Как итальянский суд помог Дольче и Габбане попасть в список Forbes

Документы, обнародованные в ходе судебного процесса в Милане, свидетельствуют о том, что каждый из членов знаменитого дизайнерского дуэта имеет состояние свыше $1 млрд

Пока Доменико Дольче и Стефано Габбана создают новую коллекцию к весенним неделям моды, гораздо более важный для дизайнеров процесс развивается за пределами модных показов и люксовых бутиков — команда адвокатов готовится отбить претензии итальянского государства в неуплате создателями бизнес-империи D&G налогов. В случае если суд признает их виновными, ближайшие фэшн-шоу иконы индустрии рискуют увидеть не из-за сцены, а из-за тюремной решетки.

На этом скандальном фоне еще более удивительным выглядит тот факт, что в 2013 году Дольче и Габбана могут впервые войти в рейтинг мировых миллиардеров по версии Forbes. В рамках судебного процесса, который сейчас идет в Милане, дизайнеры вынуждены были обнародовать большой массив документов, свидетельствующих о финансовом состоянии их компании. Из этих бумаг, в частности, следует, что в 2011 году выручка материнской структуры Dolce & Gabbana составила $1,5 млрд. Используя собственные расчеты и коэффициент отношения капитализации к выручке аналогичных публичных компаний, Forbes пришел к выводу, что создатели D&G, владеющие бизнесом на паритетных началах, имеют состояние свыше $1 млрд каждый. Оба бизнесмена появятся в новом рейтинге мировых миллиардеров, который будет обнародован в марте.

Суд над Дольче и Габбаной по обвинению в уклонении от уплаты налогов стартовал в Верховном суде Италии в декабре 2012 года. По версии гособвинения, дизайнеры в 2004 году специально занизили цену линий одежды D&G и Dolce & Gabbana, продав их своей люксембургской холдинговой компании Gado за €360 млн, хотя бренды, по оценке итальянских специалистов, стоили как минимум €1,2 млрд. Расследование велось на протяжении четырех лет. В январе и феврале в Милане пройдет несколько судебных заседаний, на которых налоговики и другие свидетели обвинения будут излагать свою точку зрения на махинации Дольче и Габбаны. Если вина будет доказана, дизайнерам грозит не только внушительный штраф, но и до пяти лет тюремного заключения.

54-летний Дольче и 50-летний Габбана все обвинения в свой адрес отрицают. «Наша совесть чиста, — говорил последний в интервью одному из глянцевых журналов. — На все Божья воля, а мы живем так, будто этого процесса не существует. По крайней мере в повседневной жизни мы об этом совсем не задумываемся». «За 28 лет карьеры мы никогда не занимались работой ради денег», — соглашался с партнером Дольче.

Несмотря на заверения дизайнеров в бескорыстии и преданности творческим идеалам, эксперты мало кого готовы поставить в один ряд с итальянцами по умению выстраивать бизнес-процессы. Начав с высокой моды, Дольче и Габбана постепенно научились продавать люксовую одежду в массовом сегменте, а за одеждой последовали парфюмерия, аксессуары и сумки. Дизайнерам удалась диверсификация брендов с помощью выделения бюджетной линии D&G. В 2011 году D&G, правда, был закрыт, а Дольче и Габбана полностью сосредоточились на своем основном продукте — линии Dolce & Gabbana. Это позволило дуэту восстановить пошатнувшуюся репутацию безусловных лидеров индустрии — коллекция, представленная в сентябре 2012 года, была с восторгом принята прессой (удостоившись, к примеру, эпитета «потрясающе» от журнала Vogue).

Дольче и Габбана продолжают настаивать на том, что частная форма владения компанией их полностью устраивает. Никакого IPO, по меньшей мере в ближайшей перспективе, рынку ждать не приходится, так же как и поглощения конгломератами наподобие Louis Vuitton — Moet Hennessy. В прошлогоднем интервью Financial Times Дольче объяснял свое упорство тем, что дизайнеры «не хотят денег».

В мартовском рейтинге миллиардеров Forbes итальянцы станут не единственными новичками-представителями фэшн-индустрии. Свой миллиард в минувшем году также заработала американский дизайнер Тори Берч и основатель бренда Diesel Ренцо Россо.

Успех производителей одежды легко укладывается в логику посткризисного восстановления глобального спроса на товары класса «люкс». Главными бенефициарами бума потребления, драйвером которого выступают развивающиеся азиатские рынки, становятся популярные бренды, в том числе и Dolce & Gabbana. Акции итальянской Prada в 2012 году, к примеру, подорожали более чем вдвое, немецкой Hugo Boss — на 44,5%. «Рост класса потребителей» (термин аналитиков McKinsey & Co.) позволяет извлекать дивиденды и производителям массмаркет одежды, таким как испанская Inditex и итальянская Calzedonia. Глобальный объем рынка в 2012 году, по оценке Bain & Co., составил $275 млрд, третий год подряд продемонстрировав 10-процентный рост.

Новости партнеров