Россия и ОПЕК: не время снижать добычу | Мнения | Forbes.ru
$57.5
67.72
ММВБ2071.83
BRENT57.95
RTS1134.45
GOLD1280.61

Россия и ОПЕК: не время снижать добычу

читайте также
+294 просмотров за сутки«Эффект Амазона»: продолжит ли «оцифрованная» нефтедобыча сланцевую революцию +20 просмотров за суткиЗа ценой постоим: почему американская нефть укрепится в Азии +4 просмотров за суткиКалейдоскоп настроений: вырастут ли цены на нефть после визита короля Саудовской Аравии в Москву +9 просмотров за сутки«Умная» добыча: почему цифровые технологии удержат низкие цены на нефть +63 просмотров за суткиСтраховка от девальвации: какая экономическая политика нас ждет +1 просмотров за суткиОПЕК+ и все-все-все. Чем нефтяной картель напоминает Винни-Пуха, застрявшего в норе? Запрет на бензиновые и дизельные автомобили в Китае: что будет с ценами на нефть Религиозные войны. Как меняется Ближний Восток и что будет с ценами на нефть Неожиданный поворот. Курс рубля перестал реагировать на изменения цены нефти «Нефтяной Бог» устал: разбогатевший на предсказании цен трейдер ушел из бизнеса Парадокс цены на нефть. Чем убедительнее прогноз, тем реже он сбывается Золотые запасы. Катар сообщил о $340 млрд резервов в ответ на бойкот арабских стран Здесь и сейчас: новая экономика российской нефтедобычи Невыполнимый ультиматум: арабские страны получили ответ Катара на свои требования +1 просмотров за суткиРекордный отток капитала: иностранные инвесторы вывели из российских акций более $1,6 млрд План Сечина: триллионы рублей инвестиций, рост добычи газа и ставка на нефтехимию «Молод и горяч»: король Саудовской Аравии сменил наследника престола Плюс $224 млн: как богатеют на фоне конфликта миллиардеры Катара и Саудовской Аравии +1 просмотров за сутки«Катар дыхательных путей» или призрак большой войны на Ближнем Востоке? Катарский кризис поставил под удар бизнес ExxonMobil. Что предпримет Тиллерсон? Выкуп в $1 млрд: Катар пошел на сделку с террористами для освобождения заложников

Россия и ОПЕК: не время снижать добычу

Виталий Ермаков Forbes Contributor
Фото REUTERS / Sergei Karpukhin
Любые коллективные действия со стороны ОПЕК и других крупнейших производителей нефти не будут работать из-за дефицита доверия

«Горячей новостью» для нефтяного рынка стали известия о возможном участии России в переговорах с ОПЕК по совместному сокращению добычи. При этом добыча нефти и конденсата в России по итогам января 2016 года выходит на новый рекорд – 10,9 млн баррелей в сутки, а мировой профицит предложения над спросом уже почти год превышает 2 млн баррелей в сутки, что угрожает переполнением хранилищ нефти и нефтепродуктов.

28 января на сообщениях о том, что российские нефтяные компании и Минэнерго рассматривают варианты сокращения поставок на нефтяной рынок, а Россия готова участвовать в возможной февральской экстренной встрече министров стран ОПЕК, цены на нефть подскочили почти до $36 за баррель.

Но оказалось, что слухи о соглашении несколько преувеличены.  

Перспектива того, что России и Саудовской Аравии, которая является ключевым членом ОПЕК и без ее решения никакое соглашение невозможно, удастся договориться о согласованных действиях и сократить добычу, пока выглядит весьма призрачной. Это особенно очевидно в ситуации, когда Иран твердо намерен добывать максимальные объемы, чтобы восстановить свою историческую долю на рынке после отмены международных санкций, а Саудовская Аравия отнюдь не готова уступить свою долю основному сопернику на Ближнем Востоке или другим производителям с более высоким уровнем затрат. Россия не является так называемым балансирующим производителем (swing producer), главным образом в силу технологических особенностей добычи, и традиционно выступала в роли игрока, принимающего нефтяные цены как данность (price taker). Это в основном обусловлено технологией добычи нефти в Западной Сибири, которая требует значительного заводнения для поддержания внутрипластового давления и интенсификации притока нефти. Любая остановка скважин в зимний период (а для российских нефтяных провинций этот период длится более полугода) может иметь необратимые последствия в плане повреждения инфраструктуры и невосполнимой потери ресурсов. 

В целом то, что мы видим, может служить иллюстрацией к известной «дилемме заключенного», когда дефицит доверия мешает коллективным действиям, которые были бы выгодны всей группе. Любые коллективные действия со стороны ОПЕК и других крупнейших производителей нефти не будут работать из-за дефицита доверия и отсутствия четкого механизма, способного обеспечить соблюдение договоренностей.

Текущая ситуация на нефтяном рынке – это результат отстранения ОПЕК от своей традиционной роли балансировщика мировой добычи и попытка перенести эту ношу на других производителей. По-видимому, ОПЕК рассчитывала на быструю победу и устранение с рынка производителей с высокими затратами, когда в ноябре 2014 года приняла решение не ограничивать объемы производства, а подождать, пока избыток предложения не будет ликвидирован рыночными факторами.

Теперь картелю пора признать мрачную реальность: ценовой блицкриг превратился в позиционную войну с тяжелыми потерями для всех участников.

Американские производители сланцевой нефти сумели резко снизить себестоимость добычи, разрабатывая наиболее продуктивные зоны месторождений (по сути дела, занимаясь «снятием сливок»). В результате они временно заняли место в середине кривой издержек, получив возможность выдерживать низкие цены на нефть в течение более длительного времени. Однако в ситуации, когда нефть котируется ниже $40 за баррель, остается гораздо меньше извлекаемых ресурсов, обеспечивающих достаточный уровень рентабельности. В результате добыча нефти в США наконец начала снижаться в III квартале 2015 года, и в 2016 году ее падение должно ускориться — хотя одного этот факта, возможно, будет недостаточно, чтобы быстро устранить избыток предложения. В отличие от стран ОПЕК, которые могут в теории принять согласованное решение об уровнях добычи и от России, где также в теории можно административно повлиять на экспортные объемы, идущих по системе «Транснефти», в США сотни производителей действуют по принципу собственной выгоды и их действия координируются лишь «законом невидимой руки» или, точнее, «законом невидимого нефтяного вентиля».

Для решения проблем, связанных с избыточным предложением и сланцевой нефтедобычей в США, ОПЕК нужно лишь проявить терпение и дождаться, когда они начнут сокращаться под влиянием низких цен. Сейчас ОПЕК не имеет смысла снижать добычу, поскольку объем добычи сланцевой нефти в США еще высок, а рынок считает, что предложение нефти на рынке США очень эластично, и при неожиданном росте цен выше $60/барр. американские производители просто снова захеджируют свои объемы будущей добычи, что продлит кризис. Только в условиях, когда объемы спроса и предложения сблизятся и при этом будет устранена перспектива быстрого наращивания добычи в США, ОПЕК сможет добиться своих целей с помощью относительно небольшого сокращения добычи, получив эффект гораздо более масштабного изменения цен. В этом интересы ОПЕК и России совпадают, но ребалансировка на нефтяном рынке потребует терпения и выдержки, а не волюнтаристских решений.