Надолго ли пришли к власти военные в Египте? | Forbes.ru
$58.83
69.3
ММВБ2147.07
BRENT65.46
RTS1149.72
GOLD1243.74

Надолго ли пришли к власти военные в Египте?

читайте также
+1277 просмотров за суткиВладимир Путин заявил о готовности восстановить авиасообщение с Египтом Религиозные войны. Как меняется Ближний Восток и что будет с ценами на нефть Золотые запасы. Катар сообщил о $340 млрд резервов в ответ на бойкот арабских стран Невыполнимый ультиматум: арабские страны получили ответ Катара на свои требования Выкуп в $1 млрд: Катар пошел на сделку с террористами для освобождения заложников +1 просмотров за суткиЗерновой конфликт: как Россия борется с Турцией и Египтом Полковника никто не помнит: как живет Ливия без Муаммара Каддафи Реальное влияние: итоги лоббистской деятельности при Обаме Оправданный историей: как Фидель Кастро пережил всех друзей и врагов «Россиянозамещение»: как Турция развивает халяльный туризм Кошмар социологов: кто будет кандидатом от правых на французских выборах +3 просмотров за суткиПартия, соратники, семья: кто стоит ближе к Трампу +11 просмотров за суткиДжокер демократов: после поражения Клинтон Между импичментом и системностью: выбор Дональда Трампа +8 просмотров за суткиНепредсказуемость миропорядка. Несбывшиеся надежды 2000-х и роль России +1 просмотров за суткиТрамп и Путин: Bromance после выборов +5 просмотров за суткиМосул будет взят: кто останется после ухода ИГИЛ +2 просмотров за суткиС кем России скоро придется иметь дело во Франции Как страны Ближнего Востока реагируют на победу Трампа Трамп — ожидаемая неожиданность +4 просмотров за суткиВыборы в Конгресс США: борьба за будущее Америки
Мнения #Египет 04.07.2013 20:31

Надолго ли пришли к власти военные в Египте?

Елена Супонина Forbes Contributor
площадь Тахрир Фото Reuters
Исламисты отодвинуты от власти, но их рано сбрасывать со счетов

Египетская армия долго выжидала, но теперь сказала свое веское слово, и очень вовремя. Благодаря этому было предотвращено большое кровопролитие, хотя жертв избежать не удалось — до полусотни человек погибло за несколько дней противостояния, когда возле одной из мечетей Каира митинговали исламисты, а на площадь Тахрир вышли их противники. Бронетехника, выведенная на улицы, развела готовых уже убивать друг друга людей.

Героем этих драматических событий стал 58-летний генерал Абдель-Фаттах ас-Сиси — министр обороны и главнокомандующий Египта. На этот пост его назначил год назад президент Мухаммад Мурси, который оказался первым гражданским президентом в истории Египта более чем за 60 лет, считая от свержения монархии в июле 1952 года.

Однако продержался Мурси чуть более года — массовые демонстрации за его отставку начались ровно в годовщину инаугурации, 30 июня. А через три дня, 3 июля, был совершен военный переворот.

Конечно, лучше, когда власть меняется на выборах, но в данном случае переворот — благо.

Только военные сегодня могут удержать Египет от гражданской войны и от хаоса по сомалийскому сценарию. Еще одна задача военных — сдержать стремительный рост преступности.

Итак, Египтом снова управляют офицеры, как это было и после свержения президента Хосни Мубарака в 2011-м году. Выходцами из военной элиты были и Хосни Мубарак, и все прежние руководители этой страны — его предшественник Анвар Садат, а до этого Гамаль Абдель Насер, а еще ранее Мухаммад Нагиб. 

Означает ли то, что военная хунта в Египте, фактически стоящая за спиной действующего временного президента Адли Мансура, — это надолго? Многие возлагают на это надежды, связывая с этим порядок в стране. Однако армия сегодня — это спасение, но не панацея от всех беда. Сами военные это хорошо понимают. Поэтому-то они не торопились ввязываться в противостояние между исламистами и их противниками.

Чтобы понять, чем руководствовались генералы и каковы могут быть их планы на ближайшее будущее, надо развеять несколько мифов, возникших вокруг египетской революции.

Во-первых, случившееся сейчас доказывает, что революция не только в Египте, но где бы то ни было — это не сиюминутное событие, а начало длительного процесса коренных изменений в обществе, и процесс это может тянуться годами. Те из россиян, которых удивляют нынешние события в Египте, будто забыли историю своей страны — и революцию 1905 года, и одну за другой революции 1917-го года, и последовавшую за ними Гражданскую войну. Все это было только началом больших перемен. Великая Французская Революция XVIII века тоже сопровождалась насилием, а распри в рядах революционеров то и дело заканчивались террором и очередной драматической сменой власти.

Во-вторых, революция не всегда означает изменения сразу к лучшему, скорее наоборот, какой-то период анархии неизбежен. Возможен и откат к прошлому, вплоть до диктатуры. Но это также не означает, что люди ради стабильности будут бесконечно покорно терпеть власть, которая погружает страну в застой или не в состоянии решить самые тяжелые проблемы. 

В Египте проблемы те же, что и во многих других арабских странах, да и не только: в числе наиболее серьезных — резкое социальное расслоение, когда узкая группа самых богатых не обращает внимания на обнищание большинства. Многим не нравятся революции, а свежий египетский опыт доказывает, что хорошего в них и в самом деле мало. Но революции не избежать, если не проводить эффективные политические и экономические реформы. В Египте эти реформы назрели давно.

В-третьих, армия пока не собирается браться за эту трудную работу. Неслучайно военные так долго выжидали в надежде, что исламисты, с одной стороны, и левые и либеральные силы — с другой  договорятся. На данном этапе генералы не хотят узурпировать власть надолго. Более того, они предпочитают оставаться в тени.

Поэтому-то действующим президентом стал 67-летний Адли Мансур, тихий судья, волею судеб вознесенный на высший пост в государстве. Только-только, 1 июля, он был назначен (причем с подачи Мурси) на пост главы Верховного конституционного суда. Здесь важно, что военные аккуратно следуют тексту конституции, согласно которой при чрезвычайных обстоятельствах действующим президентом становится верховный судья.

Если позволит обстановка, то генералы и дальше попытаются удержаться в стороне от политического процесса. Армия должна обеспечить безопасность и вернуться в казармы. Таков запрос и египетского общества, все еще настроенного весьма революционно. Люди не хотят диктатуры и твердой руки, по крайней мере, пока не хотят. Борьба продолжается.

Нужно при этом сделать все, чтобы в Египте нормально прошли новые парламентские и президентские выборы. Желательно, чтобы до выборов была принята новая конституция вместо той, что в конце 2012 года вынесли на референдум исламисты.

Ее принятие стало самой большой ошибкой Мурси.

Он и стоящая за ним организация «Братья-мусульмане» не учли того, что, настаивая на своем проекте, они еще больше разделили страну и напугали хотя и разрозненные, но влиятельные левые и либеральные силы, а также светски настроенную интеллигенцию.

«Египет не будет исламским халифатом», — сказал мне на днях самый известный современный египетский писатель Аля Асвани. Он еще при Мубараке прославился тем, что занимательно описал в своих романах социальные неурядицы в Египте и остроту противоречий между сильно и не очень верующими гражданами.

Однажды, беседуя с самим Мурси, ныне находящимся под домашним арестом, я услышала от него размышления о том, что ни одна политическая сила не в состоянии сегодня справиться с коррупцией и бедностью в Египте. Численность населения там увеличивается почти на полтора миллиона ежегодно — сейчас это более 90 млн человек. Безработной молодежи все больше, а возможностей завести и прокормить семью — все меньше.

Мурси, однако, не смог стать президентом всех египтян. Возможно, потому, что так и остался, несмотря на формальный выход, функционером группировки «Братья-мусульмане». А ее стратегические задачи, подразумевающие ползучую исламизацию страны, не совпали с представлением значительной части египтян о своем будущем.

Тем не менее развеем все же еще одну иллюзию. На самом-то деле исламисты, хотя и посрамленные неудачами во власти, сохраняют популярность. Все осталось так, как и было накануне избрания Мурси президентом. А тогда он победил генерала Ахмада Шафика с разрывом всего в 3,4%. 

Египетское общество еще тогда разделилось пополам и продолжает оставаться расколотым сегодня.

Военные не победили исламистов, а пока лишь отодвинули их в сторону, чтобы избежать крови. Армия и не собирается бороться с исламистами. А то, что кто-то из исламистов сейчас в тюрьме, скорее временная мера. Среди египетских военных немало тех, кто симпатизирует «Братьям-мусульманам».

Не надо забывать и о том, что Абдель-Фаттах ас-Сиси, служивший ранее военным атташе в Саудовской Аравии, был поставлен на пост министра обороны с согласия исламистов. Считается, что он остается им близок, несмотря на то что проходил военную подготовку в США и Великобритании. Действующий президент Адли Мансур, приняв присягу, уже призвал «Братьев-мусульман» «принять участие в строительстве будущего Египта». Египтяне боятся крови, но свое будущее представляют туманно. Эту страну еще ждут сюрпризы.

Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться