Как ведет себя Россия в ВТО

фото Романа Шеломенев для Forbes
Попытки российских чиновников проводить политику «умного протекционизма» могут повредить отечественным экспортерам

Заканчиваются первые четыре месяца членства России в ВТО. Страсти несколько поутихли, меры по защите российских производителей намечены, ресурсы выделены. Запущена давно уже запоздавшая программа подготовки государственных служащих к работе в условиях ВТО. Пока рано говорить о том, что получила и что потеряла Россия от вступления, но можно отметить явные тенденции в торговой политике. «Умный протекционизм» — именно так сегодня называют то, что пытаются изобрести российские власти. С одной стороны, прилюдно заявляя о недопустимости расширения протекционизма в современном мире, с другой стороны, неустанно работая над изобретением мер защиты, не противоречащих правилам ВТО. Нужно отметить, что в последнем они не первопроходцы. Скорее прилежные ученики. Уже десять лет по такому пути идет Китай. Именно опыт Китая и подпитывает усилия российских деятелей от экономики.

И первый результат уже есть. Законопроект о введении утилизационного сбора с автомобилей — сверстанный на коленке, впопыхах, в канун официального вступления в ВТО — это изобретение российских лоббистов, поддержанное властями, уже получило соответствующую оценку в международных кругах. Отнести эту меру к разряду «умного протекционизма» невозможно по многим причинам. Первая редакция закона, представленная Министерством промышленности и торговли, — очевидное невооруженному взгляду нарушение одного из основных принципов ВТО, принципа национального режима. Данный принцип постулирует, что после того как с импортного товара на границе был взята соответствующая пошлина, страны-члены ВТО обязаны предъявлять одинаковые требования к импортному и отечественному товару. То есть после пересечения границы, на территории страны в отношении импортных товаров должны действовать те же требования, что и в отношении отечественных аналогов.

Эта же редакция закона предписывала применять разные ставки утилизационного сбора с автомобиля импортного и аналогичного, но произведенного в России. Безусловно, отсутствие соответствующей подготовки чиновников позволило выйти на свет совершенно незаконному с точки зрения международных обязательств страны документу. «Умом» закон не блистал. К счастью, в последующих редакциях такое очевидное пренебрежение нормами мирового права было исправлено и в качестве плательщиков данного сбора были указаны как импортеры транспортных средств, так и производители таковых на территории России. Однако не очень «умный протекционизм» все же себя продемонстрировал. Полномочия по взиманию сбора передавались Федеральной таможенной службе России. И помимо этого транспортные средства, ввезенные с территории Таможенного союза, исключались из товаров, которые попадали под действие этого закона. То есть утилизационный сбор с них не должен взиматься.

Таким образом, налицо противоречие данного закона принципу национального режима, неукоснительно выполнять который обязалась Россия, вступив в ВТО. Неудивительно, что именно это нововведение российских властей привлекло внимание европейских стран, и они очень быстро заявили о необходимости пересмотра подхода к взиманию утилизационного сбора с тем, чтобы все автомобили были в равной степени охвачены им. То есть не столько сам сбор волнует иностранных производителей, а то, что в существующем виде он ставит в неравные условия импортеров и отечественных производителей. Ну а с точки зрения российских потребителей, как и в прежние времена до ВТО, они оплачивают из своего кармана субсидии не очень эффективным отечественным производителям транспортных средств. Предварительно уплатив с этих денег необходимые налоги в бюджет.

В чем особая изобретательность авторов закона, не ясно. Международные обязательства не выполнены. Воспроизведена ситуация, имевшая место до ВТО. Но возможны и новые проблемы. Допустим, что европейские страны, поддержав требования своих производителей, поставляющих автомобили на российский рынок, потребуют от России выполнения взятых на себя обязательств. Предположим далее, что встав на защиту «умных протекционистов», российская сторона откажется выполнять это требование. Тогда возможен очень неприятный сценарий. Если комиссия ВТО по разрешению споров признает обоснованность претензий европейских стран, то они получат право на адекватный ответ. И их ответ будет направлен не против неэффективных производителей российских автомобилей — они на внешних рынках практически не присутствуют. Повышением таможенных тарифов будут наказаны российские экспортеры, причем не нефти и газа. Это будут металлургические и химические компании или те довольно редкие, но очень важные для будущего российской экономики производители высокотехнологической продукции. Такой неправильный бумеранг — защищая одних, довольно неэффективных производителей, под удар подставляются самые эффективные фирмы, обеспечивающие самые производительные рабочие места.

Данная ситуация, к сожалению, не единична. Она хорошо иллюстрирует общий инфантилизм российской торговой политики. Как ребенок, который не способен просчитать наперед последствия своих поступков, Россия действует непосредственно и прямолинейно, под воздействием сил лоббирования, игнорируя необходимость оценки потенциальных последствий. При этом выключается один из важных механизмов, способных обеспечить выигрыш России от вступления в ВТО, — ориентация при принятии решений относительно торговой политики на общественные интересы, а не интересы узкоотраслевых лоббистов.

рейтинги forbes
Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться