Бюджет: ножницы власти

Евсей Гурвич Forbes Contributor
фото РИА Новости
Если закрывать глаза на макроэкономические правила, кризисы приходят очень быстро

Итоги прошедшего года неожиданно порадовали: впервые после кризиса бюджет исполнен с профицитом, Резервный фонд вновь начал расти. Значит ли это, что мы решили свои проблемы и можем жить спокойно?

Если опираться на статистику, то ответ должен быть утвердительным. На фоне огромного суверенного долга зарубежных стран — 120% ВВП у Италии, 165% у Греции, 230% у Японии — 10%-ный госдолг России выглядит более чем скромно. Конечно, европейский финансовый кризис может привести к падению цен на нефть и тем самым ударить по доходам бюджета. Однако сценарий, при котором нефть подешевеет надолго (более чем на год) и будет стоить менее $90 за баррель, выглядит маловероятным. А в течение года бюджет вполне продержится за счет Резервного фонда.

Все хорошо? Не совсем так. Наши проблемы, в отличие от других стран, носят долгосрочный характер. Прогнозы бюджетных доходов и расходов напоминают ножницы. Доходы в процентах от ВВП будут падать из-за того, что добыча нефти отстает от остальных секторов. Прежде это компенсировалось удорожанием углеводородов, но сейчас прогнозы относительно мировой экономики не сулят стабильного повышения цен на нефть и газ. С другой стороны, мы резко увеличили в 2010 году выплаты пенсионерам и планируем наращивать военные расходы. Сверх того, наша страна вступила в полосу ухудшения демографических пропорций, что будет создавать дополнительное давление на бюджетную систему.

Беспокойство вызывают не только цифры, но и резкий поворот в бюджетной политике, который произошел в последние годы. Важнейшие решения переместились в плоскость «политической целесообразности», оторвавшись от экономических реалий. Государство берет на себя новые обязательства, все меньше увязывая их с будущими возможностями бюджета. В период финансового кризиса в нашей стране, как и во многих других, временно заморожено действие бюджетных правил, то есть ограничений на использование нефтегазовых доходов и величину дефицита. Но за рубежом это объяснялось необходимостью борьбы с кризисом, у нас же кризис стал скорее предлогом, чтобы производить политически мотивированные расходы.

Это значит, что нам, как и зарубежным странам, требуется серьезное оздоровление бюджетной политики. Но в отличие от них это должно быть упреждающее оздоровление — пример европейских стран доказывает, что проще и дешевле заранее предотвратить финансовый кризис, чем потом с ним бороться. Не стоит самоуспокаиваться низкими показателями госдолга — напомню, что Греция прошла путь от страны с высоким, но устойчивым долгом до положения государства-банкрота всего за три года.

Резервы для бюджетной консолидации у нас есть. Необходимо прежде всего экономить на расходах, а не повышать налоги. Нет сомнений, что ликвидация «откатов» сберегла бы минимум 2% ВВП. Надо восстановить бюджетные правила. Важно повышать и эффективность расходов — для этого, в частности, планируется перейти к «программному бюджету», то есть выделять деньги под решение конкретных задач (например, снижение заболеваемости до определенных целевых показателей). И, конечно же, нужна новая пенсионная реформа.

Реализация этих задач упирается в серьезные политические и экономические интересы. Одни меры непопулярны у населения, другие, скорее всего, будут заблокированы как невыгодные бюрократии. Это не только общие соображения, но и реальный опыт — уже много раз красивые планы уходили в песок. Готова ли Россия к новому раунду борьбы за здравомыслие? Ставки в игре высоки — результат будет определять развитие страны на много лет вперед.

рейтинги forbes
Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться