Слияние высших судов: почему проиграет российская экономика | Forbes.ru
$58.67
69.17
ММВБ2160.16
BRENT63.03
RTS1159.11
GOLD1289.43

Слияние высших судов: почему проиграет российская экономика

читайте также
+23 просмотров за суткиНавальный vs Росреестр: могут ли частные лица выступать в защиту публичных интересов +1 просмотров за суткиВыборы-2018: не стоит волноваться Ярмарка тщеславия: как работает современный рынок науки +16 просмотров за суткиУрок для всех элит: почему Алексея Улюкаева взяли, как в 1937-м +1 просмотров за суткиПутин не навсегда: политическая система приближается к точке бифуркации Политический нарциссизм в России: восстание низа +7 просмотров за суткиЧего стоит опасаться международным компаниям после решения по делу Linkedin 25 лет спустя: почему бизнес в России не стал опорой для реформ Опять перенос: зачем в Москве обсуждают новую дату муниципальных выборов +19 просмотров за суткиВиталий Мутко: конец одной карьеры Политический нарциссизм в России: триумф пустоты +8 просмотров за суткиПолитический нарциссизм в России: трудное детство +1 просмотров за суткиСекреты Полишинеля: почему ФСБ иногда не преследует за разглашение гостайны +1 просмотров за суткиПолитологи не нужны: почему в российской политике перестали работать прогнозы +2 просмотров за суткиОсторожно, двери закрываются: как власть попала в ловушку медведевской информатизации Политический нарциссизм в России: границы нормы Дом, который строят с крыши: почему в России проваливается региональная политика Мирный атом: может ли Кириенко что-то изменить в российской политике Империя оскорбленных чувств: в поисках денег на величие Технологии протеста: оппозиция проиграла виртуальной графе «против всех» Референдум о доверии: выборы в Госдуму не принесли сенсаций

Слияние высших судов: почему проиграет российская экономика

Титаев Кирилл Forbes Contributor
фото Дмитрий Духанин/Коммерсантъ
После объединения Высшего арбитражного и Верховного судов бизнесу станет сложнее отстоять свои права в спорах с государством

В минувшую пятницу началось обсуждение слияния Высшего арбитражного (ВАС) и Верховного судов (ВС), о котором объявил Владимир Путин. Пока обсуждают «продвинутость» и отсталость арбитражной и гражданской систем, вероятность того, что арбитражные суды позитивно повлияют на суды общей юрисдикции, а также предположение, что слияние нужно для создания нового места работы для Дмитрия Медведева. Однако большая часть комментаторов не касается ключевых вопросов: чем именно и в каком размере это слияние угрожает экономике и как возможный ущерб минимизировать.

Пока кажется, что шансы на позитивные последствия от слияния судов невелики.

Административная практика

Сейчас система арбитражных судов в большом количестве рассматривает дела, вытекающие из административных и иных публично-правовых отношений (в отношении юридических лиц). Таких дел около 400 000 в год. Административная юстиция — это налоговые дела, споры о привлечении к административной ответственности, то есть практически все дела, связанные с регулированием предпринимательской и всякой иной деятельности. Не имея в своем арсенале таких инструментов как тюремное заключение, система административного наказания и иных мер, не связанных с административными правонарушениями, включает приостановление деятельности, штрафы в размере миллионов рублей (или даже долей от оборота). В сумме к спорам, вытекающим из административных правоотношений, относится все, что связано с отношениями между предпринимателем и чиновником.

Проблема состоит в том, что такие же дела только в отношении преимущественно физических лиц рассматривают и суды общей юрисдикции. И, казалось бы, слияние этих двух сфер очень логично — создание единой административной коллегии в объединенном суде.

Однако на данный момент эти системы не имеют практически ничего общего.

Главное отличие в том, что арбитражные суды, как показало недавнее исследование Института проблем правоприменения, успешно противостоят натиску государственных органов. Если оставить в стороне совсем мелкие дела, то шансы предпринимателя и чиновника в разбирательстве по административному делу примерно равны. Что, в общем, логично — регулярно ошибаются и чиновники, необоснованно привлекая предпринимателей к ответственности, и предприниматели, временами оспаривая обоснованные решения о привлечении их к ответственности.

В судах общей юрисдикции, где рассматриваются административные дела, в которых фигурируют преимущественно физические лица, картина совсем иная.

Шансов «отбиться» у гражданина сильно меньше 10%.

Также менее чем в 30% случаев суды встают на сторону граждан, когда они обжалуют решение государственного органа. По большому счету суды (преимущественно мировые) попросту одобряют принятое административным органом решение. Многим знакома фраза «сомневаться в показаниях инспектора ДПС/Роспожнадзора/сотрудника полиции (нужное подчеркнуть) оснований нет». По большому счету, если арбитраж сформировал подлинную систему административной юстиции, функция которой в защите граждан от произвольного толкования законов государственными органами, то в судах общей юрисдикции этот проект провалился. Мировые суды попросту визируют решения полиции, жилинспекции и других органов, в которых рассматриваются дела об административных правонарушениях.

Конечно, с одной стороны, обычные граждане менее грамотны, чем предприниматели и хуже умеют себя защищать, а с другой — в судах общей юрисдикции превалируют дела об административных правонарушениях, в то время как в арбитраже — иные дела из административных правоотношений. Однако ключевая функция административной юстиции состоит именно в том, чтобы уравновесить то неравенство между гражданином/предприятием и государством, которое возникает во всяком административном деле.

При слиянии возникнет вопрос о том, практика каких судов окажется доминирующей. 

На первый взгляд ничто не мешает поставить во главу угла хорошо себя зарекомендовавшую и эффективную практику арбитражей. Однако шансов на это очень мало. Дело в том, что в игру в этой ситуации включатся МВД, прокуратура и другие силовые структуры, позиции и решения которых будут оспариваться в судах. При новых правилах игры им пришлось бы полностью перестраивать все принципы своей работы в том, что касается административной юстиции. Сложно поверить, что объединенные суды выдержат давление объединенных силовых и, например, налоговых органов в условиях, когда судей, специализирующихся на административных делах, будет менее 10% от общей численности судейского сообщества.

В этой ситуации мы (общество, пресса, эксперты, предпринимательские и общественные организации) должны внимательно следить за всем, что происходит в этой области, поскольку удар по административной юстиции в ее «арбитражном» понимании — это расширение административного произвола до масштабов, делающих нормальную, не связанную с коррупцией предпринимательскую деятельность почти невозможной.

Важнейшая мелочь

В контексте работы арбитражных судов очень часто всплывает тема «бегства» крупных компаний в зарубежные судебные юрисдикции. Однако тема эта является практически полностью надуманной с точки зрения оценки качества работы арбитражной системы, которая должна обеспечивать единое нормативное пространство внутреннего делового оборота. Для экономики в целом совершенно неважно, где будет разбираться спор РЖД и Газпрома или, например, РУСАЛа и Альфа-банка.

Он может разбираться в лондонском суде или в президентском кабинете — на устойчивость делового оборота это почти не влияет.

Гораздо важнее, где рассматриваются те сотни тысяч небольших дел, которые переносить в Лондон, Сингапур или кремлевский кабинет попросту нерентабельно. 85% гражданских дел, рассмотренных судами в 2008-2011 годах, как показало исследование Института проблем правоприменения, стоили менее чем по миллиону рублей. Эти споры рассматривались и будут рассматриваться в России, хотя и не факт, что именно суды останутся ключевым инструментом их разрешения. Рассмотрение этих споров — важнейшая задача арбитражей — так обеспечивается законный, прозрачный и единообразный способ решения небольших деловых конфликтов. Как правило, они невелики и чаще всего весьма примитивны (оплатили — недопоставили, отгрузили товар ненадлежащего качества, воспользовались — не заплатили и т. п.). Однако такие конфликты неизбежно существуют в любой экономической системе и их нужно разрешать — эффективно и быстро.

И именно благодаря скорости и эффективности такого разрешения арбитражные суды выиграли в конкуренции с альтернативными механизмами урегулирования конфликтов. В прошлом остались, по большому счету, и криминальный, и административный арбитраж (по мелким и тривиальным делам), третейские же суды почти нигде не развились до той степени, чтобы стать соотносимыми с судами арбитражными. Система, созданная в 2000-х Высшим арбитражным судом, позволила подавляющее большинство предпринимательских конфликтов ввести в правовое русло и разрешать оперативно, прозрачно, удобно и эффективно.

Однако предприниматели очень быстро реагируют на любые изменения.

Если система затормозится хотя бы на полгода, если заявления станут приниматься и рассматриваться медленнее, если будет непонятно, куда идти с тем или иным спорам, предприниматели резко изменят свое поведение. Во-первых, вновь окажутся востребованными альтернативные, преимущественно неправовые механизмы арбитража, а во-вторых, многие относительно рисковые сделки, которые сейчас де-факто гарантированы работающей арбитражной системой, попросту не будут заключены. То есть предприниматели станут осторожнее, затраты будут перераспределены от развития к предупреждению неисполнения контрактов, и это неизбежно скажется на общем уровне производства в самом динамичном секторе — малом, среднем и в нижнем слое крупного бизнеса. И произойти это может быстро и незаметно. Мониторинг стабильного качества и скорости разрешения коммерческих споров – это вторая большая задача, которая стоит перед предпринимательским сообществом.

В целом хочется надеяться на то, что главе ВАС Антону Иванову удастся «приделать мозг динозавру», но верится в это с трудом. Возможно, какие-то шаги в сфере открытости и прозрачности правосудия будут реализованы, может быть, станет более понятной система обжалования, созданы окружные суды и предприняты еще какие-то меры. Но главное, на что следует обратить внимание, — это сохранение паритетных позиций государства и предпринимателя в суде (а в идеале — перенос этой ситуации и на граждан) и той эффективной и быстрой системы рассмотрения небольших и несложных коммерческих споров, которая сформировалась в России. 

Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться