Форсированные инвестиции: как вернуть Россию к экономическому росту | Forbes.ru
$58.98
69.24
ММВБ2153.39
BRENT65.25
RTS1150.21
GOLD1240.41

Форсированные инвестиции: как вернуть Россию к экономическому росту

читайте также
+9 просмотров за суткиОпыт двадцатилетия. Стоит ли ждать повторения азиатского кризиса в ближайшем будущем Влияние нефти. Модель рентной экономики выдохлась Страховка от девальвации: какая экономическая политика нас ждет Ловушка низких доходов. В чем главный вызов для России? Рецепты для России. Почему сбережения не трансформируются в инвестиции +5 просмотров за суткиКак подстегнуть ВВП: ставка на «умную экономику» ускорит рост Главная валюта: три причины, по которым дедолларизация невозможна Манипуляции и обман: как не попасть в ловушку охотника на простаков К 2035 году реальный размер пенсий окажется на 4% ниже уровня 2013 года Развенчание «мифов»: Борис Титов ответил Алексею Кудрину через Forbes «Словно алхимики»: Кудрин назвал пять опасных мифов о росте ВВП +7 просмотров за сутки25 главных угроз экономической безопасности России: версия президента Путина Механизм торможения. В чем должна заключаться антикризисная политика Центробанк как зеркало экономической политики +3 просмотров за суткиСтоит ли "тянуть как можно дольше" с отменой контрсанкций +2 просмотров за суткиКонец эры бюрократов: семь причин, по которым 80% чиновников окажутся на улице Замкнутый круг или кому на самом деле нужна чистая вода? Скандальные права: авторские общества могут заменить государством +4 просмотров за суткиОжидаемый обвал: акции, валюты и сырье могут рухнуть в следующем году +1 просмотров за суткиНовая пенсионная реформа: откуда брать деньги на будущее Иранское дежавю. Чем Исламская Республика похожа на Россию

Форсированные инвестиции: как вернуть Россию к экономическому росту

Абел Аганбегян Forbes Contributor
Фото ТАСС
Получив в 2000-2008 годах более $2 трлн валютной выручки, мы не ударили палец о палец, чтобы слезть с нефтегазовой иглы

На мой взгляд, текущий кризис может быть преодолен Россией, в лучшем случае, к 2020 году.

Выход из обычного циклического кризиса обычно занимает 1-2, максимум — 3 года. Это связано с происходящим в период кризиса снижением цен и установлением предельно низкой банковской кредитной ставки. Сочетание дешевых товаров с дешевыми деньгами стимулирует финансирование экономического роста, особенно в жилищном строительстве и автомобильной промышленности, поскольку здесь цены в кризис снижаются наиболее сильно. В свою очередь банки больше всего сокращают ставку ипотечного кредита, а автокредит предоставляют часто за нулевую ставку. В кризис жилье и автомобили не раскупаются, поэтому на них возникает большой отложенный спрос, который «выстреливает», как только кризисные явления идут на убыль. Жилищное строительство и автомобильное производство — крупнейшие отрасли экономики, к тому же обладающие большим мультипликативным эффектом — их развитие тянет за собой другие отрасли, и поэтому вся экономика постепенно раскручивается.

 

Однако нынешние кризисные явления имеют совсем другую природу.

Высокоэффективными направлениями использования дополнительных инвестиционных кредитов могут стать:

— технологическое обновление устаревших основных фондов, прежде всего машин и оборудования. На что имеет смысл направить 25% дополнительных инвестиций со сроком окупаемости 5-7 лет;

— создание новых предприятий и расширение мощностей в высокотехнологических отраслях, в том числе нефтехимии и производстве синтетических материалов, производстве продуктов глубокой лесопереработки, в ведущих машиностроительных производствах, самолето- и судостроении, в производстве оборудования для атомных электростанций, фармацевтике и медицинской промышленности, в космической промышленности и др. На это можно направить 20% инвестиций при сроке окупаемости 10-12 лет;

— создание современной транспортно-логистической инфраструктуры — платных автострад и скоростных железных дорог. Это потребует 25% дополнительных инвестиций при сроке окупаемости около 20 лет;

— жилищное и социально-бытовое строительство, объем которого надо увеличить вдвое к 2020 году, что потребует дополнительно 15% инвестиций при его удешевлении и использовании, в основном, средств населения;

В период глобального кризиса 2008-2009 годов коренным образом изменились условия, факторы и источники экономического роста в нашей стране. Примерно наполовину наше социально-экономическое развитие в период 10-летнего подъема 1999-2008 годов было связано с форсированными инвестициями, которые ежегодно увеличивались на 11-12%. В 2009 году эти инвестиции снизились на 16% и восстановились на уровне 2008-го только в 2012-м. А потом опять стали сокращаться: в 2013 году — на 0,3%, в 2014 году — на 2,5%, в 2015 году — на 13,7% (прогноз Минэкономразвития, подтверждающийся динамикой января-февраля этого года).

Такая динамика инвестиций в 2013-2015 годах явилась результатом экономической политики правительства и ЦБ, которые полностью игнорировали поставленную президентом задачу — поднять долю инвестиций в ВВП в 2015 году с 20 до 25%. Именно целенаправленное сокращение инвестиций в госсекторе и сокращение инвестиционного кредита в банковской сфере явились драйверами этого снижения. В результате, мы лишились главного внутреннего источника экономического роста.

 

Наоборот, сокращающиеся инвестиции тянут нашу экономику к стагнации и рецессии.

С другой стороны, ухудшились условия инвестирования в нашей стране, и поэтому вместо притока капитала, который мы имели перед кризисом 2008-2009 годов (в 2006 году приток составил $43 млрд, а в 2007 году — $82 млрд), начался интенсивный отток капитала: в 2008 году $133 млрд, а всего за период, включая 2014 год, около $600 млрд.

Увеличение оттока капитала во многом было связано с отсутствием контроля со стороны правительства и ЦБ над ростом корпоративного внешнего долга предприятий и организаций, прежде всего государственных. Этот внешний долг, например, в 2012 году вырос на $100 млрд, а в 2013 году — еще на $100 млрд, и теперь его приходится отдавать. Сам же долг перед иностранными инвесторами возник из-за того, что наши руководители не смогли предоставить своим предприятиям, организациям и банкам достаточное финансирование для экономического роста, прежде всего инвестиций, толкнув занимать эти деньги на мировом финансовом рынке.

 

Столь значительный отток капитала  является второй силой, которая потянула нашу экономику на дно.

Из-за уродливой и отсталой внутренней структуры народного хозяйства с гипертрофированной топливно-энергетической сферой, добычей сырья и производством полуфабрикатов вместо готовой продукции (особенно в высокотехнологических отраслях) наше социально-экономическое развитие попало в сильную зависимость от экспортных цен на нефть, газ, металлы, сырье и другие полуфабрикаты и материалы, от которых зависит больше половины доходов федерального бюджета страны. В период предшествующего подъема экономики цены на нефть и другое сырье выросли до 8 раз за 10 лет, и экспортная выручка явилась важнейшим двигателем экономического роста. После кризиса 2008-2009 годов цены на нефть расти практически перестали, а со второй половины 2014-го стали снижаться и превратились в тормоз развития. Получив в 2000-2008 годах более $2 трлн валютной выручки, мы не ударили палец о палец, чтобы слезть с нефтегазовой иглы, развив другие, прежде всего высокотехнологические отрасли.

Почти ничего мы не сделали и для того, чтобы технологически обновить наши устаревшие основные фонды, особенно их активную часть — машины и оборудование. Средний срок их службы составляет более 13 лет, в то время как старым считается оборудование, использующееся более 10 лет. 22% всех машин и оборудования работают свыше срока износа, то есть давно должны быть выкинуты. Коэффициент выбытия основных фондов поддерживается на предельно низком уровне 0,7% в год, поэтому прогрессивное устаревание этих фондов, машин и оборудования тоже тянет экономику вниз, притом с каждым годом все сильнее.

С этими негативными трендами правительство и ЦБ борются своеобразными методами, повысив ключевую ставку с 5,5% до 17% и ускорив инфляцию в годовом выражении с 5,1% в 2012 году, до 6,8% — в 2013-м, 7,8% — в 2014-м и ожидаемых 15% в 2015 году.

Стоит ли удивляться, что при таком стечении обстоятельств и такой экономической политике наша страна в 2013 году без каких-либо видимых негативных причин перешла от 4% экономического роста в 2010-2012 годах к стагнации, а с 4-го квартала 2014 года и 1-го квартала 2015 года — к рецессии? В сочетании с ускорившейся инфляцией это вызвало крайне неблагоприятный экономический процесс стагфляции, когда дорогие товары в кризис сосуществуют с дорогими деньгами, поддерживая друг друга.

