Гидратная революция: чем грозит «Газпрому» новая технология добычи газа

Владимир Милов Forbes Contributor
Фото REUTERS 2013
Запасы гидрата метана, из которого японцы научились добывать газ, оцениваются в десятки и даже сотни тысяч триллионов кубометров. Следует ли теперь ожидать передел на глобальном энергетическом рынке?

Призрак «сланцевой революции» бродит по миру. В начале марта японская компания JOGMEC сообщила, что ей удалось добыть газ из гидрата метана, залегающего на океанском дне. Новость вызвала бурю обсуждений, вопросов и далеко идущих выводов, которые прямо касаются России. Что вполне предсказуемо — слишком очевидны аналогии с североамериканской «сланцевой революцией», ликвидировавшей зависимость США от импорта природного газа и кардинально изменившей ситуацию на международном энергетическом рынке.

Не появится ли в ближайшее время еще один нетрадиционный источник природного газа, способный избавить страны-импортеры от нужды в международных закупках энергоносителей?

Пока говорить о такой перспективе рано. Гидрат метана — молекулярное соединение воды и метана (из которого, в свою очередь, в основном и состоит природный газ) — чрезвычайно распространен в мире. Эта субстанция, внешне напоминающая лед или снег, встречается под океанским дном или вечной мерзлотой. Ее запасы оцениваются в умопомрачительные цифры — десятки и даже сотни тысяч триллионов кубометров. Точных цифр нет из-за малого объема реально выполненных геологоразведочных работ, все данные являются оценками. Для сравнения: все доказанные запасы традиционного природного газа в Северной Америке сегодня составляют чуть более 10 трлн кубометров.

Гидрат метана, превратись он в полноценный энергетический ресурс, конечно, изменил бы энергетическую картину мира. Его запасами располагает большинство крупных стран-импортеров энергоресурсов, имеющих доступ к океану (см. карту). США, Япония, Индия, Китай — только эти четыре страны импортируют примерно четверть от всего объема международной торговли природным газом. Старушка Европа значительно беднее потенциальными ресурсами гидрата метана, но и здесь встречаются исключения — например, крупные запасы имеются в Черном море, ими богаты прибрежные территории Украины и Грузии.

Однако разработать эти ресурсы не так просто. В отличие от традиционных технологий добычи нефти и газа — когда вы просто бурите скважину и выкачиваете углеводороды из резервуара — при добыче газа из гидрата метана необходимо организовать процесс разделения (диссоциации) молекул метана и воды. Гидрат метана чрезвычайно привязан к своей температурной среде и при повышении температуры быстро распадается на воду и газ. К тому же в случае морских и океанских запасов гидрата метана возникает проблема глубоководной добычи (а залежи, как правило, расположены не только на значительной глубине, но и под океанским дном).

Ровно поэтому главное препятствие для разработки несметных энергетических богатств — их высокая стоимость. Проведенный японцами эксперимент по добыче газа из гидрата метана (равно как и аналогичные попытки американцев разработать ресурсы, расположенные под вечной мерзлотой на Аляске) пока не дает понимания возможной цены таких ресурсов. Корпорация JOGMEC принадлежит государству, и возможная коммерческая неудача японского проекта может быть легко списана на убытки, покрываемые за счет средств налогоплательщиков. Расчеты, которые делались в последние десятилетия теми же японцами, показывают, что стоимость добытого таким образом газа может колебаться от $400 до $1500 за тысячу кубометров.

На фоне средней спотовой цены природного газа в США ($120) выглядит дороговато, согласитесь.

Существуют более оптимистические оценки — $30–50 за тысячу кубометров для наиболее «легких» запасов гидрата метана. Однако до тех пор пока не начнется промышленная добыча, все эти оценки не более чем спекуляции. Японцы обещают начать разработку в Нанкайской впадине, где в марте была осуществлена первая добыча газа из гидрата метана (считается, что здесь сосредоточено запасов на триллион кубометров газа), только в 2018 году.

Так что беспокоиться по поводу перспектив быстрого наполнения мирового рынка газом, добытым из гидратных кладовых, пока рано — это перспектива не пяти и даже не десяти лет. Однако «сланцевая революция» должна преподать России определенные уроки: быстрая технологическая экспансия в этой сфере позволила вывести добычу сланцевого газа на качественно новые уровни, не предсказанные никем из экспертов еще десятилетие назад. А энергетическая сфера является на сегодня средоточием уникальных технологий и больших денег, так что прорывы здесь куда более вероятны, чем в покорении космоса.

Поэтому зевать ни в коем случае нельзя — «сланцевую революцию», например, «Газпром» проспал безоговорочно и бесповоротно. Чем в перспективе грозит «гидратная революция»? Тем, что у большинства стран, импортирующих сегодня природный газ, могут появиться собственные его источники, превращающие природный газ из «голубого золота», ключевой глобальной энергетической валюты, во всего лишь маржинальный ресурс в мировой торговле. По аналогии с углем, который до сих пор доминирует в мировом энергобалансе, но добывается большинством стран самостоятельно, в результате чего объемы международной торговли углем составляют всего лишь менее 15% от его глобального потребления, а цены на уголь более стабильны, чем цены на нефть и газ. Если в ближайшее десятилетие начнется мировая промышленная добыча газа из гидрата метана, это может сильно уронить стоимость главного российского энергоресурса. А также будет много других неприятных последствий.

Новости партнеров