Сергей Капица, очевидный и невероятный

Егор Быковский Forbes Contributor
Сергей Капица фото ИТАР-ТАСС
Российская наука потеряла одного из главных своих популяризаторов и защитников

Горькие дни. Мы едва успели опомниться от известия о том, что 11 августа умер один из самых известных российских ученых, Юрий Дмитриевич Третьяков — профессор, заведующий кафедрой неорганической химии химического факультета МГУ, основатель и декан факультета наук о материалах МГУ, заведующий лабораторией химической синергетики ИОНХ РАН, академик РАН. И вот сегодня, 14 августа — Сергей Петрович Капица. Ему было 84 года.

Я был знаком с ним. То есть за себя-то я уверен, что был знаком. Был ли со мной знаком Сергей Петрович, не могу точно сказать, но отличная память ученого его не подводила и, признав однажды виденное лицо, вытаскивала из внутренней картотеки соответствующее имя и фамилию. И все же я не воспользовался шансом как-нибудь взять у него многочасовое интервью, из которого можно было бы сделать прекрасную книгу — ведь жизнь Капицы почти совпадает со всей советской эпохой нашей страны, да еще и с 20 годами новейшей России.

Он был одновременно одним из долгожителей сначала советского, а потом и российского телевидения (40 лет вел передачу «Очевидное-невероятное») со всем широчайшим кругом знакомств, который предполагает такой род деятельности — и крупным ученым, самым известным популяризатором науки в СССР и на всем постсоветском пространстве. Он был общественным деятелем — членом Совета при президенте РФ по культуре и искусству, членом Общественного совета при Минобрнауки и пр., и пр. Разве много таких людей вокруг? Представляете, какое количество мужчин и женщин пожимало ему руку, как много они ему успели поведать, сколько историй, как поучительных, так и просто интересных, а то и забавных, было в этой голове? А я их так и не успел записать.

Кстати, насчет рукопожатий. Пожимая руку Сергею Петровичу в первый раз, тому уж лет 20 назад, я не мог отделаться от мысли, что прикасаюсь к живой истории. Только представьте себе: вы разговариваете с человеком, чей дед, Алексей Николаевич Крылов, был генералом для особых поручений при морском министре Российской империи (что, между прочим, не помешало ему получить в 1941 году Сталинскую премию, а в 1943-м стать Героем социалистического труда). А дед деда был ранен при Бородино, брал Париж, был награжден орденами и золотым оружием за храбрость. Всего через посредство двух человек дотронуться до одного из героев Отечественной войны 1812 года — разве это не поразительно? Другой дед Капицы, генерал-майор инженерного корпуса, строил форты Кронштадта.

Наконец, его великий отец, Петр Леонидович Капица — единственный, наверное, советский ученый, сначала ставший членом Лондонского Королевского общества и лишь спустя 10 лет избранный, наконец, членом Академии наук СССР. Но мне важно не количество открытий, совершенных этим ученым, а то, насколько он способствовал организации среды, в которой такие открытия можно делать. Именно академик Капица принимал главное участие в создании научно-исследовательского центра Академгородка в Новосибирске и высшего учебного заведения нового типа — Московского физико-технического института. И именно он стоял у истоков журнала «Квант», уникального физико-математического журнала для школьников и студентов. До конца 1990-х годов этот журнал выходил тиражом до 350 000 экземпляров. Степень интереса молодежи к точным наукам в СССР в комментировании после таких цифр не нуждается.

И вот теперь вам должно быть понятно знаменитое высказывание Сергея Петровича Капицы: «Математика — это то, что русские преподают китайцам в американских университетах».

Сам Сергей Петрович родился в Кембридже и приехал в Россию уже восьми лет от роду — год спустя после того, как его отцу не позволили вернуться работать в Англию, к сэру Эрнсту Резерфорду. Вернулся с мамой и с младшим братом Андреем, тем самым, который позже станет участником последнего великого географического открытия: советские ученые предскажут существование гигантского озера под толщей льда, на которой стоит российская антарктическая станция «Восток» (это предсказание блестяще подтвердится лишь спустя много лет, в 1996 году).

Дорога наследнику династии предстояла, казалось бы, вполне определенная. Первому советскому наркому просвещения Анатолию Луначарскому часто приписывают фразу «Чтоб стать интеллигентным человеком, необходимо иметь три высших образования. Первое должно быть у деда, второе у отца и третье — у тебя». Правда, сказал это не он, а его сводный старший брат Михаил Луначарский, известный юрист и оперный певец, чей отец был рожден от крепостной. И что, разве происхождение ему помешало? Верно и обратное: принадлежность к рабочей, артистической или научной династии сама по себе ничего не гарантирует. Сергей Петрович сделал за жизнь столько, что хватило заполнить интересом жизни десятка людей. Правда, академиком РАН так и не стал, несмотря на то что многие это ему приписали сегодня в некрологах.

Зато он больше 30 лет преподавал физику студентам МФТИ, занимался прикладной электродинамикой, физикой элементарных частиц, земным магнетизмом и математическим моделированием социально-исторических процессов (вроде гиперболического роста численности населения Земли). А самое главное, Сергей Петрович открыл двери в мир науки миллионам людей. Благодаря его передаче, его гостям, его усилиям большая часть наших соотечественников относилась к науке если не всегда с пониманием, то неизменно с уважением (хотя именно понимание было целью Капицы).

Науку может делать пусть не каждый, но — многие. А вот те, кто может держать на высоте ее престиж, рассказывая каждому доступным ему языком, что такое наука и зачем она нужна, — такие люди большая редкость. И в наш век потихоньку подступающего мракобесия они особенно нужны. В наших рядах — брешь.

Новости партнеров