Такая ситуация впервые наблюдалась в США в 1970-е годы, когда целое десятилетие прошло под знаком стагфляции. Все попытки двух президентов, Джеральда  Форда и Джимми Картера, выйти из этого кризисного состояния не увенчались успехом. Уровень жизни американцев заметно ухудшился, и они не переизбрали ни того, ни другого президента на второй срок, что бывает нечасто. И только переход к принципиально другой экономической политике — «рейганомике» со стимулированием технологического обновления и инновационного развития позволили США преодолеть десятилетие экономического разброда и шатания и обеспечить 15-летнее процветание страны вплоть до кризиса 2007-2009 годов.  

Если мы сегодня начнем новую экономическую политику форсированных инвестиций (по 10% их роста в год), крупных антиинфляционных мероприятий по совместной программе действий правительства и ЦБ, снижения на этой основе ставок ЦБ (хотя бы до 8-10% в 2015 году, до 6% — в 2016 году и 4% — в 2017-ом), стимулирования  экономического роста и снятие барьеров на его пути с помощью структурных институциональных реформ, тогда, может быть, в 2017-2018 годах мы преодолеем рецессию и добьемся стабилизации, а к 2020 году — обеспечим экономический рост в размере 2-4% за год. Сможем ли мы за более короткий срок, чем в США, преодолеть стагфляцию, покажет время.

 

Ежегодный 10%-ный рост инвестиций может быть обеспечен в основном за счет увеличения доли инвестиционного кредита в общих активах нашей банковской системы.

Из 77 трлн рублей этих активов на 1 января 2015 года инвестиционный кредит составил всего 1,1 трлн рублей (1,5%) — намного ниже, чем в других странах. Для нашей цели достаточно увеличить эту долю в 2-3 раза.

— сфера «экономики знаний» (НИОКР, образование, информационные и биотехнологии, здравоохранение). Сюда имеет смысл направить 15% инвестиций, обеспечив 8-10%-ный ежегодный рост. В России в этой сфере создается 15% ВВП, в то время как в Западной Европе — 35%, а в США — более 40%. Наряду с жилищно-социальным строительством «экономика знаний» обладает наибольшим мультипликативным эффектом и является главным локомотивом экономического роста страны.

Для этих приоритетных направлений следовало бы ввести стимулирование экономического роста в виде налоговых и таможенных льгот, пониженных процентных ставок за кредит, используя при этом государственно-частное партнерство и проектное финансирование.

Чтобы поддержать и нарастить спрос населения, который является двигателем экономического развития, целесообразно подавляющую часть прироста ВВП направлять на увеличение заработной платы, путем повышения ее минимума, и других доходов. Одновременно нужно принимать систематические меры по перераспределению доходов в пользу малообеспеченных семей, сократив разрыв между доходами 10% зажиточных семей и 10% малообеспеченных семей с 16-17 до 10 раз. Это потребует также  освобождения от уплаты налогов малообеспеченных граждан и введения умеренной  прогрессивной шкалы для высокооплачиваемых слоев населения. Это относится также к налогу на недвижимость и введению дополнительных акцизов на дорогие товары и услуги и предметы роскоши.

При переходе к новой экономической политике — политике форсированных инвестиций, радикального снижения инфляции и кредитной ставки, стимулирования экономического  роста — особенное внимание придется уделить снятию барьеров, препятствующих социально-экономическому развитию. Речь идет об ужесточении антимонопольной деятельности, создании конкурентной среды в большинстве отраслей, реформировании  госкорпораций для встраивания их в рыночное хозяйство.

Предстоит переход к широкой приватизации государственных предприятий и организаций, занятых чисто коммерческой деятельностью и не выполняющих государственные функции. Нужно также значительно расширить самостоятельность региональных и местных органов. В коренном улучшении и развитии нуждается наша финансовая и банковская система, включая фондовую биржу. Необходимо продолжать реформы в сферах образования, здравоохранения, жилищно-коммунального хозяйства. При этом реформы социально-экономические должны быть подкреплены реформированием судебно-правовой деятельности и реорганизацией всех контролирующих структур.

Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться