О чем не пишут в России: откат демократии в Парагвае, несбывшиеся надежды в Индии

Обзор прессы всего мира. Почему демократия в Парагвае сделала гигантский шаг назад? Чем запомнится премьер-министр Индии? Должны ли доноры преследовать исключительно благородные цели?

Южная Америка

Демократия в Парагвае сделала гигантский шаг назад в прошлом июне, когда местный парламент объявил импичмент президенту Фернандо Луго. Об этом в рамках Project Syndicate пишут Густаво Сетрини и Лукас Арсе из парагвайского Центра экономических исследований (CADEP). Хотя процедура импичмента и была проведена в соответствии с буквой Конституции, международные наблюдатели и большинство соседей Парагвая сочли происходящее «переворотом». Поводом для отставки Луго стал кровавый конфликт между безземельными крестьянами, захватившими принадлежащие местному магнату территории, и полицией, приехавшей их оттуда выгонять. В результате перестрелки погибли 17 человек — 11 крестьян и 6 представителей правоохранительных органов. Предопределил же падение Луго распад поддерживающей его парламентской коалиции. Политический процесс в Парагвае фактически лишен какой-либо идеологии — противоборствующие силы просто сражаются за получение доступа к ресурсам страны. На протяжении почти шести десятилетий доминирующей силой оставалась партия «Колорадо», выражающая интересы местных земельных магнатов. В 2008 году она лишилась монополии, после того как Подлинная радикальная либеральная партия (PLRA) неожиданно поддержала левые силы в парламенте и выдвинула на пост президента Луго. Поражение «Колорадо» вернуло в Парагвай настоящую политическую конкуренцию. Однако после инцидента с убитыми крестьянами PLRA решила отказать Луго в поддержке и договорилась с «Колорадо» о плане по лишению его власти. Единственная цель обеих партий — вернуть Парагвай в прошлое, когда все решения в стране принимает единственная политическая сила.

Азия

Чем запомнится действующий премьер-министр Индии Манмохан Сингх? Этим вопросом задается журнал The Foreign Policy. Долгое время казалось, что Сингх войдет в историю как смелый реформатор, вытащивший Индию из бедности. Однако теперь есть стойкое ощущение, что все сложится несколько иначе. Сингх, которому скоро исполнится 80 лет, пришел к власти во многом благодаря своему образу воплощения «индийской мечты». Немногим удалось, родившись в крошечной деревне без электричества, получить в итоге докторскую степень по экономике в Оксфорде. В начале 1990-х годов он стал министром экономики и провел ряд важнейших реформ. В 2004 году Сингх получил пост премьер-министра, и многие надеялись, что он сможет превратить Индию в одну из ведущих стран планеты. ВВП Индии тогда стремительно рос, и каждая крупная иностранная компания хотела пробиться на перспективный рынок. Но постепенно ситуация начала меняться. ВВП падает последние два года, достигнув в I квартале десятилетнего минимума. Standard & Poor's обещает понизить кредитный рейтинг страны, превратив Индию в первого «падшего ангела» в составе БРИК. Эксперты и аналитики называют правительство Сингха самым некомпетентным в новейшей истории, а количество коррупционных скандалов во властных кругах поражает даже самое смелое воображение. И вот уже историки готовы пересмотреть роль Сингха в реформах 1990-х годов: вся слава в итоге может достаться бывшему премьер-министру Нарасимху Рао. Мораль этой истории очень проста: не стоит возлагать слишком большие надежды на человека, чей образ не подкреплен действиями.

Рынок донорских органов

Верховный суд в США разрешил платить компенсацию донорам костного мозга, пишет The Wall Street Journal. Подобная практика была запрещена законом, принятом в начале 1980-х годов, когда костный мозг добывался с помощью гигантской иглы, втыкаемой в тазовую кость. Сейчас желающие пожертвовать костный мозг проходят через процедуру под названием «аферез»: фактически доктор просто берет кровь из вены потенциального донора. Благодаря решению суда могут быть спасены жизни нескольких тысяч больных, которые каждый год умирают, так и не дождавшись подходящего донора. Однако есть у идеи компенсации донорам и могущественные противники — многие неправительственные организации, занимающиеся поиском доноров костного мозга, отказываются принимать в программу людей, которым была обещана компенсация. «Разве мы хотим, чтобы доноры были мотивированы деньгами?» — задается вопросом глава National Marrow Donor Program Майкл Бу. На протяжении многих десятилетней нуждающиеся в трансплантации костного мозга пациенты умирали из-за идеи, что донорами должны двигать исключительно благородные цели. Альтруизм — это прекрасно, пишет издание, однако желание превратить его в единственный мотив, который должен двигать донорами, стоит каждый год тысячи жизней. Возможно кому-то пора пересмотреть свои взгляды?

Спорт

Нью-Йорк. Восточный Гарлем. Утром каждого воскресенья участок 109-й улицы, зажатый между Второй и Третьей авеню, превращается в площадку для игры в стикбол, уличную разновидность бейсбола. История стикбола длится с середины XX века, когда каждая улица в Гарлеме имела свою собственную команду, свою легенду, свои рекорды и драматическую историю больших побед и горьких поражений. Сейчас все изменилось, рассказывает The New York Times. Восточный Гарлем переживает болезненный процесс джентрификации — традиционные местные жители уезжают на окраины, а их места занимают более состоятельные горожане. Почти никто из игроков и болельщиков оставшихся четырех стикбольных коллективов здесь больше не живет, а центром стикбола стал Бронкс, где в данный момент существует лига из десяти команд.

Новости партнеров