Китайская перестройка: куда ведет страну новое руководство

Василий Кашин Forbes Contributor
Фото Reuters
Генеральный секретарь Си Цзиньпин и премьер Ли Кэцян делают ставку на "решающую роль рынка"

Третий пленум ЦК КПК 18-го созыва в течение предыдущих недель и даже месяцев был предметом крайне высоких ожиданий для всего мира. И это закономерно: в Китае третьи пленумы ЦК партии, происходящие после смены поколений руководства, часто (но не всегда) определяли экономическую политику страны на предстоящее десятилетие. Пленумы давали старт новым масштабным реформам китайской экономики, начинались новые волны ее роста. В частности, после пленума 1978 года (третий пленум ЦК КПК 11-го созыва) Китай перешел к политике реформ и открытости, а пленумы 1984 и 1993 годов ознаменовали новые этапы реформ и развития рыночных отношений. Логично было ожидать важных решений и сейчас, когда Китай сталкивается с замедлением экономического роста и явными признаками исчерпания действующей модели развития.

Но разворота всей китайской экономической и социальной политики не произошло.

Главной экономической новостью стало указание в коммюнике пленума, что рынок должен играть «решающую» роль в распределении ресурсов. Раньше за рынком признавалась лишь «базовая» роль.

Среди других решений, имеющих отношение к экономике, стоит отметить совершенствование налоговой системы и госрегулирования, реформу законодательства и судебной системы, создание нового, единого рынка сельской и городской недвижимости, реформирование финансовых рынков, реформу земельных отношений на селе. Декларирована также необходимость построения эффективной системы социального обеспечения для снижения напряженности в обществе, а также улучшения экологического контроля и регулирования недропользования. Для проведения принятых решений в жизнь будет создана «руководящая группа по всестороннему углублению реформы».

Во всех случаях используются абстрактные формулировки, вроде «углубить», «всемерно поддерживать», «ускорять». Практически по всем направлениям речь идет об ускоренной реализации стратегических решений, принятых еще несколько лет назад предыдущим руководством страны во главе с председателем КНР Ху Цзиньтао. Если многим внешним наблюдателям кажется, что Китай стоит перед поворотным моментом своей истории сейчас, то для самих китайских руководителей и правительственных экономистов этот поворотный момент наступил еще в 2008 году, когда вслед за крушением Lehman Brothers начался спад на всех основных китайских экспортных рынках.

Именно тогда были приняты все основные решения: о построении новой модели развития с опорой на внутреннее потребление, о создании системы социального обеспечения, о реформе здравоохранения, судебной реформе, либерализации и демонополизации экономики. Реализация этих решений шла полным ходом уже в 2009-2011 годах. Нынешние председатель КНР Си Цзиньпин и премьер Госсовета Ли Кэцян уже тогда входили в состав высшего руководства страны и непосредственно участвовали в выработке и реализации антикризисного курса.

Время для ускорения реформ и правда пришло.

Весь 2012 год был временем жестокой межфракционной борьбы в руководстве Китайской коммунистической партии в преддверии XVIII съезда КПК и смены высшего руководства партии и государства. Государственный аппарат был изрядно дезорганизован, а многие важные решения задерживались. Целый ряд высокопоставленных партийных функционеров и госдеятелей потеряли свои посты, став фигурантами антикоррупционных расследований. Падение секретаря Чунцинского горкома Бо Силая и связанные с этим делом потрясения были лишь верхушкой айсберга: 2012 год и прошедшие месяцы 2013 года стали временем масштабных репрессий во всем китайском государственном аппарате, затронувших многие тысячи чиновников и сотрудников силовых структур. Смена поколений в руководстве КНР и раньше не обходилась без масштабных посадок представителей враждебных новым лидерам бюрократических кланов. Но в этот раз борьба оказалась более жесткой, чем раньше.

Если решения пленума в сфере экономики сложно назвать радикальными, то решения в сфере обороны и национальной безопасности вполне могут оказаться этапными.

Впервые Китай создаст новый орган — аналог существующих в других странах Советов национальной безопасности. Китайский Совет государственной безопасности, вероятно, заменит собой существовавшую ранее межведомственную Руководящую группу по международным делам и безопасности. Это был совещательный орган, сейчас же речь идет, очевидно, о создании постоянной структуры с прописанными в законе полномочиями. Следствием этого может стать более активная реакция Китая на внешнеполитические кризисы и, соответственно, повышение самостоятельной роли КНР на международной арене (сейчас Китай по большинству проблем выступает в связке с Россией). В итоговом заявлении также отдельно указывается на необходимость углубления военных реформ и изменений в системе управления вооруженными силами. Китайская система управления вооруженными силами и взаимодействия между военными и гражданскими органами не имеет аналогов ни на Западе, ни в России, ни в бывшем СССР, а любые изменения в ней (пока их сложно предугадать) будут иметь масштабные политические последствия.

Новости партнеров