Ослабленный иммунитет: как Россия ответит на иски ЮКОСа | Forbes.ru
сюжеты
$56.5
69.21
ММВБ2297.47
BRENT68.86
RTS1279.28
GOLD1331.32

Ослабленный иммунитет: как Россия ответит на иски ЮКОСа

читайте также
Расплата за Крым. «Нафтогаз» утроил сумму иска к России за «захваченные» активы $5 млрд за активы в Крыму: «Нафтогаз» подал в Гааге новый иск к России +23 просмотров за суткиВ страхе за незаконные валютные операции: что нужно знать резидентам, чтобы спать спокойно? Отели, заправки и другая зарубежная недвижимость, которую покупают состоятельные россияне +3 просмотров за суткиПобег от банкиров: почему россиянам не стоит держать свои сбережения за рубежом +2 просмотров за суткиКаток и телевизор: антикоррупционные итоги 2016-го года Пробуждение силы: кому выгодны антикоррупционные расследования +4 просмотров за суткиЧто неладно с новой российской «большой приватизацией» Государство-мафия: возникнут ли в России новые «силовые предприниматели» «Офшорная психология»: почему «Роснефти» разонравилось быть госкомпанией Эрдоган в гараже: чем грозит борьба с экономической тенью Глеб Фетисов: "Уже сам факт покупки банка приравнивается к мелкому хулиганству" Петля ЮКОСа: что показал суд в Гааге «Истории все равно далеко до завершения»: что иностранные СМИ написали о решении по делу ЮКОСа Китайское предупреждение: как будут закрывать Рунет Умножение силовиков: зачем Путин создал национальную гвардию Спорная площадка: может ли Кремль заменить суд? Сломать конвейер: как освободить бизнес от давления силовиков Силовое дежавю: станет ли Виктор Золотов "новым Коржаковым" Компенсации миноритариям ЮКОСа: награда или подачка? Олигархи в суде: кого считать бенефициаром

Ослабленный иммунитет: как Россия ответит на иски ЮКОСа

Фото Ильи Питалева / Коммерсантъ
Новый законопроект позволит арестовывать активы иностранных государств в России по иску третьих лиц

Комиссия по законопроектной деятельности российского правительства одобрила законопроект "О юрисдикционном иммунитете иностранного государства и его собственности". Скромная публикация на правительственном сайте вызвала необычайно широкий интерес.  

Ажиотаж понятен – еще не утихли споры о том, была ли у Гаагского арбитража юрисдикция рассматривать иск ЮКОСа против России и вправе ли были иностранные государства арестовывать имущество РФ во исполнение его решения. Все также хорошо помнят обещание министра иностранных дел Сергея Лаврова ответить "взаимностью".

И вот, казалось бы, эта взаимность и наступила.

Стоит отметить, что в правительстве вспомнили про старый законопроект. Впервые он был внесен в Госдуму еще в конце 2004 года. Как сообщает нам пояснительная записка, "переход экономики России на рыночные отношения, ликвидация государственной монополии внешней торговли, проведенная приватизация поставили вопрос о необходимости привести российское законодательство по проблемам иммунитета иностранного государства в соответствие с реалиями сегодняшнего дня". Законопроект тогда утонул в бюрократической пучине.

О чем же в нем идет речь? Дело в том, что существует две концепции иммунитета государств – это теория "абсолютного" иммунитета и теория "ограниченного", или "функционального", иммунитета. Первая исходит из древнеримского принципа par in parem non habet jurisdictionem (равный над равным власти не имеет - лат.) и предполагает, следуя названию, абсолютный иммунитет государства от любых судебных преследований, на которые оно не давало своего согласия. Эта теория появилась в начале XIX века и постепенно отмерла к концу XX столетия. Вторая, более современная теория разделяет действия государств на суверенные jure imperii и частные jure gestionis, предоставляя иммунитет в отношении первых и не предоставляя такого иммунитета в отношении вторых.

Сама Россия достаточно давно отошла от теории абсолютного иммунитета.

Уже в 2002 году был принят арбитражно-процессуальный кодекс, который ограничил судебный иммунитет иностранных государств случаями, когда они выступают "в качестве носителя власти", а в 2006 году Россия подписала Конвенцию ООН о юрисдикционных иммунитетах государств и их собственности, реализующую принцип функционального иммунитета. Однако при этом российская сторона весьма болезненно относилась к случаям, когда иностранные суды или арбитражи выносили решения против нее. Стоит только вспомнить эпопею с исками швейцарской фирмы NOGA или немецкого предпринимателя Франца Зедельмайера, которым Россия сопротивлялась со ссылками именно на суверенный иммунитет. В 2006 году Россия успешно отбилась от исков ЮКОСа в США, связанных с продажей основного актива компании - "Юганскнефтегаза". Однако в 2013 году суд США предписал России вернуть библиотеку Шнеерсона общине "Хабад", а в прошлом году Гаагский арбитраж нанес намного более серьезный удар, присудив по иску акционеров ЮКОСа $50 млрд, которые должна заплатить Россия, несмотря на ее заявления об иммунитете.

Последней каплей стали сообщения об арестах российской собственности во Франции и Бельгии во исполнение решения Гаагского трибунала. Министр Лавров тогда же заявил, что «наши экономические операторы собираются подавать в российский суд просьбу — в ответ на неправомерные действия по отношению к ним — предпринять такие же действия в России. Будут арестовывать собственность иностранных компаний с государственным участием».

Помимо этого Россия в ближайшее время может столкнуться и с другими неприятными решениями и их последствиями. Так, на Украине уже рассматривается возможность подачи исков против России в связи с преступлениями, совершенными вооруженными формированиями на юго-востоке страны, а если после завершения расследования в отношении малазийского "Боинга", сбитого в июле прошлого года, США, например, включат Россию в перечень "стран, спонсирующих терроризм", то наша страна может лишиться иммунитета по искам, поданным против нее в США, и тогда тоже придется думать над "адекватными" ответными мерами.

Тут и вспомнили о законопроекте, который десять лет лежал под сукном, достали его с полки, смахнули пыль - и вот уже готов "наш ответ Чемберлену". СМИ тут же поспешили заявить о том, что "Россия готовит арест иностранных активов".

Впрочем, само по себе принятие законопроекта еще не означает, что какие-либо активы будут арестованы. Единственный пункт, обращающий на себя внимание, – положение о том, что Россия будет ограничивать иммунитет иностранных государств исходя из "принципа взаимности". Он означает, что если, например, в нарушение международных норм во Франции будут арестованы российские суверенные активы по иску акционеров ЮКОСа, то Россия сможет сделать то же самое в отношении суверенных активов Франции на российской территории.

Для этого нужно, чтобы, например, "Роснефть" подала иск во исполнение какого-либо решения, выигранного против Франции в российском или иностранном суде.

По содержанию законопроект, вызвавший такой резонанс, более-менее точно воспроизводит уже упомянутую Конвенцию ООН и в целом более чем соответствует международной практике, модернизируя российское законодательство в ногу со временем, что, вообще-то говоря, давно пора было сделать.

Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться