Роковая женщина Политбюро

Василий Кашин Forbes Contributor
Гу Кайлай фото REUTERS 2012
Смертный приговор жене могущественного чиновника демонстрирует партийной элите Китая: есть пределы, заходить за которые нельзя

Жена экс-члена Политбюро ЦК КПК Бо Силая Гу Кайлай, приговоренная в понедельник к смертной казни с отсрочкой исполнения приговора, — первая супруга китайского руководителя высшего эшелона, понесшая столь суровое наказание с середины 1970-х. Уголовное дело в отношении Гу Кайлай, а также отставка со всех постов и заключение под домашний арест ее мужа Бо Силая стали самым крупным потрясением для китайской политической системы со времен событий на площади Тяньаньмэнь в 1989 году.

Бо был не только членом Политбюро ЦК КПК и партийным лидером крупнейшего китайского города Чунцин. Он считался стопроцентным кандидатом в новый состав Постоянного комитета Политбюро, группы из 9 человек, в руках которых сосредоточена высшая власть в Китае. Его назначение на этот пост ожидалось в результате XVIII съезда КПК в июле.

Гу Кайлай осуждена за убийство в 2011 году своего делового партнера, британского предпринимателя Нила Хейвуда. Основные подробности дела хорошо известны из материалов судебного процесса: во время спора из-за комиссионных за услуги по выводу денег за рубеж Хейвуд имел неосторожность угрожать сыну Гу и Бо Силая Бу Гуагуа, проживавшему в Великобритании. Гу в ходе последующей встречи напоила его, а затем собственноручно отравила.

История имеет множество интерпретаций и обросла теориями заговоров. В ней видят результат вмешательства внешних сил и грандиозной закулисной борьбы, раскалывающей китайское руководство. Бо Силай и правда был редким для современной китайской компартии типом харизматического политика-левака, строившего свою популярность на бескомпромиссной борьбе с коррупцией и организованной преступностью.

Многим хотелось видеть в произошедшем расправу номенклатуры с принципиальным политиком. Например, чтобы пресечь нежелательные брожения среди силовиков, китайская армейская печать в первые недели скандала публиковала уныло-однообразные статьи генералов о мудрости партийной линии и важности партийного руководства вооруженными силами. Но информация, которая доступна сейчас из различных китайских источников, позволяет с уверенностью утверждать, что за падением Бо Силая и его жены не стоит никакой заговор или раскол КПК. История является, скорее всего, гораздо более банальной и поучительной, демонстрирующей рамки поведения политика в современном Китае.

Вероятнее всего, падение Бо Силая было результатом многолетних, планомерных усилий одного человека — члена Постоянного комитета Политбюро ЦК КПК, секретаря Центральной комиссии по проверке дисциплины КПК Хэ Гоцяна. Хэ занимал пост секретаря Чунцинского горкома КПК с 1999 по 2002 год. Бо пришел на эту же позицию в октябре 2007 года, тут же развернув масштабную борьбу с процветавшей в городе коррупцией.

Формально действия Бо не представляли собой прямого подкопа под авторитет Хэ Гоцяна. Между периодами их правления Чунцином прошло больше 5 лет, и сменились два партийных лидера. Но фактически среди чунцинских кадров, которые в ходе развернутой Бо антикоррупционной кампании были уволены или попали в тюрьму, преобладали люди, с которыми Хэ успел плотно поработать вместе в период своего руководства местным горкомом. Приговоренный к смерти в 2008 году за коррупционные преступления и крышевание мафии заместитель начальника чунцинской полиции Вэнь Цян считался близким соратником Хэ Гоцяна в период его работы в Чунцине.

Хэ Гоцян — последний человек, которого китайский чиновник захочет видеть в числе своих врагов. Возглавляемый им орган — Центральная комиссия по проверке дисциплины — играет уникальную роль в китайской политической системе. Фактически это отдельная спецслужба для борьбы с правонарушениями в госаппарате. Прочие спецслужбы и правоохранительные органы курируются другой структурой — Центральной политико-правовой комиссией КПК, возглавляемой членом Постоянного комитета Политбюро Чжоу Юнканом.

Эти два чиновника не подчиняются друг другу, но вынуждены тесно взаимодействовать по отдельным особо важным делам. Как в свое время в СССР, в Китае полиция и спецслужбы не могут по своему усмотрению приобретать агентуру среди партработников или вести расследования в отношении партаппарата. Но при развертывании расследований Центральной комиссией по проверке дисциплины полиция и госбезопасность должны ей помогать.

Непонятно, на что рассчитывал Бо Силай, восстанавливая против себя такого человека. Возможно, самоуверенность была следствием его происхождения из высших слоев коммунистической аристократии — его отцом был вице-премьер КНР Бо Ибо, близкий соратник Дэн Сяопина. Кроме того, демонстративная борьба с коррупцией и левацкие взгляды Бо снискали ему широкую популярность в стране.

Действительно, атаковать Бо в лоб Хэ Гоцян не решился. Расследования комиссии были первоначально направлены на окружение чунцинского партийного лидера, причем не только на нынешнем, но и на прежних местах службы. Несмотря на бескомпромиссную борьбу с коррупцией и хоровое пение революционных песен на чунцинских улицах, Бо ничем не отличался от других коррумпированных китайских руководителей и был так же уязвим. Он имел свою бизнес-клиентелу, его жена отжимала откаты с бизнесменов, порой под угрозой посадки в тюрьму, его сын-плейбой жил в Великобритании и США, учился в Оксфорде и Гарварде и гонял на собственном Porsche.

Судя по всему, Хэ планировал постепенно дискредитировать Бо и лишить его любых шансов на продолжение карьеры после съезда — то есть сделать дело без лишнего шума. Он уже заручился благосклонностью ряда других лидеров, в частности премьера Госсовета Вэнь Цзябао, которому не нравились левацкие взгляды и растущая популярность Бо. В Даляне, городе, который Бо Силай некогда возглавлял, начались расследования в отношении Сюй Мина, главы компании «Далянь Шидэ» и восьмого номера китайского списка Forbes. В Чунцине под ударом оказались некоторые из героев организованной Бо борьбы с коррупцией, включая шефа полиции Ван Лицзюня. А когда тот стал объектом расследования, Бо совершил еще одну роковую ошибку. Он не стал защищать своего ближайшего соратника. Более того, он понизил его в должности и санкционировал арест некоторых сотрудников Ван Лицзюня.

6 февраля произошла катастрофа — уже находившийся под наблюдением органов безопасности Ван Лицзюнь в отчаянии направился в ближайшее консульство США в городе Чэнду и пробыл там несколько часов, возможно, рассчитывая получить убежище. По выходе из консульства он попал в руки органов госбезопасности и был препровожден в Пекин. Пытаясь спасти свою жизнь, Ван рассказал все — включая подробности совершенного Гу Кайлай убийства британского бизнесмена, которое он в качестве шефа чунцинской полиции по указанию шефа покрывал.

Таким образом, Гу Кайлай, будучи убийцей и вымогательницей, стала в то же время жертвой политических амбиций и близорукости своего мужа. Смертные приговоры с отсрочкой на два года в Китае всегда заменяются пожизненным заключением (с возможностью дальнейшего сокращения наказания) — однако от осужденного требуется не совершать новых преступлений в испытательный срок. Таким образом, если у следствия появятся новые вопросы в отношении деятельности ее мужа и его окружения, в интересах Гу Кайлай будет рассказать все искренне и по существу.

Новости партнеров