Путь прогресса: от «закона Магнитского» до «закона Ходорковского»

Коэн Ариэль Forbes Contributor
фото Fotodom / Rex Features
Как может изменить отношения России и США принимаемый Конгрессом закон о «списке Магнитского»

В пятницу, 16 ноября, в третью годовщину гибели юриста Сергея Магнитского в Бутырке, Палата представителей конгресса США проголосовала за закон его имени. Беспрецедентный по сути проект рассматривался в пакете с отменой другого исторического акта — поправки Джексона-Вэника, ограничивавшей торговлю между США и СССР, а потом Россией с 1974 года.

Отмена поправки — часть большого процесса нормализации российских внешнеэкономических связей, важным этапом которого стало вступление России в ВТО. А без отмены ограничений на «постоянные нормальные торговые отношения» (ПНТО), американский бизнес в России не будет пользоваться равными правами и защитой норм ВТО. Поправка, кстати, не применяется на деле со времен Рональда Рейгана. Она давно отжила свое, так как была связана с требованием Конгресса разрешить эмиграцию из СССР, главным образом, советских евреев.

Тем не менее, защита прав человека (наряду со свободной торговлей) является важным вопросом для американских политических элит, как республиканцев, так и демократов. Усилия клиента покойного Магнитского, Уильяма Браудера, хозяина фонда Hermitage, соединили эти два момента воедино. Браудер пролоббировал «Закон Магнитского» практически в одиночку. По версии Браудера, Магнитский уличил сотрудников российских налоговых и силовых структур в гигантской афере - выводе из бюджета более $230 млн через возвращение якобы уплаченных налогов подставным компаниям.

Повсеместная коррупция в России, в том числе судов и правоохранительной системы, бросают вызов и российскому бизнесу и западным инвесторам. И Владимир Путин и Дмитрий Медведев регулярно жаловались на положение вещей, но только сейчас, спустя 20 лет после начала новой российской государственности, начинаются какие-то телодвижения, вроде расследований вокруг Минобороны, финансирования ГЛОНАСС, саммита АТЭС. Может, дойдет дело и до «Транснефти» и строительства объектов сочинской Олимпиады. Блажен, кто верует!

При этом другие вопиющие нарушения, как например два глубоко политизированных дела Михаила Ходорковского и его партнёров и сотрудников, все еще ждут справедливости. Или закона имени Ходорковского в Конгрессе... Впрочем, и без отдельного закона, те, кто преследовал владельца ЮКОСа могут подпасть под «Закон Магнитского», т.к. Amnesty International считает Ходорковского узником совести. А в «список Магнитского», по логике законопроекта, ведь можно занести не только тех, кто повинен в смерти Сергея, но и других нарушителей прав человека.

Проект Палаты представителей еще должен быть согласован с сенатским вариантом закона. Для этого конгрессмены и сенаторы проведут так называемую конференцию и окончательный текст поступит на подпись президенту Обаме до конца года.

После этого ФБР, Минюст США, внешняя служба Минфина, и даже спецслужбы, смогут запрещать въезд в страну нарушителей прав человека в России, арестовывать их имущество в США и даже добиваться «в установленном порядке», т.е. через суды, ареста их банковских счетов и недвижимости в других странах. Причём, если окончательный текст закона будет принят в версии Сената, то не только российские нарушители прав человека, но и «оборотни» из других стран подпадут под "Закон Магнитского". Российским генералам тогда придется соседствовать в списке с иранцами, сирийцами и северокорейцами.

Но как повлияет «Закон Магнитского» на будущее российско-американских отношений? Думаю, что не очень сильно. На недавней встрече дискуссионного клуба «Валдай», высокопоставленный российский чиновник, отвечающий за экономику, прямо сказал, что принятие закона «переживем».

На войне, как на войне, а в бизнесе, как в бизнесе: «ничего личного», как говорил Том Хаген, ирландский консильери дона Корлеоне. На самом деле, Кремль готов идти на некоторое улучшение отношений с Вашингтоном, несмотря на принципиальные разногласия по Сирии и ПРО. Экономика должна развиваться, а в США есть и инвестиционный капитал, и технологии, и менеджмент. Вскоре после того, как стало ясно, что президент Обама прошёл на второй срок, посол США в Москве Майкл Макфол, раннее осуждённый на всех телеканалах страны как акушер цветных революций, был с почётом принят в одном из ночных ток-шоу.

Если звезды, в том числе и дипломатические, зажигают в ночном эфире, это точно кому-то нужно. Сигнал был подан. Если раньше крупные российские бизнесмены не очень жаловали Спасо-хаус, резиденцию американского посла, то за неделю после выборов г-н Макфол принял полдюжины крупных предпринимателей и промышленников. 

Изменение в антиамериканской тональности Москвы было замечено и в Госдепартаменте. Но американский дипломат, специалист по России, тем ни менее сказал мне, что ни на минуту не верит, что в отношениях Москвы и Вашингтона открылась по-настоящему новая страница.

Что же будет дальше? Во-первых, российско-американской торговле, оборот которой менее $40 млрд, т.е. вдвое меньше оборота с Германией и Китаем, есть куда расти. Но, во-вторых, власти США будут продолжать сотрудничество с западными банковскими регуляторами и правоохранительными органами для того, чтобы отслеживать российских чиновников и олигархов, занимающихся отмыванием денег. Особенно тех, кто при этом нарушают права человека. Как отмечают эскперты, до последнего времени многие такие нарушители предпочитали проводить время и хранить свои финансовые ресурсы на Западе. Союзники США в Европе и в Канаде продвигают законодательные акты похожие на «Закон Магнитского».

Стоит признать, что ситуация с правами человека и защитой прав собственности в России лучше, чем в СССР, где предпринимателей сажали и даже расстреливали. Просто прогресс движется медленно. Будем надеяться, что «Закон Магнитского» – очередной шаг на тяжелом и длинном пути.

Новости партнеров