Как отмена ограничений для миграции может удвоить ВВП | Forbes.ru
$59.03
69.61
ММВБ2131.91
BRENT62.74
RTS1132.45
GOLD1292.57

Как отмена ограничений для миграции может удвоить ВВП

читайте также
+2 просмотров за суткиУправляемая рецессия: станут ли мировые финансовые проблемы менее острыми? За длинным Хиршем: как позвать в российские вузы ученых из-за рубежа? +1 просмотров за суткиКитай замедленного действия, или что происходит со второй по величине экономикой мира +3 просмотров за суткиРоботизация как способ экономического выживания +1 просмотров за суткиПервая речь Трампа в Конгрессе: благие намерения или начало больших экономических реформ? +1 просмотров за суткиНефть, грабежи и налоги: бизнес-модель «Исламского государства» в графиках Цукерберг: Facebook поможет бороться с терроризмом и предотвращать эпидемии +1 просмотров за суткиНазад в 30-е: чем опасна для мировой экономики радикальная политика Трампа? +2 просмотров за суткиВ погоне за трендами: куда инвестировать, когда экономика растет? Сбой матрицы: чем грозит технологический прогресс +3 просмотров за суткиДавос 2017. Главные лица, цитаты и события Всемирного экономического форума +25 просмотров за суткиПрогнозы – 2017: почему надо готовиться к сдуванию экономического пузыря +1 просмотров за суткиС бонусом на выход: пять правил, которые помогут топ-менеджеру принять жизнь после отставки +2 просмотров за суткиТриумф Германии: страна стала крупнейшим рынком недвижимости Европы +13 просмотров за суткиНедоверие и закон: что тормозит индустрию автопилотов? Банки с квантовой защитой: физики против хакеров Выборы в США: почему никто не смог предсказать результаты? Импортозамещение топ-менеджмента: зачем нужны экспаты в управлении Трамп против песо: как заработать на выборах в США +5 просмотров за суткиНовые вызовы и возможности на рынке недвижимости Лондона После "Пересвета": РПЦ и ментальные ловушки XXI века

Как отмена ограничений для миграции может удвоить ВВП

Вадим Новиков Forbes Contributor
Фото Fotobank / Getty Images
Возведение барьеров на пути иностранной рабочей силы делает страну беднее

Забавное воспоминание из детства: один мой младший брат стаскивает другого с качелей, тот плачет, а первый успокаивает пришедших на крик объяснением: «А он не хочет кататься!» Парадокс: плачет, цепляется за качели, но, вопреки видимости, «не хочет».

В аналогичном ключе в статье «Почему стоит ввести визы для жителей Средней Азии» высказывается Кирилл Родионов. По его мнению, доминирующее среди российских экономистов представление о полезности для страны труда мигрантов ошибочно. Хотя «в последние пять лет имел место масштабный приток мигрантов в российские города», «в реальности экономика не предъявляла повышенного спроса на [их] труд, не требующий высоких навыков». Парадокс налицо и здесь. Работодатели все больше нанимают мигрантов, предъявляют спрос на их труд, а вот экономика — нет.

«Экономика» у Кирилла Родионова изображена не просто одушевленной, субъектом, который способен помимо работодателей предъявлять больший или меньший спрос на труд, и с потребностями которого надо сверяться, а единственным настоящим субъектом. Если мы хотим узнать, что происходит в реальности, мы должны смотреть на ее запросы, а не на запросы работодателя: они лишь иллюзия, смутные тени в платоновской пещере. И когда работодатели будут подписывать контракт с еще не приехавшим мигрантом и гарантировать ему жилье, тогда нам, наконец, «будет видно, сколько иностранных работников, не владеющих высокой квалификацией, действительно нужно российской экономике».  

Сложно представить, чтобы экономист в подобном духе высказывался про другую услугу или товар, скажем, про узбекские персики. Спрос есть спрос.

Если у вас купили 20 кг персиков, никто не скажет, что в реальности экономика предъявляет спрос на 15 или 25 кг.

Никто не пишет, что если не усложнить покупку персиков, если не заставить конечных покупателей вносить предоплату за импортируемый товар, мы не узнаем, сколько персиков «действительно нужно российской экономике». И даже если на персики нет повышенного спроса, для экономиста это не аргумент в пользу ограничения импорта.

Прошу понять меня верно. Наличие спроса не является конечным аргументом ни в этом споре, ни в каком-либо еще. Сосед, который покупает сигареты или пистолет, может быть не прав.

Однако спрос соседа приходится обсуждать именно потому, что его спрос реален.

Намекать, что потребности соседа иллюзорны — не лучший ход в дискуссии. Если потребности соседа иллюзорны и только лишь ваши действительны, очевидно, его потребностями можно пренебречь. Как в моей истории с двумя братьями — якобы в реальности один из них не хотел кататься!

На самом деле интересы работодателей-мигрантов и конечных потребителей их услуг заслуживают не менее серьезного обсуждения, чем интересы тех, кто может пострадать от вызванного миграцией роста преступности и заболеваний. Тем более что зачастую это одни и те же люди. Если вывести за скобки все, кроме рисков, за пределами рассмотрения оказывается самая многообещающая гипотеза современной экономической науки. Согласно опубликованной в 2011 году в The Journal of Economic Perspectives обзорной работе Майкла Клеменса «Экономика и эмиграция: триллион долларов на дороге», экономисты оценивают выигрыш от всемирной отмены барьеров для миграции в 50-150% мирового ВВП. Объяснение этих результатов таково. Вопреки русской пословице место не в меньшей степени красит человека, чем человек место. Производительность зависит не только от того, кто ты, но и от того, где ты (или с кем ты) работаешь. Иммигрант из бедной страны будет получать (и производить) меньше местного, но существенно больше, чем на родине, и это без всякого роста квалификации. Так что барьеры для миграции прикрепляют множество людей к местам, где они не добьются наилучших результатов.

Итак, в среднем речь идет о росте мирового ВВП в два раза.

Для сравнения: отмена импортных пошлин, по оценкам экономистов, сделает нас богаче не более чем на 4%, а антимонопольные законы не дают ничего (если за 120 лет их положительный эффект не обнаружен, полагаю, уже пора говорить, что его нет).

Два раза — очень серьезное обещание. Это расстояние в уровне жизни отделяет Россию от Нидерландов, а Азербайджан — от России. Представим на минуту, что экономисты правы. Это означает, что отмена миграции даст человечеству «вторую зарплату», которую, если понадобится, можно целиком потратить на борьбу с преступностью и болезнями (сейчас на правоохрану в большинстве стран тратится не более 3% ВВП). Не все определяется деньгами, но вполне правдоподобно, что в мире станет меньше болезней и меньше опасностей. Более скромная либерализация миграции — частичная, проведенная в масштабах только одной страны, очевидно, принесет меньшие плоды, но одновременно будут ниже и риски.

Кирилл Родионов справедливо напоминает, что экономисты могут и ошибаться. Все могут ошибаться. Предостережение против сверхуверенности всегда уместно, но не доказывает ничего конкретного: ошибаться может и автор предостережения. Серьезная полемика требует обосновать, что оппоненты и вправду ошибаются: что избавление мира от барьеров для миграции не сделает человечество в два раза богаче и что отсутствие виз со Средней Азией не делает жизнь россиян лучше. Будучи умеренным, сомневающимся сторонником неограниченной миграции, я с интересом ознакомлюсь с этими аргументами. 

Tvigle
Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться