Бой с тенью: почему России не стоит надеяться на новый виток роста экономики | Мнения | Forbes.ru
$59.06
69.5
ММВБ1946.6
BRENT52.18
RTS1038.42
GOLD1285.36

Бой с тенью: почему России не стоит надеяться на новый виток роста экономики

читайте также
+1193 просмотров за суткиМосква — это навсегда? Реально ли перенести столицу России в другой город +207 просмотров за суткиМинус $5,8 млрд: Россия опустилась на 14 место в списке крупнейших кредиторов США +81 просмотров за суткиУправляемая рецессия: станут ли мировые финансовые проблемы менее острыми? +14 просмотров за суткиБлокчейн, телемедицина и русские: выбор акселератора 500 Startups из Кремниевой долины +55 просмотров за суткиНеожиданный поворот. Курс рубля перестал реагировать на изменения цены нефти +20 просмотров за суткиЭкономическая экспертиза. Удастся ли доказать убытки от реорганизации «Башнефти» +19 просмотров за суткиСохранение энергии. Как вернуть $100 млрд в экономику регионов +13 просмотров за сутки«Документ с дефектом»: Трамп подписал закон об ужесточении антироссийских санкций +15 просмотров за суткиПоиски новой модели. Как меняется рынок беззалогового кредитования в России +8 просмотров за суткиНарушение космических масштабов: приведет ли добыча ископаемых на астероидах к войне на Земле +12 просмотров за суткиApple в Китае показал модель Рунета будущего +43 просмотров за суткиПерестраховка Минфина: консерватизм может принести 1 трлн рублей дополнительных доходов +73 просмотров за суткиКак вышло, что США наложили санкции на крупных покупателей своего газа +5 просмотров за суткиВернуть пятилетки: экономике нужен план, за который можно спросить Число запросов из России на удаление данных в Google выросло за год на 478% +27 просмотров за суткиПисатель Дмитрий Глуховский: «А не отказаться ли нам от централизации?» +4 просмотров за сутки«Яндекс» станет совладельцем глобального бизнеса Uber +2 просмотров за суткиФизики из России и США создали первый в мире 51-кубитный квантовый компьютер Глубокая депрессия. Центр стратегических разработок оценил состояние финансового рынка России ФРИИ предложил обязать зарубежные компании делиться собранными в России данными Надежда России: к чему приведет первая встреча Трампа и Путина
Мнения #кризис 06.02.2014 05:00

Бой с тенью: почему России не стоит надеяться на новый виток роста экономики

Павленко Сергей Forbes Contributor
Фото Fotoimedia
Власть пытается дожить до возобновления глобального экономического роста. Почему это не сработает?

Российские власти во второй половине 2013 года в очередной раз занялись безнадежным делом — борьбой с неформальной экономикой. Один из резонов очевиден — необходимость нарастить объемы налоговых поступлений. Логика проста: раз поступления налога на прибыль резко сокращаются (и начинается сокращение поступлений НДС), необходимо расширить базу налогообложения за счет экономических операций, осуществляемых вне формального сектора.

Все это напоминает ситуацию 1997 года. Как и тогда, используются рекомендации Всемирного банка (давно доказавшие свое полное безумие) вроде борьбы с оборотом наличности путем принудительного перевода платежей в безналичную форму (проект закона уже в Госдуме), повышения акцизов на все (в процессе реализации) и тому подобных мер. Но есть два отличия.

Во-первых, борьба с неформальными экономическими практиками прикрывается лозунгами «борьбы с терроризмом», «борьбы с коррупцией» и — свежее веяние — «борьбы с недостойными банками». Все лозунги хороши сами по себе и даже пользуются поддержкой международной финансовой и спецслужбистской общественности. Но это скорее признак того, что идея просто отжать побольше налогов уже не очень продается.

Во-вторых, в отличие от 1997 года не предполагается ни сокращения госсектора, ни сокращения госрасходов. Это означает, что налогов отжать придется больше ровно на величину «несокращения расходов». И это плохой признак.

Есть и еще одно отличие. В 1997 году экономические агенты считали, что дни режима сочтены, поэтому он может издавать какие угодно законы и регулятивы: через полгода-год все изменится. Сейчас таких иллюзий нет. Поэтому есть готовность начинать договариваться. Примерно так после кризиса 1998 года, в начале 2000-х, бизнес и власть заключали контракт «налоги в обмен на высокий экономический рост». То есть бизнес переходил из неформального сектора в формальный, начинал платить налоги, но при этом спокойно участвовал в дележе плодов экономического роста. Неочевидно, что в условиях спада или даже стагнации этот контракт был бы реализован, но повезло с динамикой цен на нефть.

 

Сегодня проблема не в способности бизнеса выйти из тени. Проблема в том, что бизнес не понимает, в чем состоит стратегия власти.

Если стратегия в том, чтобы согласиться как с данностью с невысокими темпами экономического роста, то тогда надо предлагать бизнесу систему стимулов легализации — примерно так, как предлагается система стимулов по «деофшоризации». Почему же предлагаются только карательные меры?

Если же стратегия в том, что нужно искусственно подтолкнуть экономический рост (за счет ли процентной ставки, курсовой политики или массированных госинвестиций), то тогда в чем смысл разрушать сегодня то, что завтра может быть легализовано?

Единственный ответ: власти реализуют иную стратегию. Да, они не могут согласиться с перспективой низких темпов роста в горизонте 5–8 лет. Но и не рискуют накачивать экономику деньгами — в том числе и потому, что это обессмысливается массированным бегством капитала.

Судя по всему, избрана стратегия «как-то протянуть до начала нового витка роста мировой экономики». Это вполне разумная политика как с точки зрения минимизации политических рисков, так и с точки зрения сугубо бюрократической. Элементы стратегии ускоренного роста, как и стратегии приспособления к низким темпам, могут реализовываться по отдельности — и даже компоноваться в какую-то замысловатую «национальную стратегию».

Но это не сработает. Если предполагается прожить период ожидания за счет конфискации средств неформальной экономики, то вряд ли потом можно будет рассчитывать на быстрый экономический рост. Некому и незачем будет расти. Просто потому, что рождаемость новых бизнесменов уже отстает от смертности.