Экспатам придется ждать российской пенсии или уходить в тень

фото Diomedia / Imagebroker RM
Дмитрий Медведев подписал закон, осложняющий жизнь иностранцев в России, в том числе сотрудников языковых школ

«Омбудсмен по инвестициям», первый вице-премьер Игорь Шувалов твердит о важности изучения иностранных языков. Открывая в декабре школу во Владивостоке, он снова наказал детям хорошо учить английский. По иронии судьбы спустя всего день после выступления Шувалова президент Дмитрий Медведев подписал закон (№ 379-ФЗ), осложняющий жизнь иностранцев в России, в том числе сотрудников языковых школ.

Новый закон меняет порядок взимания страховых взносов во внебюджетные фонды: пенсионный (22% от ФОТ), социальный (2,9%) и медстрахования (5,1%) или 20% только в пенсионный фонд — для компаний, применяющих упрощенную схему налогообложения. Раньше компании не должны были платить эти взносы за иностранных специалистов. Новый закон распространяет платежи на иностранных граждан, которые отныне могут претендовать на российскую пенсию. Платить приходится за специалистов, которые зарабатывают до 2 млн рублей в год, или до $5000 в месяц.

Кто больше всех пострадает от этого новшества? В России официально зарегистрировано около 1,3 млн иностранных работников. Но руководители или консультанты-экспаты часто зарабатывают более 2 млн рублей в год, и взносы за них не платят. А платежи за зарплаты иммигрантов-строителей не столь тяжелое бремя для строительных компаний, полагает гендиректор Russia Consulting Group Ульф Шнайдер.

Один из основных ударов пришелся по языковым школам — потому что экспаты здесь составляют значительную часть персонала, а на фонд оплаты труда приходится наибольшая часть затрат. По оценке консалтинговой компании «Технологии роста» (ТР), в одной Москве языковые школы предоставляют услуги на 12,3 млрд рублей.

Нововведения приведут либо к уменьшению доли экспатов, работающих в компаниях, либо к уводу части бизнеса в тень, прогнозирует гендиректор ТР Тамара Решетникова. «Большинство иностранных граждан въезжает к нам на один-два года, и взносы в ПФР для них не имеют смысла», — уверена руководитель службы персонала BKC-International House Анастасия Похилько. Еще в 2010 году, когда преподавателям-иностранцам перестали выдавать визы, а школы обязали получать квоты миграционной службы, BKC решила снизить долю экспатов в штате компании с 90% до 50%. Новые потери пока не измерены, компания оценит масштаб бедствия в ближайшем семестре, констатирует Похилько. Она допускает, что компании придется поднимать цены на обучение, если удар по бизнесу будет серьезным. Директор другой небольшой компании уже оценила свои потери: с учетом новых сборов расходы должны превысить выручку школы.

Интересно, что изначально в законопроекте, внесенном правительством в Думу, об иностранцах речи не шло. Планировалось только снизить общую нагрузку взносов в негосударственные фонды с 36% до 30%. Однако ко второму чтению с подачи думца Андрея Исаева и сенатора Валерия Рязанского закон пополнился поправкой об иностранцах. Как объяснял Исаев, это должно устранить искусственно созданное преимущество фирм, привлекающих мигрантов.

Некоторые языковые школы уже начинают «уводить экспатов в тень». А те одновременно с преподаванием получают урок привычной для россиян жизни «по понятиям».

Новости партнеров