Освобождение труда: что нужно изменить в миграционной политике

Павленко Сергей Forbes Contributor
фото Макса Новикова для Forbes
России пора уйти от ситуации, когда возможными являются только два состояния — «полноправный гражданин» и «бесправный нелегал». Какие меры для этого стоит предпринять?

Есть несколько позиций, с которыми уже невозможно спорить.

• Российская Федерация вступает в период демографического кризиса. И тут не просто изменяется соотношение работающих и пенсионеров — непропорционально (за счет ускоренного роста расходов на здравоохранение) возрастает фискальная нагрузка. Высокотехнологические решения в сфере здравоохранения лишь усиливают эту тенденцию.

• Российская экономика входит в затяжную стагнацию, программируемую отсутствием структурных реформ и изменениями на мировых рынках сырья (в первую очередь углеводородного). В среднесрочной перспективе оптимистично можно рассчитывать на рост не более 2,5% (и то, если постараться).

• Этнический баланс населения Российской Федерации начинает смещаться, что в том числе означает возрастание в группе вступающих в трудовую деятельность доли выходцев из сельской местности стран СНГ и северокавказских республик.

• Разрыв с Украиной как поставщиком трудовых мигрантов относительно высокой квалификации — надолго.

Таким образом, увеличивающееся количество пенсионеров во все большей мере должны будут кормить неквалифицированные мигранты.

При этом пространство выбора начинает сужаться — все большее количество мигрантов приобретает российское гражданство. И без того незатруднительные возможности приобретения гражданства «в упрощенном порядке» (например, для граждан Киргизии) облегчаются коррупционными практиками. Напор возрастает и в преддверии объявленного еще президентскими указами 2012 года ужесточения миграционного регулирования — граждане СНГ стремятся приобрести российское гражданство, пока еще это легко. Рост количества «новых граждан» означает, что они с гораздо меньшей вероятностью будут покидать российский рынок труда в период спада спроса на труд и в гораздо большей мере — предъявлять спрос (теперь уже вполне законный) на социальные услуги, финансируемые из бюджета. Таким образом, трудовые мигранты из решения проблемы превращаются в проблему номер два.

Все эти тенденции имеют долговременный характер, и развернуть их не удастся. Но коррекция возможна и необходима.

Основная проблема гастарбайтеров (или, если угодно, с гастарбайтерами) — невозможность полной легализации иначе чем через приобретение российского гражданства. Ситуация, когда возможными являются только два состояния — «полноправный гражданин» и «бесправный нелегал», должна быть изменена, и как можно скорее.

Что нужно сделать?

• Пересмотреть нормы Налогового кодекса в части налогообложения доходов физических лиц — нерезидентов, уравнять ставку НДФЛ для резидентов и нерезидентов (пока что норма действует только в отношении «беженцев из зон военных конфликтов»).

• Пересмотреть нормы закона о валютном регулировании в части порядка выплат доходов нерезидентам — уравнять в правах с резидентами.

• Максимально упростить получение вида на жительство для трудовых мигрантов — резидентов.

• Заключить двусторонние соглашения со странами — источниками миграционных потоков, урегулировать вопрос медицинского и пенсионного страхования трудовых мигрантов.

Эта группа мер создаст дополнительные стимулы для легализации трудовых мигрантов. Но наряду с ней необходимо предпринять и иные меры.

• Остановить предоставление российского гражданства, объявив мораторий на 2–3 года.

• Пересмотреть решения о предоставлении российского гражданства за последние 2–3 года, принятые в «упрощенном порядке».

• Установить мораторий приема на государственную службу и призыва на офицерские должности граждан, получивших гражданство в последние 2–3 года.

Собственно, контракт тут несложный — отказаться от перспективы обретения трудовыми мигрантами доступа к социальным бенефициям, связанным с наличием гражданства, в обмен на улучшение условий труда и временного пребывания.

Конечно, на долговременных перспективах Российской Федерации это не скажется. Но, скорее всего, хоть как-то поможет пройти период демографического и социального кризиса 2015–2025 годов без фундаментальных потрясений.

Новости партнеров