Хан Лондона: что означает избрание нового мэра британской столицы | Forbes.ru
$59.03
69.61
ММВБ2131.91
BRENT62.74
RTS1132.45
GOLD1292.57

Хан Лондона: что означает избрание нового мэра британской столицы

читайте также
+13 просмотров за суткиАдаптация патриархата: как мигранты вписываются в культуру Запада +4 просмотров за суткиРемейк бетонных джунглей. Для чего в Бирмингеме снесли библиотеку, торговый центр и часть кольцевой дороги +3 просмотров за суткиКоролевская башня: почему цена ремонта Биг-Бена выросла вдвое +7 просмотров за суткиДела офшорные. Британский суд принял многомиллионный иск бывшего менеджера «Фосагро» к акционерам холдинга +15 просмотров за суткиВ списках значатся: чем обернется для российских миллиардеров борьба с отмыванием денег в Великобритании +2 просмотров за суткиДаже пустующий дом в Англии может стать формальным поводом, чтобы с владельцем судились в местном суде Сюрпризы Brexit: Великобритания вынуждена хранить возрастающие объемы газа в Европе «Удобная цель»: Минобороны посоветовало Лондону не хвастать «красотой» нового авианосца +5 просмотров за суткиМихаил Фридман купит сеть магазинов здорового питания за £1,8 млрд +1 просмотров за сутки«Возможный теракт»: автофургон врезался в толпу у мечети в Лондоне Провал Терезы Мэй: Великобритания проголосовала за «подвешенный парламент» накануне Brexit Третий теракт за 2,5 месяца: семь человек погибли при нападении трех террористов в Лондоне Райские берега: как страны Средиземноморья спорят с Великобританией за налоговых резидентов +1 просмотров за суткиТоварам из каких стран покупатели доверяют больше всего? Рейтинг Forbes +1 просмотров за суткиВладелец команды «Формулы-1» арестован в Лондоне Brexit по-новому: Тереза Мэй объявила досрочные выборы в Великобритании +1 просмотров за суткиЗдесь жил Сергей Пугачев: в Англии было выставлено на продажу имение Old Battersea House +2 просмотров за суткиВ Великобритании создали скрипт для кражи PIN-кодов с помощью смартфона Тварь дрожащая или право имею: откуда берутся террористы нового типа Теракт в Лондоне: четверо погибших, десятки раненых Прекрасное далеко: кому нужна русскоязычная радиостанция в Лондоне

Хан Лондона: что означает избрание нового мэра британской столицы

Максим Артемьев Forbes Contributor
Садик Хан Фото FA Bobo / PIXSELL / PA Images
Урок победы Садика Хана, первого мэра-мусульманина европейской столицы, в том, что если государство и общество открыты для максимально быстрой интеграции новых граждан, то это идет на пользу обеим сторонам

На смену харизматичному консерватору Борису Джонсону пришел вовсе не харизматичный лейборист Садик Хан. Отныне мэр Лондона – пунктуальный и деловитый мусульманин пакистанского происхождения.  Эра ярких и скандальных глав британской столицы (первым, после учреждения должности в 2000 году, был Кен Ливингстон), похоже, закончилась. Избиратели предпочли чересчур ярким и вызывающим споры политикам лидера, сосредоточенного на решении практических вопросов без сильной идеологической ангажированности.

Однако избрание Хана все-таки стало в определенной мере сенсацией – шутка ли, первый  мэр-мусульманин западной столицы.

На фоне иммиграционных проблем современной Европы, яростных споров накануне референдума о Брекзите избрание Садика Хана представляется довольно наглядным выражением преобладающих тенденций.

Мультиэтничность и мультикультурализм  — судьба любого мегаполиса. Столицы привлекают к себе людей со всех концов света, особенно в наше время стремительных передвижений и моментальной связи с любым уголком земли. Мэр Парижа, например, испанка Анн Идальго.  Разнообразие придает им особенный динамизм и не позволяет стагнировать. Постоянный приток новых людей, влечет за собой приход капиталов и  свежих идей, рост и диверсификацию потребления. В противном случае многие крупные города давно бы уже превратились в вымирающие музеи под открытым небом, чисто туристические объекты — с учетом негативной демографии современного западного населения.

Впрочем, Москва прекрасно демонстрирует эту неизбежную тенденцию – за последние 15 лет ее этнокультурное лицо преобразилось, а то, что наше сознание не успевает отрефлексировать перемены и они еще не сильно отразились на высшем уровне, так это только вопрос времени. Осмысление и институциализация часто отстают от реальных процессов в обществе. Москва  — мультикультурный город со множеством быстрорастущих диаспор, и британский опыт нам также немаловажен. 

Отметим, кстати, что и ее мэр Сергей Собянин также из «приезжих» — важная характеристика времени.

Британия, сильная традициями религиозных и политических свобод,  на протяжении веков притягивала к себе переселенцев, которые бежали от притеснений, обогащая в итоге экономику и культуру новой родины. Французские гугеноты, испанские сефарды, итальянские карбонарии,   — все они находили благоприятные условия для жизни, органично вписываясь в существующую структуру общества. Уже в XIX веке банкиры Ротшильды, поэты Россетти приносили славу Англии. Не забудем и таких «экономических» переселенцев, как немец Гендель, ставший по-настоящему национальным композитором англичан. А Бенджамин Дизраэли стал первым премьер-министром иудейского происхождения в Европе и был удостоен титула лорда.

Будучи центром мировой империи, Британия не могла не привлекать выходцев из ее многочисленных колоний. Этот процесс приобрел мощную динамику во второй половине XX века в связи распадом колониальной империи, дальновидно преобразованной в Содружество, с вытекающими преференциями для жителей входящих в него стран и потребностью в рабочих руках английской промышленности.  Пакистанцы оказались в силу ряда причин одной из наиболее многочисленных диаспор в стране.

Как бы там ни было, но сегодня в Соединенном Королевстве проживает 1,1 млн выходцев из  Пакистана, 1,4 млн – из Индии,  450 000 из Бангладеш. Одних сикхов в Британии сегодня более 400 000, они имеют 193 храма (индуистских — 101, а мечетей на земле, где  Уильям Блейк хотел строить  «Новый Иерусалим», — 614). Только в Лондоне насчитывается полмиллиона индийцев. Достаточно назвать имена Салмана Рушди или его коллеги, нобелевского лауреата В.С. Найпола, чтобы понять значение свершившегося культурного переворота. Как был бы тускл литературный  пейзаж Британии без этих диаспор!

Садик Хан  — зримое олицетворение максимально эффективного использования открывающихся перед новыми гражданами возможностей. Сын водителя автобуса, чья семья жила в муниципальном жилье, он получил бесплатное юридическое образование и сделал затем блестящую карьеру как адвокат. С 24 лет он являлся депутатом муниципалитета и приобрел такой авторитет, что был выдвинут лейбористами в парламент в 2005 году и уверенно победил. Затем он служил последовательно заместителем министра в двух ведомствах, а когда лейбористы перешли в оппозицию, стал уже министром – правда в теневом кабинете.  Таким образом, у Садик Хана достаточный политический и административный опыт для руководства одной из двух финансовых столиц мира. Он ни  в коем случае не радикал, не аутсайдер, случайно попавший во власть. Хан  — представитель британского истеблишмента, не закрытого для посторонних, а, напротив, активно вовлекающего других в  свои ряды. В свою очередь новички пропитываются ценностями британского патриотизма и служат верной опорой государства и общества. Недаром в своем интернет-обращении Садик Хан подчеркивает свою благодарность Великобритании и Лондону за предоставленные ему и его семье возможности. Он  не раз во время избирательной кампании говорил, что сила британского общества и традиций как раз и заключается в формировании потенциала для раскрытия талантов.

Если обратиться  к горячим спорам о том, что такое ислам в современном западном мире —  совместим ли он с  мультикультурализмом, и  может ли существовать мирный ислам, созвучный ценностям демократии и прав человека, то Хан символизирует собой ответ «да».  Помимо чисто юридической работы он возглавлял общественную группу Liberty, занимающуюся   мониторингом и защитой  прав человека, выступал неоднократно против антисемитизма и отрицателей холокоста, в поддержку однополых браков, получая угрозы в свой адрес.

Опыту успешной абсорбции миллионов мигрантов  у Соединенного Королевства можно было бы поучиться, особенно проживая в нем. Но парадоксальным образом один из самых известных российских эмигрантов в Лондоне, Евгений Чичваркин, выступил в Facebook с сокрушительной критикой Садик Хана, продемонстрировав полное непонимание реалий приютившей его страны. По его версии Хан, «как и все социалисты… не понимает сути бизнеса, не верит в частную инициативу», и, вообще «е...ный социалист!» И это притом что избирательная программа Хана начинается именно с пункта о бизнесе, а все остальные – социальные, экологические и прочие — идут уже после, и  его предвыборная платформа представляет собой детальным образом выписанную концепцию по облегчению ведения бизнеса в Большом Лондоне. Сам Хан до начала политической карьеры всегда работал в частном секторе, дойдя до управления юридической  фирмой из пятидесяти человек. Нападки Чичваркина на «социалиста»-мэра (который никоим образом не похож на Ливингстона, но и Ливингстон, при всей его эксцентричности, никогда не был врагом предпринимателей) отдают давно пройденными спорами 80-х годов прошлого века, времен Тэтчер и Рейгана. Но компромисс найден еще при Блэре, приватизация не исключает сильной социальной поддержки, и наоборот. Никто на выборах последних лет в той же Британии, не ломает копий  в пустых идеологических спорах.

Но дело даже не в британцах – они разберутся, как им жить, без советов Чичваркина.

(Он забавным образом делает ставку на бывшего мэра Лондона Джонсона, который является давно отыгранной и поднадоевшей фигурой). Суть в том, что российский бизнес должен осознать свою социальную ответственность и принять ее как неуклонное правило – чистосердечно и без лукавства. Пост же Евгения Чичваркина содержит такое махровое либертарианство и презрение к простому человеку, что, будь он бизнесменом западным, его политическая и общественная карьера закончилась бы в одночасье. Сама используемая им лексика однозначно убийственна для мало-мальски респектабельного политика – «дома для нищебродов… создавать искусственно рабочие (ха-ха-ха! ) места для тех бедных, которым не повезло родиться в семье, которая может платить за образование… Социал-популизм в угоду нищебродам и неспособнышам…» Ни одному самому завзятому либертарианцу на Западе  и в голову не придет использовать такие выражения, полные презрения к бедным, однозначно оскорбительные и высокомерные.

Помнится, в начале 2000-х, в магазине «Евросети» на Тверской, в двух шагах от Госдумы,  висело чучело продавца в натуральную величину  с табличкой – «менеджер такой-то, повешен за неуважительное отношение к клиентам». В самой этой шутке уже тогда сквозило именно «неуважительное отношение» к персоналу и к людям, говоря шире. Ремарка Чичваркина зримо свидетельствует, что этическое ведение бизнеса, осознание им максимально широкой ответственности перед обществом по-прежнему остается нерешенной задачей  в России, причем даже среди тех представителей предпринимательского сообщества, которые избрали Запад местом своего проживания и деятельности.

Урок победы Садика Хана в том, что если государство и общество открыты для максимально быстрой интеграции новых граждан, то это идет на пользу обеим сторонам. Не могу не остановиться и еще на одном выводе: как было сказано выше, семья пакистанского водителя автобуса жила в муниципальном жилье, в квартире с тремя спальнями. Это тоже урок для России  — быстрая ассимиляция будущих лояльных и преданных новой родине граждан возможна тогда, когда они не бросаются на произвол судьбы в трущобах, не обитают в кошмарных условиях в битком набитых халупах, а живут в достойных человека условиях. Может, это и противоречит либертарианским нормам, но эффективность такого подхода налицо.

Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться