Forbes
$65.06
73.37
ММВБ1983.59
BRENT49.12
RTS958.04
GOLD1326.42
02.03.2016 13:58
Арег Галстян Арег Галстян
кандидат исторических наук, американист, колумнист журналов "The National Interest" и "Россия в глобальной политике" 
Поделиться
0
0

«Супервторник» и далее: как финансируют гонку за Белый дом

"Супервторник" и далее: как финансируют гонку за Белый дом
Фото Spencer Platt / Getty Images
Хиллари Клинтон может зарабатывать на светских приемах, Дональд Трамп ведет кампанию на свои деньги, но и у остальных большой выбор методов сбора средств

Первичные выборы в десяти штатах («супервторник») укрепили позиции двух фаворитов – республиканца Дональда Трампа и демократа Хиллари Клинтон. Главные конкуренты Трампа – сенаторы Марко Рубио и Тед Круз — не сумели переломить ход избирательной кампании после праймериз в Нью-Гемпшире. В свою очередь, демократ-социалист Берни Сандерс одержал предсказуемые победы в родном Вермонте, Оклахоме и Миннесоте. Неожиданностью можно считать разве что успех Сандерса в Колорадо, где прочили победу Клинтон. Примечательно, что Клинтон установила рекорд среди всех кандидатов по числу голосов от афроамериканских и латиноамериканских избирателей. Однако ошибочно предполагать, что «супервторник» определил основных номинантов: в большинстве штатов праймериз будет проходить с 5 марта по 14 июня.

На этом этапе становится особенно важной способность кандидатов мобилизовать средства в свои фонды.

Нынешняя кампания и здесь отличается от предыдущих новыми формами и методами.

Например, Хиллари Клинтон организует светские вечера, где входной билет стоит от $10 000 до $30 000. В ее случае эта технология приносит серьезные дивиденды, так как найдется немало людей, готовых заплатить за возможность поговорить и сфотографироваться с бывшей первой леди и госсекретарем. Этот пример показывает, что статус, опыт и связи – серьезные козыри в процессе привлечения спонсоров, но не единственные. Ведущие финансовые элиты и  транснациональные корпорации готовы профинансировать кандидата без статуса, если он добился популярности. После того как Берни Сандерс одержал победу в Нью-Гемпшире, в его штаб начали поступать солидные взносы как от частных лиц, так и от различных групп интересов.

Относительно молодые и неопытные кандидаты стремятся получить дополнительные дотации из государственного «Фонда президентских избирательных кампаний». Но эти деньги не играют большой роли на выборах. Федеральный закон 1971 года ставит кандидатам жесткие условия получения помощи. Им надо представить подробный отчет о собранных средствах, в котором всегда указывается конкретное лицо-донор или организация. Такое требование многих отпугивает. Во-первых, помощь фонда несравнимо меньше частных взносов, к тому же федеральное финансирование не индексируется с учетом инфляции. Во-вторых, крупнейшие спонсоры обычно требуют соблюдения конфиденциальности. В-третьих, закон требует от кандидата ограничить расходы на праймериз в каждом штате.

В США действуют три крупных объединения, которые позволяют бизнес-элитам финансировать избирательные кампании: Национальная ассоциация промышленников (НАП — National Associations of Manufactures), Торговая палата (ТП — Chamber of Commerce) и Круглый стол бизнеса (КСБ — Business Roundtable). Они помогают определить кандидата, в которого выгоднее всего вкладывать деньги. Каждая организация выработала систему многоуровневой клиентской базы: super top priority – транснациональные корпорации с вкладом от $2 млн, top priority  –  крупный бизнес с вкладом от $300 000 и middle priority – средний и малый бизнес, готовый вложить от $80 000.  

Непосредственный диалог с клиентами top priority осуществляется через объединенный Комитет политического действия (КПД), в рамках которого функционирует постоянная комиссия по изучению и анализу кандидатов на пост президента. В свою очередь, заказчики из top priority и middle priority обслуживаются через комиссии Круглого стола бизнеса. Помимо этого, при поддержке НАП, ТП и КСБ были созданы специализированные комиссии для разных направлений. Так, комитет «Med +» сосредоточен на работе с Американской медицинской ассоциацией (медицинское лобби), а комиссия «Blas» консультирует Американский нефтяной институт (энергетическое лобби). Кроме того, НАП и ТП могут сами сформировать лобби-группы для клиентов. Так, в 1975 году компании Intel и Motorola зарегистрировались в качестве клиентов НАП, желая поддержать на следующих выборах президента-республиканца Джеральда Форда. Видя общность цели, функционеры НАП предложили компаниям выработать единую линию лоббирования. Переговоры привели к созданию Ассоциации производителей полупроводников (Semiconductor Industry Association), которая сегодня является одним из крупнейших доноров Республиканской партии. Аналогичным образом создавались Национальная ассоциация риелторов, Объединенная ассоциация строителей и Национальный комитет в поддержку торговцев автомобилями.

Финансирование кампаний большинства нынешних кандидатов осуществляется через специальные комиссии НАП. По данным Центра ответственной политики, крупнейшие доноры Хиллари Клинтон — Emily's List, Citigroup Inc., DLA Piper, Goldman Sachs, Facebook, Microsoft, JPMorgan Chase&Co — направили в ее избирательный фонд более $400 млн. Несмотря на внушительные суммы, ее спонсоры не имеют статуса top priority, ввиду отсутствия постоянной клиентской регистрации. Подобный алгоритм действий неслучаен. Крупные взносы для республиканцев от двух или трех комитетов НАП и ТП вызывают больше вопросов и критики, нежели мелкие взносы для демократов от десятка комитетов. Более того, кандидаты-демократы Клинтон и Сандерс принципиально не встречаются с представителями компаний-доноров.

Дистанция от крупных спонсоров – политическая необходимость для любого демократа, официально ориентированного на средний и малый бизнес.

Трудно объяснить избирателю, как можно одновременно выступать с критикой Уолл-стрит и брать у транснациональных корпораций деньги на кампанию.      

Клинтон принимает взносы еще и по системе «деньги фирмы» (firm cash) – когда кандидат регистрирует свой избирательный фонд в качестве клиента юридической фирмы, предоставляющей лоббистские услуги. Финансовую стратегию для ее штаба вырабатывали первые лица с «K. Street» – Тони Подеста, Стивен Эмлендорф и Дик Джефард. Суть в том, что доноры могут регистрироваться в качестве заказчиков лоббизма, а фирма нанимает Хиллари Клинтон в качестве консультанта для нового клиента. Таким образом, фирма может направить заработанные деньги в ее избирательный фонд в виде пожертвования, не нарушая федеральный закон о регулировании лоббистской деятельности. Подобным образом Подеста и Эмлендорф всего за два месяца собрали для Клинтон более $700 000.       

Кандидаты от республиканской партии Тед Круз и Марко Рубио получают прямое финансирование от спонсоров top priority через два ключевых комитета НАП и трех комиссий ТП. Республиканскую партию меньше заботит то, как крупные взносы воспринимаются широкой общественностью. В последнее время многие республиканцы используют систему перекрестного финансирования в виде получения кредитов или ссуд от спонсора. При этом банк может выступать как в роли посредника между организацией и кандидатом, так и в качестве заинтересованного донора. Так, компания Abraxas Petroleum направила деньги в фонд сенатора Теда Круза в виде кредита через Plainscapital Bank. А один из крупнейших банков Майами открыл для Марко Рубио кредитную линию на $2,8 млн. Лидер республиканцев на праймериз Дональд Трамп пользуется как возможностями НАП, так и системой кредитов.

Его преимуществом является возможность самому финансировать свою кампанию, не становясь должником различных организаций или групп влияния.

По сути, функционеры из компаний Трампа регистрируются в комиссиях НАП и ТП и направляют средства на кампанию своего босса. Аналогичным образом Трамп получает кредиты и покупает эфирное время.       

Другой источник финансов – этнические диаспоры. На протяжении последних тридцати лет кандидаты от обеих партий активно искали поддержки со стороны наиболее влиятельных этнических общин: ирландской, итальянской, еврейской, армянской, греческой, польской, кубинской и китайской. Кандидаты часто встречаются с лидерами крупнейших этнических лоббистских организаций, выражая им свою поддержку. В отличие от других источников, этнические организации обеспечивают кандидатов «мягкими деньгами» (soft money). Они направляются в партийный фонд, с которым заключается соглашение о дальнейшей передаче средств конкретному кандидату. При этом фонд удерживает 20% от взноса, а остальные части перечисляет в течение семи месяцев.  

В последние десять лет кандидаты от обеих партий активно пользуются форматом «независимых денег», когда спонсоры покупают для кандидатов эфирное время на телевидении и оплачивают публикации в газетах и журналах. В Первой поправке к Конституции США говорится, что любой гражданин или группа лица имеют право расходовать любые средства для популяризации своих политических взглядов.   

Однако наличие разных источников порождает и проблемы. Например, глава крупной компании может быть одновременно активным спонсором этнического лобби. В таких случаях повышается роль личности в принятии решений. В американской политической науке этот феномен называют парадоксом пересекающегося членства (overlapping membership). Так, с 1974 года транснациональная корпорация MetLife последовательно поддерживала республиканцев, оказывая партии финансовую помощь на федеральных и региональных выборах. Однако в 2004 году новый президент компании Стивен Кандарян направил крупные пожертвования в фонд демократа Джона Керри. Американские СМИ объясняли подобный разворот тем, что Кандарян – армянин, разочарованный тем, что президент Буш-младший так и не признал геноцид армян. Были и серьезные скандалы. К примеру, перед стартом кампании 1980 года лидер Американо-Израильского комитета по общественным делам (АИКОД) Тим Вулигер заявил, что организация контролирует голоса 2 млн евреев, которые «без сомнений поддержат республиканца». Это заявление привело к протестам еврейских общин по всей стране с требованиями отставки президента АИКОД.    

Меньше проблем с финансированием кандидатов возникает у групп «одного интереса» (single-issue party). Эти группы действуют автономно, не прибегая к услугам НАП и ТП, как правило, их членами являются влиятельные бывшие политики. Ярким примером данного типа группы является Национальная стрелковая ассоциация (НСА — National Rifle Association), куда входят многие бывшие высокопоставленные республиканцы из исполнительной и законодательной власти.  

Можно отметить, что стремительный рост стоимости президентских кампаний способствовал укреплению двухпартийной системы. При нынешних условиях, когда спонсоры выбирают между демократами и республиканцами, представители иных политических сил (независимые) оказываются в статусе постоянных аутсайдеров. 

Поделиться
0
0
Загрузка...

Другие колонки автора

Рассылка Forbes.
Каждую неделю только самое важное и интересное.

Самое читаемое
Forbes 08/2016

Оформите подписку на журнал Forbes.

Подписаться
Закрыть

Сообщение об ошибке

Вы считаете, что в тексте:
есть ошибка? Тогда нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке".

Вы можете также оставить свой комментарий к ошибке, он будет отправлен вместе с сообщением.