О чем не пишут в России: что нужно, чтобы Китай стал демократией

Обзор деловой прессы мира. Почему продвинутая часть китайского общества снова надеется на демократические реформы? Чем плох национальный девиз Ямайки?

Китай

Финансовый кризис 2008 года разрушил надежды продвинутой части китайского общества на либерализацию рынка и уменьшение роли государства в экономике. Одновременно сознанием чиновников завладел панический страх перед нестабильностью. Однако теперь в интеллектуальных кругах Китая вновь заговорили о демократических реформах. Но готово ли к этому правительство страны? Некоторые наблюдатели ожидают, что какие-то важные решения могут быть приняты уже в конце этого года — после смены власти и очередного всепартийного съезда. Учитывая нынешнюю конъюнктуру, не стоит ожидать увеличения роли рядовых граждан в политическом процессе и начала деконструкции монопольной власти партии, пишет в колонке для Project Syndicate научный сотрудник Национального университета Сингапура Ганг Чен. «Более или менее радикальная перестройка политического режима Китая возможна лишь при соблюдении двух условий. Во-первых, у руля должен встать сильный и убежденный лидер с реформаторскими взглядами. Во-вторых, необходим полный консенсус среди высоких чинов и политической элиты страны. В данный момент ни одно из этих условий не соблюдается», — пишет Чен.

Более того, Китай уже давно перестал находиться под властью какого-нибудь одного конкретного лидера. И хотя полномочия до сих пор сконцентрированы преимущественно в руках членов политбюро, никто из них не обладает достаточным могуществом, чтобы проводить масштабные изменения единолично. Вместо этого в Китае действует своеобразная система сдержек и противовесов. И хотя можно назвать этот механизм демократическим, на самом деле в данной ситуации он лишь препятствует изменениям. Существует и другая проблема: в среде прогрессивных китайских политиков нет консенсуса в отношении содержания и направления гипотетической реформы. Это так же верно и в отношении авангарда общества, идеологические предпочтения которого сильно различаются: новые левые, классические демократы, неолибералы и проч. Добавьте к этому уравнению новый финансовый кризис и замедление экономического роста, и вам станет очевидно, что итогом всепартийного съезда станут ни к чему не обязывающие туманные обещания, за которыми не будет стоять никаких реальных политических инициатив.

Медиа

В самом начале кровавого конфликта в Сирии телеканалы Al Arabiya и Al Jazeera, две главные медиаимперии Ближнего Востока, приняли решение бороться с пропагандистской машиной президента страны Башара Асада. Однако, как теперь окончательно стало ясно, в своем желании поддерживать сирийских повстанцев они зашли слишком далеко. Освещение событий в Сирии обоими телеканалами даже не претендует на объективность и не соответствует стандартам высокой журналистики. По большому счету они уже не слишком сильно отличаются от своих сирийских коллег. Об этом пишет журнал The Foreign Policy. Al Arabiya и Al Jazeera были основаны королевскими семьями Катара и Саудовской Аравии соответственно. Расходы каждого телеканала каждый год составляют сотни миллионов долларов. Пик их славы пришелся на расцвет «арабской весны», когда они превратились в самых надежных поставщиков информации о происходящем в регионе. Со временем методы их работы начали меняться. Сейчас в их репортажах все чаще можно заметить стремление сообщить зрителю правду, и все чаще — желание искажать реальность в угоду политическим интересам Катара и Саудовской Аравии и собственным представлениям о добре и зле. Это очень печально. Даже конфликт в Сирии не лишен самых разнообразных оттенков серого. Последние события в Сирии, Египте, Йемене, Тунисе, Ираке или Иране вместе составляют одну из самых интересных глав истории арабского мира. И это очень неправильно, что она освещается столь субъективно.

Центральная Америка

Последние 50 лет, то есть с момента обретения независимости от Великобритании, национальным девизом Ямайки остается фраза «Из многих людей — единый народ». Это звучит достаточно разумно. В конце-концов, коренное население острова давно вымерло и сейчас Ямайку населяют исключительно переселенцы. Однако в реальности за безобидным и патриотичным лозунгом скрывается маргинализация местного африканского большинства, пишет в The New York Times профессор Университета по изучению Вест-Индии Кэролин Купер. 90% населения Ямайки составляют темнокожие африканцы, 7% — мулаты, лишь 3% — европейцы. Но именно последние являются политической элитой местного общества, которые управляют всеми остальными, прикрывая свою власть идеями мультикультурализма. Его не существует. Это миф. Корни всей ямайской культуры находится в Африки. Настало время изменить девиз.

Новости партнеров