Партитура Яровой: почему «Единой России» испортили дембельский аккорд

Ирина Яровая Фото Станислава Красильникова / ТАСС
Как антитеррористические поправки ссорят партию власти с друзьями Путина

Геннадий Тимченко недавно рассказывал о позитивном эффекте санкций. Дескать, у него и его семьи появилась возможность больше путешествовать по родной стране. Но, наверное, путинский друг-миллиардер не сумел бы отыскать злато в золе, если бы, помимо западных «черных списков», попал бы еще и в отечественные. И, чего доброго, вообще лишился бы российского гражданства всего-то из-за наличия второго, финского, и участия в работе международных организаций. Например, в швейцарском фонде «Нева», пусть он и учрежден самими супругами Тимченко.

В столь же уязвимом положении оказывается еще один миллиардер из «ближнего круга» и обладатель финского паспорта — Борис Ротенберг. Да и у Владимира Якунина могут возникнуть очередные проблемы из-за сына, новоиспеченного британского подданного. Пусть он и вполне на радость российским консерваторам поддерживает Brexit.

Эта антиутопия могла бы воплотиться только при очень расширительном толковании антитеррористических поправок, разработанных депутатом Госдумы Ириной Яровой и сенатором Виктором Озеровым. Но коль скоро создан этот прецедент весьма оригинального переосмысления базовых прав и свобод, нельзя исключать, что вслед за террористами, оппозиционерами и гражданскими активистами в ряду «добровольно-принудительно» отказавшихся от «орластого-молоткастого» появились бы и национально-ориентированные капиталисты. По мере надобности и обострения межклановых войн.

Кроме того, именно эти экстраполяции могли бы оправдать очередной образчик думского творчества в глазах рядовых избирателей. Ведь принятие упомянутых поправок на излете парламентского цикла — не самый лучший дембельский аккорд. Особенно для тех депутатов и партий, которые как раз не хотят на дембель. И если у коммунистов, жириновцев и эсеров еще есть шанс сделать менее заметным свое участие в финальном тестировании «бешеного принтера», то единороссам отступать некуда.

Грубо говоря, партия власти приходит к сентябрьским выборам с двумя отрицательными месседжами — «денег нет» от Дмитрия Медведева и «свобод нет» от Ирины Яровой. А такой внутрипартийный плюрализм никак не способствует расширению электоральной базы «Единой России». Скорее наоборот.

При этом даже вполне официальный ВЦИОМ показывает: доля опрошенных, считающих высокий уровень благосостояния главным признаком великой державы, с 2014 года выросла почти в полтора раза – с 25 до 38%. Иными словами, геополитические и даже военные победы уже не так важны, как уровень реальных доходов. Косвенно такую смену приоритетов признал и Владимир Путин, подводя итоги пятилетней работы нынешней Думы: «все важно: и безопасность, и международные дела, но нет ничего важнее экономики и социальной сферы».

На беду «Единой России», холодильник не может наполниться по щелчку, как только развеиваются чары телевизора. И по-хорошему, отсутствие денег логично было бы компенсировать большей либерализацией. Но партия власти и ее хедлайнеры играют по тем нотам, которые есть, и так, как они умеют, пытаясь монетизировать кнут за неимением пряников. Точнее, сделать кнут для одной части общества пряником для другой (более многочисленной).

Не уверен, что авторы антитеррористических поправок предполагали использование их против обладателей двойного гражданства из ближайшего президентского окружения. То есть для окончательного удовлетворения социально-патриотического запроса на национализацию элит. Но депутат предполагает, а кураторы и консультанты располагают. В период обнищания большинства ничто так не раздражает, как благополучие меньшинства. И соответственно, ничто так не приветствуется, как попытки это благополучие разрушить. Причем алчущему равенства и справедливости обывателю по большому счету не важно, идет ли речь об «олигархах-компрадорах» или президентских друзьях-бизнесменах, фактически первых жертвах антироссийских санкций. Тем более что, несмотря на все злоключения, миллиардерами-то они быть не перестали.

Иными словами, пусть и очень опосредованный, но все же «привет» Тимченко, Ротенбергам и прочим делал новеллу Яровой — Озерова более востребованной и принимаемой широкими народными массами. Это ровно та чужая беда, которую у избирателей «Единой России» хватило бы мужества пережить. В отличие от проблем мобильных операторов и интернет-компаний, возникающих из-за необходимости по полгода хранить данные клиентов, как это предусмотрено антитеррористическими поправками. Ведь налоговые долги, повышение тарифов на интернет и мобильную связь, сокращение рабочих мест в телекоммуникационной отрасли больно ударят по кошельку очень многих.

В итоге едва ли не единственный электоральный плюс «единороссовского» дембельского аккорда, скорее всего, будет нивелирован. Профильный комитет Госдумы по безопасности и противодействию коррупции решил исключить нормы о лишении российского гражданства из антитеррористических поправок.

Остается только гадать, приложили ли руку к такому повороту влиятельные владельцы нескольких паспортов или на Охотном Ряду решили прислушаться к мнению общества. Благо законопроект раскритиковали даже религиозные деятели.

И теперь лучшим выходом для Яровой и ее товарищей по партии становится максимальное смягчение всего комплекса поправок, включая и требования по хранению данных. Тогда есть шанс, что 18 сентября найдутся люди, желающие поблагодарить «Единую Россию», что она не очень сильно портит им жизнь.

Новости партнеров