Как российский бюджет получит налоги с зарубежных компаний | Forbes.ru
сюжеты
$58.77
69.14
ММВБ2143.99
BRENT63.26
RTS1148.27
GOLD1256.54

Как российский бюджет получит налоги с зарубежных компаний

читайте также
+6698 просмотров за суткиМинфин предложил сократить число льготников «Рукописи не горят». Чем опасны для состоятельных людей «райские документы» +9 просмотров за суткиПамятка офшорному аристократу. Семь налоговых ошибок при работе с зарубежными активами +64 просмотров за суткиСдавайте валюту. Минфин предлагает ограничить конвертируемость рубля в случае кризиса Контрольная работа: кто будет регулировать выпуск криптовалют +48 просмотров за суткиБарьеры, «пузыри» и анонимность. Путин решил судьбу криптовалют в России +13 просмотров за суткиОфшорная карта: сколько россияне хранят в налоговых гаванях Ножницы Минфина: доходы регионов выровняли по вертикали +1 просмотров за суткиОстановите бабушку: чем хороша идея Минфина ограничить продажу криптовалюты Последствия санации: еврооблигации «Россия-30» могут вернуться на рынок +11 просмотров за суткиКто увел $2,5 трлн? Средства россиян в офшорах в разы превышают резервы России +1 просмотров за суткиБенефициары на чемоданах: как антикоррупционые меры заставляют мигрировать владельцев офшоров Маневр Минфина 22/22: кто выиграет и проиграет Восемь налоговых новаций, которые вернут экономический рост +33 просмотров за суткиНет связи: автоматический налоговый обмен не сможет стать глобальным Против природы: аналитики ЦБ рассказали о том, чем опасно ослабление рубля Ипотека, рубль, налоги: пять угроз для роста российской экономики в 2017 году Без конспирологии: в чем истинная причина укрепления рубля в начале этого года? Сбербанк и ВТБ24 начали продавать «народные» ОФЗ Минфина Владимир Путин о рубле: «Важен даже не курс, а важна стабильность валюты» Лидерские качества: что помогло рублю стать лучше других валют?

Как российский бюджет получит налоги с зарубежных компаний

Фото Corbis Images
Новый закон о контролируемых иностранных компаниях совсем не похож на проект офшорной амнистии

На прошлой неделе в Госдуму был внесен проект 630365-6 Федерального Закона «О внесении изменений в части первую и вторую Налогового кодекса Российской Федерации (в части налогообложения прибыли контролируемых иностранных компаний и доходов иностранных организаций)». Его принятие должно стать кульминацией антиофшорной политики, которую в декабре 2013 года в числе главных приоритетов назвал Владимир Путин во время послания Федеральному Собранию.

Неожиданным стало то, что законопроект ради ускоренного прохождения был внесен не Минфином, который весь год публиковал разные версии текстов для обсуждения, а главами всех фракций Думы. Теперь очевидно, что у общественных бизнес-организаций и влиятельных представителей бизнеса просто не будет времени, чтобы внести какие-либо существенные корректировки в процессе рассмотрения законопроекта. Ведь его принятие должно состояться до 1 декабря 2014 года, чтобы закон мог вступить в силу уже 1 января 2015 года.

Известно, что незадолго до внесения президент поддержал жесткую позицию Минфина, что означает отклонение ряда предложений и договоренностей, достигнутых ранее в правительстве на согласительных встречах с бизнесом.

Новые обязанности физлиц

Сейчас российские налоговики могут получать информацию из-за рубежа исключительно по запросу, на основании соглашений об избежании двойного налогообложения. Но в ближайшее время президенту на подпись поступит закон о ратификации многосторонней конвенции о взаимной административной помощи по налоговым делам, уже на основании которой правительство собирается заключать с любимыми россиянами офшорами соглашения об обмене информацией. Многие офшорные государства уже готовы к такому обмену, например, в сентябре об этом заявили Сейшельские острова.

Известно, что именно автоматический обмен налоговой информацией позволит эффективно работать закону об иностранных компаниях. Однако даже ОЭСР ожидает начало функционирования этого механизма лишь с 2017 года и только в тестовом режиме.

Поэтому российским налогоплательщикам предложено сдаться самим, не дожидаясь, пока налоговые органы смогут получить необходимую информацию из-за границы.

Согласно законопроекту, все налогоплательщики — физические лица должны будут уведомить налоговиков о своем участии в иностранных компаниях, если размер участия превышает 10%. Придется уведомить и об учреждении иностранных структур без образования юридического лица (под этим подразумеваются, конечно, трасты и фонды), праве на доход от них или о контроле над ними.

 

Понятно, что собрать 10 не взаимозависимых людей для владения иностранной компанией уж точно недешевая затея, не говоря о возникающих проблемах управления.

Кстати, аналогичная обязанность для организаций и индивидуальных предпринимателей в налоговом кодексе уже существует с 1 января 2014 года.

Владение российской недвижимостью

Распространенной практикой ранее являлось оформление владения недвижимостью через офшорные и низконалоговые юрисдикции. В последнее время это применялось ради анонимности владения. Законопроектом вводится обязанность раскрытия бенефициаров, акционеров и участников иностранной компании, владеющей российской недвижимостью.

Не получится после принятия законопроекта избежать и налоговых последствий в случае продажи акций иностранных компаний, активы которых на более чем 50% составляют недвижимое имущество.

Контролируемые организации и контролирующие их лица

Одной из основных целей закона является борьба с использованием иностранных компаний-кошельков. Сначала регистрируется специальная недорогая компания в непрозрачной юрисдикции, контролируемая физическим лицом, являющимся российским налоговым резидентом (пребывает в России более 183 дней в течение 12 последовательных месяцев), потом на нее начинают переводиться личные доходы такого человека, и денежные средства становятся недосягаемыми для российских органов физически.

Однако закон позволит включать нераспределенную прибыль таких иностранных компаний в налогооблагаемый доход российского налогоплательщика. Проектом предлагается под контролируемыми иностранными компаниями понимать иностранные организации, которые не являются российскими налоговыми резидентами, но прямо или косвенно контролируются российскими налоговыми резидентами.

До 1 января 2017 года для признания лица контролирующим требуется, чтобы его доля участия в организации (для физических лиц — совместно с супругами и несовершеннолетними детьми) составила более 50% , что уже исключит из-под действия правил любые офшорные компании с двумя участниками, имеющими равные доли.

После 1 января 2017 года контролирующим лицом будет признано обладающее долей более 25%; или в случае когда совокупная доля всех российских налоговых резидентов превысит 50%, тогда контролирующим лицом будет признаваться владеющее долей более 10%.

Исключения и освобождения

Перечень освобождений от действия новых правил радости бизнесу точно не доставит. Если в более ранних версиях законопроекта предлагался ряд исключений, при которых компания не признается контролируемой (со всеми позитивными для бизнеса последствиями), то в текущей редакции существует лишь перечень видов прибыли, которая освобождается от налогообложения, но предъявить компанию российским налоговым органам все равно придется.

Все это, безусловно, повлечет существенный рост административных расходов на содержание иностранных структур и сделает невыгодным их массовое использование. Ведь до недавнего времени купить офшорку было выгоднее, чем зарегистрировать и использовать российское юридическое лицо, например, ООО.

Безналоговый проход для возвращенцев

Многие крупные компании, решившие вернуть активы из-за границы в Россию в целях деофшоризации сталкивались с рисками налоговых последствий таких решений. В законопроекте его авторы предусмотрели два варианта возврата имущества в страну без налоговых последствий.

Так, например, для целей налога на прибыль доходом не будет признаваться имущество, полученное безвозмездно российской организацией от своего участника, владеющего более 50% капитала российской принимающей организацией, но при этом иностранная организация должна быть зарегистрирована и находиться в государстве не являющемся офшором по списку Минфина, а имущество не будет передано третьим лицам в течение одного года.

Также при ликвидации иностранной организации доходы в виде стоимости полученного имущества (имущественных прав) не включаются в налоговую базу ее акционера, участника или пайщика, признаваемого контролирующим лицом такой организации.

Иностранное право как дорогое преимущество

До настоящего времени одной из причин использования иностранных компаний во владении российскими активами назывались эффективность иностранного права, отлаженность и безущербность его применения. Законопроект позволяет признавать любую иностранную организацию российским налогоплательщиком, что полностью должно снимать все налоговые риски для ее законного и добросовестного использования. Таким образом, права реальных иностранных инвесторов могут быть защищены иностранным правом, кроме того, уважаемый иностранный суд не будет лишен компетенции по рассмотрению споров между акционерами.

Но создавать компанию, чтобы использовать преимущества иностранного права, станет сложнее. Раньше иностранная организация могла существовать лишь на бумаге, и это не несло каких-либо налоговых рисков для лиц ее контролировавших. Теперь потребуется реальная работа такой компании, нужен будет не только номинальный директор, а реальный персонал, помещения, то есть все то, без чего не может существовать обычная коммерческая организация в России. Кроме того, все решения должны будут приниматься, а реальное управление осуществляться именно в месте нахождения организации.

Совсем не амнистия

Некоторые парламентарии уже поторопились объявить, что законопроект о контролируемых иностранных компаниях с его двухлетним мораторием на применение ряда новых санкций за налоговые правонарушения - это по сути офшорная амнистия для возврата средств в страну. Однако, это совсем не так. Достаточно ознакомиться с проектом, где сказано, что «за деяния связанные с неуплатой или неполной уплатой сумм налога в результате невключения в налоговую за базу за 2015-2017 годах прибыли контролируемой иностранной компании, уголовная ответственность не наступает, если ущерб, причиненный бюджетной системе Российской Федерации в результате преступления, возмещен в полном объеме». Амнистией капиталов это назвать нельзя. 

Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться