Полетаев, Сбербанк «Ничего не работает, и мы не можем понять почему»: Греф обсудил с чиновниками реформы в России Как инновации меняют наше сознание? Герман Греф провел сессию с учеными на ПМЭФ'17. Видео Минус $440 млн: глава ВТБ о цене закрытия бизнеса на Украине и травле Трампа в США +11 просмотров за сутки«Так широко идем, штаны бы не порвать»: 10 цитат главы Сбербанка Германа Грефа Греф пообещал подарить клиентам еще один день в неделю и показал видеоролик о ценности времени Следствие арестовало экс-владельца «Павловскгранита», конфликтовавшего с Германом Грефом Крымский винодел: компании, связанные с Андреем Костиным, расширяют хозяйство в Крыму Медведев подписал директиву о переназначении Костина главой ВТБ «Умная экономика», которой не будет: как Силуанов, Набиуллина и Греф обсуждали структурные реформы Давос 2017. Главные лица, цитаты и события Всемирного экономического форума +11 просмотров за суткиКто такой Максим Орешкин и зачем теперь нужно Минэкономразвития +3 просмотров за суткиСтоит ли "тянуть как можно дольше" с отменой контрсанкций +2 просмотров за суткиКонец эры бюрократов: семь причин, по которым 80% чиновников окажутся на улице

В заложниках у госбанкиров: как Кремль ответит на критику Грефа

Фото Фотобанк Лори
«Либеральная» фронда не будет наказана. Скорее можно ожидать дополнительной поддержки госбанков

Высокопоставленным питерцам «допутинского» призыва иногда свойственно выступать в роли возмутителей спокойствия. Анатолий Чубайс в январе 1996 года взбудоражил Давосский форум предупреждением об опасности коммунистического реванша в России. Алексей Кудрин в сентябре 2011-го чуть было не спровоцировал преждевременный распад правящего тандема. Теперь настала очередь Германа Грефа устраивать сальто-мортале по-питерски, вынуждая многочисленных зрителей ломать голову над тем, что это было – каминаут или «договорной матч»?

И не то чтобы времена нынче какие-то чересчур «вегетарианские», но первый вариант представляется не намного вероятнее, чем второй. И как раз из-за напряженности и драматизма момента. Ранее мы писали, почему сегодня опаснее трогать тех, кого принято называть «олигархами». Не потому, что они стали намного сильнее, чем 10-11 лет назад, а потому что для российской власти это будет означать открытие «второго фронта», что на фоне жесткой схватки с Западом может иметь роковые последствия.

 

Госбанкиры до сих пор находились с «олигархами» по разные стороны баррикад.

Их функционал, разумеется, кардинально отличался от функционала ФСБ, Генпрокуратуры или Следственного комитета. Одни раздавали фигурантам «золотой сотни» «пряники», другие — специализировались на «кнутах». Но если силовики инициировали передел собственности, то госбанки помогали сделать начавшуюся в середине «нулевых» национализацию максимально «бархатной». В итоге за редкими, хотя и громкими исключениями, построение госкапитализма скорее способствовало столь лелеемой Кремлем стабильности, нежели наоборот.

Однако триумфу Сбербанка и ВТБ предшествовала серьезная банковская встряска. Летом 2004-го разразился «кризис доверия», детонатором послужила неосторожная фраза главы Росфинмониторинга Виктора Зубкова о составленных его ведомством «черных списках» кредитных учреждений, подозреваемых в отмывании денег. (Согласно одной из версий, некоторые из банков якобы были замешаны в экспорте авуаров атакуемого силовиками ЮКОСа.) После этого сколь бы то ни было заметные попытки частных банков побороться с государственными конкурентами за вклады населения ушли в прошлое. А вместе с ними — и возможности «олигархических» ФПГ по самостоятельному привлечению сравнительно недорогого финансирования.

Зато банковские «столпы» госкапитализма не только не испытывали проблем с фондированием и клиентурой, но также вне зависимости от качества риск-менеджмента были защищены от любых внешних шоков. Неслучайно, борьбу с кризисом 2008 года государство начало с предоставления почти 700 млрд рублей Сбербанку и ВТБ. Да и «бархатная девальвация» неизвестно кому больше сыграла на руку — населению или банкам, сумевшим поиграть на плавном ослаблении рубля.

Сегодня госбанкам вроде как тоже грех жаловаться. В конце августа правительство постановило вложить в привилегированные акции ВТБ и Россельхозбанка 234 млрд рублей из Фонда национального благосостояния (хотя де-факто это те же самые деньги, которые были выделены в 2008-м, а потом возвращены государству). Но это не мешает ВТБ «добивать» исками «Мечел», а его главе Андрею Костину рассуждать о «стремности» покупки металлургического концерна. Несмотря на то что, согласно газете «Ведомости», на такую сделку нацелился президентский друг Геннадий Тимченко.

 

По сравнению с Грефом, Костин, конечно, — эталон лояльности.

Но по нынешним временам, когда не столько Кафка, сколько Ионеску легко становится былью, глава ВТБ довольно смело реагирует на предложения о введении ответных санкций против «дочек» западных банков. «Они инвестируют деньги, кредитуют российские предприятия, приносят высокие банковские стандарты, конкуренцию нашему банковскому сектору. Нет необходимости в мерах, направленных против западных банков», — заявил Костин в недавнем интервью «Известиям».

Очевидно, что угроза изоляции заботит госбанкиров больше, чем каких-либо иных обитателей отечественного бизнес-олимпа. Но, в 2008-м, хотя тогда никто не «отлучал» Россию от западных рынков капитала, с внешним финансированием дела тоже обстояли не лучшим образом. «В условиях международного финансового кризиса западные банки стали испытывать значительные трудности, и сегодня нам необходимо решать вопрос кредитования отечественных компаний и предприятий практически полностью за счет собственных финансовых ресурсов», — признавал Владимир Путин, выступая на X съезде «Единой России».

Однако в той же речи Путин упомянул оптимизацию начисления НДС и снижение налоговой нагрузки на малый бизнес. Для сравнения: на недавнем форуме «Россия зовет!» глава государства упомянул лишь возможность усиления фискального давления: «Несмотря на сложности, мы не стали усиливать налоговую нагрузку на бизнес. Вы знаете, мы не скрывали этих дискуссий в руководстве страны, в правительстве: мы не пошли по этому пути».

Иными словами, в плане налогов хуже вроде бы не будет. Но и лучше – тоже. Слишком много всего завязано теперь на федеральный бюджет, чтобы государство согласилось на фискальные поблажки. Для промышленных гигантов это не смертельно – в крайнем случае, они, подобно «Роснефти», компенсируют издержки за счет резервов той же казны. А вот горизонты предпринимателей средней руки стремительно сужаются. Причем, по многим из них, вроде рестораторов или импортеров продовольствия, геополитика с санкциями и контрсанкциями ударила ничуть не меньше, чем макроэкономика со слабеющим рублем и растущей инфляцией. 

 

Их кредиторам, пусть и не читавшим «Гибель империи» Егора Гайдара, уже пора бить во все колокола.

Особенно, если при таких заемщиках еще и объем частных вкладов исчисляется триллионами рублей.

Правда, по этой же причине алармизм Германа Грефа или легкое фрондерство Андрея Костина, скорее всего, не повлечет за собой никаких оргвыводов в их адрес. На этой переправе госбанковских «коней» менять тоже «стремно». Равно, как и излишне тревожить их поисками маржи, подсчетами бонусов, соразмерности тарифов реальным затратам и прочими арифметическими упражнениями, достойными активистов-миноритариев или членов ОНФ. Если, конечно, нет специальной задачи усугубить и без того непростую экономическую ситуацию еще и волнениями вкладчиков, 

Но также сложно предположить, что в угоду «госбанкирщине» власти отменят контрсанкции, понизят налоги или пойдут на какие-нибудь иные либеральные экономические преобразования. Логичнее ожидать более локальных, хотя и не менее знаковых решений. Например, создания банка «токсичных» активов, что Греф лоббировал еще в 2009-м. Как показывает сюжет с «Мечелом» или исследования Moody's, предрекающего кредитный коллапс уже целым отраслям отечественной экономики, проблема плохих долгов будет лишь усугубляться. И качественно, и количественно. Санкции делают ее решение гораздо менее простым, чем 5 лет назад, особенно для близких к Кремлю компаний и бизнесменов. Зато Грефу и его коллегам участие в деятельности «токсичного банка» дает шанс заметно продвинуться в очереди не в «советский Сбербанк», а в новые олигархи.

Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться