Нобель на практике: как экономист может помочь заключить выгодную сделку | Forbes.ru
$58.83
69.31
ММВБ2152.41
BRENT63.36
RTS1153.32
GOLD1255.30

Нобель на практике: как экономист может помочь заключить выгодную сделку

читайте также
+16 просмотров за суткиГостайна против санкций. Силовикам и госкомпаниям разрешили засекретить данные о поставщиках +8 просмотров за суткиТендер для одного: подряды по парку «Зарядье» на 9,5 млрд рублей достались малоизвестной компании +10 просмотров за суткиОбмануть США: как российские госкомпании купили софт Microsoft вопреки санкциям Поддельные гарантии: как участнику госзакупок не остаться без обеспечения Превратились в госзакупку: как «Башкирская концессия» повлияет на судьбу крупных дорожных строек Тендеры без конкурентов: как система госзакупок превращается в коррупционный инструмент Миллиардные сделки Питерского форума: как сложилась судьба 10 крупнейших контрактов? Полномочия в одни руки: почему Минфин займется госзакупками +7 просмотров за суткиГосзакупки у малого бизнеса: правовой режим в деталях Невротизация среды: почему у крупных структур нет эффективного диалога с обществом Как выиграть налоговый спор с государством Самолеты отряда «Россия», больницы и лагеря: крупнейшие закупки Управделами президента С бонусом на выход: пять правил, которые помогут топ-менеджеру принять жизнь после отставки +2 просмотров за суткиТриумф Германии: страна стала крупнейшим рынком недвижимости Европы +13 просмотров за суткиНедоверие и закон: что тормозит индустрию автопилотов? Банки с квантовой защитой: физики против хакеров Выборы в США: почему никто не смог предсказать результаты? Импортозамещение топ-менеджмента: зачем нужны экспаты в управлении Трамп против песо: как заработать на выборах в США +5 просмотров за суткиНовые вызовы и возможности на рынке недвижимости Лондона После "Пересвета": РПЦ и ментальные ловушки XXI века

Нобель на практике: как экономист может помочь заключить выгодную сделку

DIOMEDIA
Работы нобелевского лауреата 2014 года Жана Тироля позволяют правильно вести дела и не терять прибыль

Недавнее присуждение Нобелевской премии по экономике Жану Тиролю — событие примечательное во многих отношениях.  Премию получил европейский (французский) профессор в противовес преобладанию американцев среди лауреатов. Франция на грани рецессии, но присуждена награда не за разработку проблем макроэкономики или глобальной финансовой стабилизации. Почему?  Мы привыкли искать ответы на такие вопросы не только в официальных заявлениях комитета по присуждению премии. Поэтому и теперь попытаемся ответить на него самостоятельно.

Жан ТирольВклад профессора Тироля в современную экономическую науку сложно назвать словом иным, нежели «опровержение». Рассказ о большей части его работ нужно начинать со слов «вопреки бытующему мнению вопрос оказался не таким простым». В этом смысле профессор Тироль — почти классический представитель французской интеллектуальной традиции, умеющей видеть в общепринятой картине мира тонкости и, казалось бы, мелкие неточности, но такие, которые в результате изменят картину целиком.

Микроэкономика  это второстепенное

Внимание, которое современная теория уделяет микроэкономике — каждое направление считает необходимым найти «микроэкономические основания» собственным построениям, — носит скорее академический характер. Достаточно посмотреть на выбирающих специализацию студентов. Финансы — это важно, это про то, как делать деньги. Макроэкономика — это важно, это про то, как управлять государствам и советовать правительству. Глобальные проблемы — еще важнее, это уже советы на уровне международных организаций. А что такое микроэкономика? Так ли уж нужно знать, как там фирмы выбирают цены, мощности, масштаб рекламных кампаний? Если я этой компанией руковожу, то наверное, отраслевые знания как-нибудь мне помогут, а кому еще это может быть интересно? Консультанту, обреченному всю жизнь выслушивать упреки из-за слабого знания как раз конкретного рынка? 

 

Исследования Тироля до известной степени вернули микроэкономике уважение. Незнание предмета лишает компании, регуляторов и общество совершенно реальных денег.

Очень сильно огрубляя, можно сказать, что для Тироля причина потери денег в сделках — это агентская проблема. Неинформированный о характеристиках агента принципал, нанимающий агента, рискует сильно ошибиться в определении условий договора. Потери могут принимать самую разную форму: агент может не прилагать усилий и соответственно производить с высокими издержками / низким качеством, агент может прилагать усилия к решению задач на самом деле второстепенных для принципала, агент может вообще отказаться от сделки.

А вот потери от агентской проблемы весьма значительны. Крупный продавец, неправильно определивший цены для разных групп покупателей, легко теряет 3-5% прибыли. Регулируемая компания (для которой государство назначает тарифы) легко может производить с издержками на 20-30% выше, чем вполне достижимые при той же технологии и с тем же составом сотрудников. Завышение цен в государственных закупках (а это 10% ВВП в большинстве стран) на уровне 10-30% тоже не удивит исследователей. Устранение хотя бы доли этих потерь в отдельных секторах путем правильной организации контрактов — то есть путем рачительного хозяйствования, при всех тех же ресурсах, может принести большой выигрыш.

Возможно, присуждение Нобелевской премии автору рекомендаций «как правильно вести дела» в условиях продолжающейся стагнации вовсе не случайно. Даже если мы не можем получить дополнительных ресурсов, использовать новые технологии или найти новый экономический Клондайк — организовать свои дела лучше мы можем всегда.

 

Учебники  это для школьников и студентов младших курсов

Мнение о том, что по учебникам учат только ленивые глупые преподаватели ленивых бестолковых студентов, все сложнее опровергать. Как же, скажут вам, ведь передовые рубежи науки формируются не книгами и тем более не учебниками, а научными статьями. Да, это правда, конечно. Но проблема статьи в ее размере: отдельно взятая статья не может ни представить взгляды на серию проблем как единую теорию, ни выделить ключевые компоненты этой теории. А вот учебник может. Хороший учебник не только подводит итог серии исследований, он задает направление дальнейшего развития теории. Именно таков написанный Жаном Тиролем 25 лет назад учебник «Теория организации отраслевых рынков» (Industrial Organization).  Его роль в развитии не только современных представлений, но и научных исследований сложно переоценить: на место серии отдельных пусть блестящих, но разрозненных эссе об отдельных закономерностях развития рынков Тироль поставил единую систему.

Влияние его учебника настолько велико, что современные исследователи часто даже не задумываются, почему в современных моделях такое большое значение приобрела информированность участников сделки. Каждый изучавший организацию отраслевых рынков по учебнику Тироля надежно усвоил, что для правильного планирования сделок недостаточно интеллекта, обширных знаний и владения правовыми инструментами: незнания одной из нескольких десятков характеристик контрагента может стать причиной ваших потерь в результате сделки. Тем более удивительным предстает система современных рынков, где развиты инструменты, позволяющие всем участникам рынка и каждому в отдельности разными способами компенсировать проблему неосведомленности.

В самом общем виде учебник Тироля называют учебником о рыночных структурах и монопольной власти. Удивительно, насколько это верно и неверно одновременно. Уже очень давно другой нобелевский лауреат Рональд Коуз заметил, что когда экономист чего-то не понимает в деловой практике, он, не думая дальше, ищет объяснения в монополии. Заметим, что это было бы лишь одним из многих интеллектуальных заблуждений, если бы леность мысли не сопровождалась законодательными запретами бизнес-практики, огульно объясняемой злонамеренностью монополий. Как раз учебник Тироля показывает, как, когда и почему применение той или иной деловой практики способствует не только и не столько повышению прибыли монополиста, сколько благосостоянию общества.

Дерегулировать рынки легко: государство просто должно уйти

История активной политики по развитию конкуренции на рынках естественных монополий насчитывает вот уже 30 лет (начиная с разделения телекоммуникационного гиганта АТ&Т) или даже 60 (если начинать с первых мер по обеспечению доступа третьей стороны к газопроводам США). Политика дерегулирования проводится активно, но довольно редко бывает успешно. Все провалившиеся реформы провалились по собственной причине, но у провала многих есть общий корень — это убеждение в том, что дерегулировать просто: нужно просто отказаться от государственного регулирования тарифов, инвестиционных программ, стандартов предоставления услуг естественными монополиями, желательно запретить долгосрочные контракты. То есть самое главное — не делать.

Работы Жана Тироля и его ныне покойного соавтора Жан-Жака Лафона как раз показывают, что для дерегулирования нужно именно делать. Нельзя просто отказаться от регулирования, придется менять его фокус, при этом на первый взгляд парадоксально применяя для развития конкуренции все более сложные инструменты регулирования. Помимо большого академического труда «Стимулы в государственных закупках и регулировании», Тироль и Лафон подготовили фактически инструкцию для политиков в книге «Конкуренция в телекоммуникациях», собрав в этой книге рекомендации, значение которых выходит далеко за пределы собственно телекоммуникаций.

 

Залог эффективности госзакупок  прозрачность

Ну а как же, скажет читатель? Что, как не подробнейшая детализация, регламентация и прозрачность, способно содействовать развитию конкуренции в закупках? А вот и нет. Если встать на сторону закупщика, то его проблема в том, что он не знает ни истинных издержек поставщика, ни способности поставщика их снизить в будущем (что очень важно при заключении долгосрочных договоров). Любой покупатель — принципал, вынужденный решать агентскую проблему. Принести выигрыш покупателю могут поставки и «ленивого», и «трудолюбивого» поставщика – вот только бы знать, кто есть кто, потому что оптимальные параметры контракта будут различаться, а потери от того, что «трудолюбивый» поставщик заключит договор на условиях, предназначенных для «ленивого», весьма высоки.

Тиролю принадлежит теория оптимального регулирования. Идея в создании «меню» контрактов, из которых «ленивый» поставщик выберет предназначенный только для него, а «трудолюбивый» — выгодный только для него. Принципал сможет получить выигрыш от договоров с обоими точно так же, как авиакомпании и отели получают прибыль от продажи и по «полной стоимости», и с масштабными скидками.

 

Хорошие госзакупки ближе к стратегиям типа Warcraft, чем к миру централизованно регламентированных и прозрачных от начала и до конца процедур. 

Корпоративное управление  способ потратить деньги крупнейших компаний

Корпоративное управление – так же как и монополия, и государственные закупки - предмет исследований, пострадавший от внимания национальных и международных регуляторов. Практики хорошего (а лучше вообще идеального) корпоративного управления настолько овладели нашими умами, что при упоминании термина «корпоративное управление» мы даже во сне откликаемся традиционным набором словосочетаний — совет директоров, независимые директора, независимый аудит, бонусы по результатам…

 

Тироль и на этот вопрос заставляет взглянуть по-новому.

Корпоративное управление — это не только про корпорации, тем более не только про крупные корпорации. Это система согласования интересов всех вносящих вклад в создание стоимости в рамках конкретной фирмы. Признаки хорошего управления можно найти в семейной фирме и не найти в крупнейшей корпорации — национальном чемпионе (но может быть и наоборот). При этом базовая проблема корпоративного управления, а именно агентская проблема, принципиально неразрешима, она просто действует, как законы Ньютона.  В этом смысле развитие корпоративного управления — не следование правилам Кодекса хорошего корпоративного управления, и вообще не внешняя для компании задача, а залог успешного бизнеса, основанный на понимании конкретной комбинации интересов связанных с компанией групп.

Работы Тироля позволяют найти не только новое, но и интересное и перспективное в, казалось бы, давно известном. А самое главное — общие принципы могут совершенно по-разному применяться в разных обстоятельствах. Изучив работы Тироля, студент вряд ли уточнит теорию оптимального регулирования, зато сможет предложить десятки разных моделей закупок в разных корпорациях, неисчислимое множество вариантов ценовой политики компаний и разработать стратегию развития конкуренции в конкретной регулируемой отрасли.

Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться