$59.59
63.87
ММВБ2159.96
BRENT55.51
RTS1138.99
GOLD1210.48

Экзотика миллиардеров: куда инвестируют участники списка Forbes

читайте также
Прихоть миллиардера: что можно найти внутри яхт бизнесменов Валютный долг: чем евробонды лучше депозита Состояние восьми богатейших людей мира сравнялось с доходами половины населения земли Лучшие города для инвестиций: где покупать недвижимость в 2017 году Российские миллиардеры разбогатели на $29 млрд после избрания Трампа Ниши на взлете: пять перспективных трендов для инвестиций в IT на 2017 год «Гороскоп» миллиардеров. Астрологический подсчет Инвестиции и внутренний спрос: когда спящий проснется Золотые свадьбы. Шесть самых роскошных церемоний года Позаботься о финансах. Что нужно успеть до конца года? Приручить «единорога»: как искать успешные инвестиционные проекты в США Крах социализма. К чему приведет падение режима Мадуро Сокращение во благо. Какие секторы экономики выиграют от снижения добычи нефти? Английский пациент. Какие вложения станут привлекательными после завершения Brexit Инвестиционная отвага. Как вкладывать в американские акции и компании Вместо депозита: какие выбрать облигации, чтобы получить надежный доход Почему угольная промышленность устойчива к кризису Итальянское кино: спасет ли референдум экономику и банки Рекорд ММВБ: почему инвесторы выбирают российские акции "Народное инвестирование": итоги трех лет в США и в России Зрелость миллиардера: бизнесмены стремятся к вечной жизни

Экзотика миллиардеров: куда инвестируют участники списка Forbes

Машина, разработанная Shanghai-FANUC Robotics Co. Ltd, — яркий пример перспективной инвестиции в высокие технологии Фото Reuters
Богатейших бизнесменов всегда тянет «на новенькое» — риска больше, но зато интереснее и манит высокой маржой

Инвестиции участников списка Forbes не сильно отличаются от вложений прочих богатых людей — это сочетание консервативных и рисковых активов. Стандартный ход — покупка в 2009 году индекса S&P500 (он был в районе 1000 пунктов) — обернулся удвоением доходов. А столь примитивная инвестиция, как качественные цветные бриллианты, дала за 10 лет в среднем 150%-ный рост (голубые камни показали и вовсе рекордные 360%).

Но при всей осторожности миллиардеров всегда тянет «на новенькое» — риска больше, но зато интереснее и манит высокой маржой.

Вот какие направления можно выделить:

1) проекты в области высоких технологий;

2) интернет-бизнес в сфере услуг;

3) разведка и добыча углеводородов в «непопулярных» регионах;

4) недвижимость в городах, где спрос расчет за счет потребностей населения, а не на пузырях.

Итак, высокие технологии. Американский инвестор Дэниел Леб, управляющий фондом Third Point (личное состояние — $2 млрд), инвестировал в японского производителя индустриальной робототехники FANUC. Расчет понятен: с ростом зарплат рабочих в КНР и других странах все больше стимулов к автоматизации производства, а японцы, в том числе FANUC, — лидеры в этом сегменте рынка.

Далее интернет-сервисы. Здесь в качестве примера можно привести инвестиции фонда Andreessen Horowitz (основан в 2009 году инженерами Марком Андрессеном и Беном Хоровицем — одними из самых влиятельных в мире венчурных капиталистов). Фонд заработал на инвестициях в Skype, Twitter, Facebook, Groupon и Zynga, а в течение последнего года вложил $1 млрд в три сервисных стартапа: Zenefits Insurance Services (управление процессами оплаты, страхования, найма и увольнения персонала), Optimizely (платформа для тестирования сайтов), CipherCloud (платформа для защиты данных, размещаемых в облачных системах хранения).

 

Нефть и газ могут снова стать источником сверхприбылей. Главное — найти то, что еще не в цене.

Хорошо известна покупка группой инвесторов с участием Михаила Фридмана доли в проекте ВР по освоению газового месторождения в Египте (запасы 140 млрд кубометров) и блока нефтедобычи в Северном море. Интересно посмотреть, кто вкладывает в самые недооцененные из разведанных запасов нефти на планете — месторождения в Курдистане. Из пяти публичных нефтедобывающих компаний, у которых там есть проекты, самая дорогая — Genel Energy с капитализацией около $2 млрд (около $1,40 за баррель извлекаемых запасов, то есть компании есть куда расти). Основатель Genel Energy — турецкий миллиардер Мехмет Эмин Карамехмет; возглавил компанию бывший глава ВР Тони Хэйворд, а в совет директоров вошел частный инвестор Джейкоб Ротшильд. Если война с ИГИЛ не затянется и не перекинется на Курдистан, а сам Курдистан узаконит фактическую автономию от Ирака (что, похоже, находит поддержку в США), то быстрый рост нефтедобычи до 1 млн баррелей в год станет вопросом техники. Тогда стоимость Genel Energy может многократно увеличиться (даже при текущих ценах на нефть).

 

А если закончится гражданская война в Сирии и курды смогут проложить трубопроводы к побережью не только через Турцию, то Курдистан превратится во второго (после Ливии) экспортера нефти с прямым доступом к Средиземноморью. В других нефтедобывающих компаниях Курдистана также присутствуют крупные частные инвесторы с опытом работы на самых рискованных рынках. Компания Oryx создана французским миллиардером Жаном Клодом Гандуром (состояние — выше $2 млрд), и он продолжает ее финансировать.

За канадской Westernzagros (потенциальные резервы — около 500 млн баррелей; капитализация — менее $200 млн) также стоят стратегические инвесторы. Они продолжают сами финансировать разработку курдских месторождений, кредитуя компанию на сотни миллионов долларов. Среди ее акционеров — офшоры, представляющие, возможно, в том числе интересы и российских инвесторов.

Теперь недвижимость. Все чаще новости об интересных сделках приходят из КНР.

 

Китайцы становятся крупнейшими покупателями бизнесов в Европе, которые можно развивать за счет собственного рынка.

Например, конгломерат Fosun, созданный Гуо Гуанчаном (называемым нередко китайским Уорреном Баффетом), купил в феврале 2015 года сеть отелей Club Med. Сейчас бизнесмен рассчитывает, что тысячи китайских туристов поедут в отели Club Med во всем мире, а в самом Китае сеть построит много новых курортов и заработает на растущем сегменте отдыха для богатых соотечественников. В последние годы растет число очень богатых людей в Африке (по данным Knight Frank, их совокупные активы превышают $200 млрд). Помимо полезных ископаемых они зарабатывают на урбанизации — строительстве инфраструктуры, торговых центров и жилья в растущих городах Египта, Нигерии, Берега Слоновой Кости, Кении.