Два приговора, белорусский и норвежский

Андрей Щербак Forbes Contributor
фото Итар-ТАСС
Жестокость приговора Ковалеву и Коновалову только усилит очевидные сомнения в справедливости белорусского суда. Особенно на фоне дела Брейвика

30 ноября в Минске был вынесен приговор Дмитрию Коновалову и Владиславу Ковалеву, обвиняемым в совершении теракта в минском метро 11 апреля 2011 года. Верховный суд вынес решение приговорить обоих к высшей мере наказания — расстрелу.

По версии следствия, на скамью подсудимых попали пьющие токарь и электрик, желающие дестабилизировать обстановку в республике. Я думаю, их судьба была решена за несколько дней до провозглашения официального вердикта — когда Александр Лукашенко заявил, что преступники должны «отвечать по полной». Суровый приговор после этого был неизбежен. Стоит особо отметить, что решение Верховного суда по этому уголовному делу является окончательным и обжалованию не подлежит.

Для Лукашенко суровый приговор — это ответ на обвинения в неспособности контролировать политическую обстановку. Одновременно это и послание оппозиции: вердикт суда, де-факто вынесенный президентом, являет собой политическое кредо Лукашенко — «Не потерплю!».

В самом деле много неясностей. С одной стороны, Ковалев и Коновалов успешно и безнаказанно терроризировали Белоруссию с 2005 года (взрывы в Витебске в 2005 году и в Минске в 2008 году), с другой стороны — легко попались в руки милиции через два дня после взрыва в Минске весной этого года, то ли забыв про камеры наблюдения, то ли специально проходя под ними. (Не буду перечислять здесь все то множество вопросов и недоумений, которые вызывает это дело. Их резюмировала Amnesty International. Решение суда, принятое по сути самим Лукашенко, осудил весь мир.)

Мотив остается неясным: по версии следствия, заказчиков у них не было (то есть нет в Белоруссии организованного вооруженного подполья!), но теракт был политически направленным. Кроме того, не было заявлено, что обвиняемые принадлежат к какой-либо политической группе или организации. Иными словами, Ковалев и Коновалов — маньяки-одиночки, стремящиеся дестабилизировать политическую обстановку в республике.

Едва ли это подготовленная инсценировка белорусских властей. Скорее всего, это пример кампанейщины. Лукашенко после теракта дал поручение найти преступников через 48-72 часа, что и было ревностно исполнено. Для исполнителей такого поручения невиновных не бывает. А вероятность того, что на скамье подсудимых оказались случайные стрелочники, которые попались под горячую руку, весьма высока.

По иронии судьбы, накануне, 29 ноября, в Норвегии было принято решение по другому крупному теракту, который произошел в Европе в этом году. Андерс Брейвик, совершивший 22 июля 2011 года шокирующий теракт в Норвегии, по итогам психиатрической экспертизы был признан невменяемым. Его ждет фактически бессрочное принудительное лечение по диагнозу параноидальная шизофрения. Возможно, для норвежцев это оптимальное решение: маньяк получит максимальное наказание (будучи вменяемым, Брейвик получил бы не более 21 года), идеология Брейвика по факту объявлена бредом сумасшедшего, отменяется судебный процесс, которого так хотел Брейвик. Естественно, речи о смертной казни даже не шло. Контраст с Белоруссией налицо. Дело даже не в различии правовых систем, а в ценностях, которые разделяются обществом.

Лукашенко живет ценностями директора колхоза конца XX века, в том же времени он законсервировал Белоруссию. Порой даже кажется, что это не конец, а начало прошлого века. Это путешествие в машине времени на 100 лет назад: белорусские рабочие мастерят бомбы в подпольной лаборатории, как будто они народовольцы, анархисты-бомбисты или боевая группа партии эсеров, которая борется с царизмом. Самодержавие выносит им суровый приговор: чтобы другим неповадно было.

Возможно, норвежский ответ на борьбу с террористами (если, конечно, поверить скорому белорусскому суду и считать Коновалова и Ковалева 100-процентными террористами ) окажется эффективнее. Хотя в обеих странах они объявлены маньяками-одиночками, в Белоруссии власти по факту пошли на политизацию процесса, а в Норвегии предпочли максимально его деполитизировать. Если заключение психиатров о том, что Брейвик сумасшедший, не будет оспорено, его будут пичкать таблетками до конца дней — незавидный пример для подражания. А приведение в исполнение приговора Коновалову и Ковалеву способно еще больше укрепить веру в их невиновность, оправдать их в глазах общественного мнения. И суровость приговора может сыграть против Лукашенко.

[processed]

Новости партнеров