Черной против Дерипаски: был ли их договор фальшивкой и сколько стоит Z | Forbes.ru
$58.79
69.36
ММВБ2152.41
BRENT63.24
RTS1153.32
GOLD1255.11

Черной против Дерипаски: был ли их договор фальшивкой и сколько стоит Z

читайте также
+446 просмотров за суткиБитва на Пресне: экс-глава ВЭБа судится с Олегом Дерипаской из-за Трехгорной мануфактуры +24 просмотров за суткиМиноритарий крупнейшего производителя литых дисков обвинил «Русал» в давлении на акционеров при продаже завода +290 просмотров за суткиВ дорогу с миллиардером: гид по Японии от Олега Дерипаски +27 просмотров за суткиО чем мечтают миллиардеры: ответы — в новом номере Forbes Life +13 просмотров за суткиСети Дерипаски: что стоит за попытками ревизии энергореформы Чубайса +1 просмотров за суткиАлюминиевый профиль. Олег Дерипаска разбогател на $700 млн после IPO En+ +6 просмотров за суткиEn+ Олега Дерипаски оценили в $8 млрд. Стоит ли вкладываться в ее акции? Полина Дерипаска войдет в список самых богатых женщин по версии Forbes +13 просмотров за суткиГде и чему московские миллиардеры учат своих детей +7 просмотров за суткиПопасть в лунку: зачем миллиардеры инвестируют в гольф +71 просмотров за суткиПрохоров потерял, Вексельберг выиграл: что изменится после продажи «Онэксимом» 7% Rusal Миллиардеры в роли государства: справится ли частный бизнес с проблемами моногородов Associated Press попросило суд Вашингтона отклонить иск Олега Дерипаски Трудовые будни: чем занимались олигархи на Питерском форуме Дерипаска поспорил с Набиуллиной и Силуановым о приватизации, курсе рубля и ставках «Абсолютная ложь»: Олег Дерипаска утверждает, что не просил иммунитета в США Условия Дерипаски: миллиардер был готов давать показания в Конгрессе США в обмен на иммунитет За «клевету» ответят: Дерипаска подал в суд на Associated Press +4 просмотров за сутки«Русал» против Китая: почему производители из Поднебесной теснят других производителей Дерипаску обвинили в выплате $50 млн соратнику Трампа за работу «в интересах Путина» От Дерипаски до Ротенберга: кто владеет крупнейшими аэропортами

Черной против Дерипаски: был ли их договор фальшивкой и сколько стоит Z

Олег Дерипаска фото Артема Голощапова для Forbes
В третий день выступления адвокат Черного доказывал, что Дерипаска приезжал в Лондон договориться о честной цене акций, но денег не хватало, и он решил не платить

О начале процесса «Черной против Дерипаски» читайте здесь.

Последний, третий день выступления перед судьей Высокого суда Лондона Эндрю Смитом по иску предпринимателя Михаила Черного к основному акционеру UC Rusal Олегу Дерипаске (№14 в списке богатейших бизнесменов России-2012, состояние —$8,8 млрд) адвокат Михаила Черного Марк Ховард посвятил обстоятельствам появления на свет главных документов — так называемого Соглашения №1 и Приложения №1.

На них во многом строятся доказательства Черного, который утверждает, что в 2001 году, подписывая Соглашение, Дерипаска обязался выплатить ему $250 млн за его долю в «Русале», а в Приложении обещал, продав в 2005-2007 годах «третьим лицам» эту долю Черного, возвратить ему разницу между суммой продажи и выплаченными $250 млн.

Дерипаска возражает, что, хотя он заплатил $250 млн, Черной не был партнером и владельцем акций, а та выплата была компенсацией за криминальную «крышу».

Вчера представитель Черного в основном пытался разбить утверждения Дерипаски о том, что его клиент, Антон Малевский [считался лидером самой могущественной измайлово-гольяновской группировки, погиб в 2001 году] и Сергей Попов [считался лидером подольской ОПГ, совладелец компании «Союзконтракт»] не были его партнерами, а вымогали у него «долю» доходов от бизнеса за предоставление криминальной крыши. Адвокат утверждал, что у самого Дерипаски были дружественные и деловые связи со всеми тремя, а некоторые свидетели, обвиняющие Черного в преступной деятельности, возлагают те же обвинения на самого Дерипаску. При этом, чтобы очернить Черного перед английской общественностью и судом, рассказывает адвокат, после подачи иска Дерипаска нанял британское пиар-агентство для «обливания [его] грязью». 

Святое послание Дерипаске

Марк Ховард считает, что именно события 10 марта 2001 года определили развитие всей истории взаимоотношений Черного и Дерипаски. Предприниматели встретились в этот день — и этого не отрицает ни одна сторона — в находящейся неподалеку от Гайд Парка роскошной лондонской гостинице Lanesborough и подписали Соглашение №1. Разногласия возникают относительно того, зачем они встречались, что обсуждали, что означает подписанный обеими сторонами документ и того, передал ли его Дерипаска там же и в тот же день Черному или отдал Малевскому в Москве несколько дней спустя. Выяснение обстоятельств, уверен адвокат, позволит суду признать, что оба документа были подписаны Черным и Дерипаской в один день в той гостинице, представляют собой единое целое и что на этой встрече Черной и Дерипаска как два партнера договорились о продаже Черным Дерипаске доли в совместном алюминиевом бизнесе. И что это вовсе не было встречей вымогателя и жертвы, на которой шел торг об условиях прекращения «крышевания».

Встрече Черного и Дерипаски в Лондоне предшествовала договоренность Дерипаски и Абрамовича о слиянии бизнесов «Сибала» и «Сибнефти», для чего было заключено три документа: предварительное соглашение, договор купли-продажи и измененный договор купли-продажи. Ход переговоров о слиянии и их завершение, считает адвокат, подтверждают партнерство Черного и Дерипаски: в 2000 году основатель УГМК Искандер Махмудов и президент входившего в TWG Hermitage Resourses Михаил Некрич известили его о продаже TWG Сибнефти, предложили действовать совместно, и Черной уполномочил Махмудова и Некрича вести переговоры с Романом Абрамовичем; Дерипаска договорился с Черным, что будет вести эту сделку, и согласовал с Абрамовичем создание совместной компании «Русал». Дерипаска и Абрамович договорились, что «по политическим причинам» имена Черного, Малевского и Попова не будут упоминаться в документах.

Дерипаска такой ход событий отрицает, как и то, что Черной (а Черной настаивает на этом) делал во время подготовки сделки платежи в пользу «Сибнефти», чтобы «сбалансировать» расчеты.

Черной утверждает, что до того, как было решено не упоминать его в документах, он получил от Дерипаски английскую и русскую версию проекта договоров о слиянии. Дерипаска это также опровергает. Тем не менее в предварительном соглашении упоминаются, «другие акционеры» «стороны-2» (стороны Дерипаски). Дерипаска утверждает, что под словом «партнеры» подразумевались поставщики, менеджмент предприятия и торговые партнеры, но, настаивает адвокат, речь явно шла о владении активами. Тем более что во время знаменитого разговора Абрамовича и Березовского в аэропорту Ле Бурже, запись которого фигурирует на процессе этих двух олигархов, Абрамович говорил: «Если мы легализуемся, то и они должны сделать то же», — и называет «Быкова, Мишу, Антона, Аксена и Олега Дерипаску». «Миша» — это Черной, и запись, по мнению адвоката, четко указывает, что Абрамович считал его совладельцем.

Именно после сделки «Сибал» — «Сибнефть» в 2000 году отношения Черного с Дерипаской переменились, рассказывает представитель Черного. Дерипаска оброс политическими связями и стал как партнер Абрамовича одним из самых влиятельных бизнесменов. Он собирался жениться на Полине Юмашевой, дочери главы администрации Бориса Ельцина и падчерице дочери президента России. Черной же уже шесть лет жил в Израиле, утратив влиятельные связи, и не мог вернуться в Россию из-за опасений за свою жизнь. 

В таких условиях и произошла встреча в гостинице Lanesborough, обычная для них встреча. Черной утверждает, что попросил дивиденды, на что Дерипаска якобы заявил, что, если нужны деньги, пусть продаст бизнес. И сделал предложение о покупке: из-за отсутствия свободных средств $250 млн сразу и полную цену 20% «Русала» через несколько лет, а, если возникнут споры, решаться они должны в Лондонском суде. Дерипаска тут же начал печатать документ, который впоследствии стал Соглашением №1. За обедом Дерипаска передал подписанную им копию Приложения №1 Черному. Затем в номере Дерипаски он подписал все документы. Они хранились в Израиле, потом в Болгарии, пока не были переданы адвокату Стефенсону Харвуду, когда настало время подавать иск против Дерипаски.         

Дерипаска, со своей стороны, утверждает, что только в 2001 году почувствовал себя в достаточной безопасности, чтобы прекратить отношения с «крышей» и встретился в Москве с Малевским, который-де заявил, что для отказа от «крыши» TWG заплатила $410 млн, и Дерипаска должен заплатить столько же: $250 млн Черному, а остальное Малевскому. 4 марта 2001 года Дерипаска якобы стал готовить черновик документов, взяв за основу полученный от кого-то на дискете образец. Он полетел в Лондон на встречу с Черным и еще в полете подписал Соглашение №1, а на встрече в гостинице «ясно заявил, что ‘крыша’ закончилась». После обсуждения процедуры платежа Черной, рассказывает Дерипаска, подписал две копии Соглашения №1, но, хотя Дерипаска сохранил одну у себя, впоследствии он не смог ее найти. Вернувшись в Москву, продолжает миллиардер, он передал Приложение №1 Малевскому, сказав, что потребуется время для организации перевода. Дерипаска не помнит даты и места встречи с Малевским, но, как и в случае с соглашением, Приложение №1 он не смог обнаружить. Малевскому до его гибели во время парашютного прыжка в 2001 году он так и не заплатил, но оплата его части была согласована на встрече с тремя людьми, двух из которых он знал по кличкам «Толстяк» и «Кудрявый» (позже в своих показаниях Дерипаска уточнил, что это были [криминальные авторитеты] Сергей Аксенов и Дмитрий Павлов).

Адвокат Черного воспроизводит события 2001-2006 годов, включая интервью Черного и Дерипаски, в которых утверждается, что Черной владеет активами совместно с Дерипаской, переписку адвокатов, обсуждавших совместное владение и окончательный расчет. Одна из историй, изложенных Дерипаской в объяснениях, особенно примечательна. В одном из объяснений для суда олигарх рассказал, что примерно в 2004 году получил от адвоката Черного по факсу копии Соглашения и Приложения, а на запрос дополнительной информации об этом случае предложил иную версию. Якобы эти документы передал ему в монастыре отец Тихон [Шевкунов, архимандрит, наместник Сретенского монастыря в Москве, считается близким к администрации президента и духовником Владимира Путина], который сам получил документ от бывшего сотрудника кремлевской администрации. Этот человек якобы попросил передать документ Дерипаске и предупредить, что копии циркулируют в администрации и, очевидно, изготовлены Черным, чтобы подорвать репутацию Дерипаски.        

Лихтенштейн, Англия и буква Z

Марк Ховард предложил суду проанализировать само Соглашение, заключенное Черным и Дерипаской в Лондоне. Если суд решит, что это «разводка», то интерес к его содержанию будет сугубо академическим. Если же нет, следует решить, по какому праву — английскому или лихтенштейнскому — нужно его рассматривать. Однако на основании любого из них придется признать, что Дерипаска должен будет заплатить Черному за 20% акций «Русала».

Позиция Дерипаски состоит в том, что даже если суд отвергнет версию с «крышей», требования Черного об окончательном расчете нужно будет отвергнуть из-за погрешностей в самом документе. Тем не менее, уверен представитель Черного, Дерипаска неправ и объясняет причины этого.

Для начала он рассматривает положение сторон Соглашения перед его подписанием. Примерно в 1997 году Дерипаска, по словам адвоката, согласился, что все алюминиевые активы будут оформлены на Radom (офшор Дерипаски, Черного и Махмудова, Попова и Малевского). Когда в 1999 году был образован «Сибал», Черной и Дерипаска договорились, что компания будет записана на Radom или на его партнеров-владельцев. Дерипаске поручили реструктуризацию, но он ни разу не известил Черного, что поручение не выполнено, а тот с 1999 года до слияния с «Сибнефтью» считал, что компания контролируется оффшором. Однако даже хотя некоторыми пакетами «Сибала» владели компании, контролируемые Дерипаской, конечным бенефициаром самих этих компаний были Черной и Дерипаска (но не Малевский с Поповым). Из структуры владения следует, что прямо перед заключением Соглашения Черному принадлежало 40% «Русала».

В чем суть  при всех недостатках — текстов Соглашения и Приложения? Они свидетельствуют, что Черной соглашается продать свою долю в алюминиевом бизнесе, а Дерипаска — заплатить цену 20% «Русала», включая $250 млн аванса.

Ни одна сторона не возражает, что $250 млн были полностью уплачены. Что касается Приложения, то оно очень короткое и говорит о том, что «сторона 2» (Дерипаска) может начать продажу акций «Русала» в течение трех лет, но не позже десяти лет после выполнения Соглашенния. Дерипаска обязуется заплатить Черному сумму, равную формуле (Z х 20 минус $250 млн), где Z — продажная цена 1%. Если продажи начнутся в течение первых трех лет, Z вычисляется как среднее по всем сделкам.   

Как мы помним, у Дерипаски не было достаточно денег, чтобы выкупить 20% Черного сразу, и эти договоренности давали ему отсрочку. Продажа пакета по формуле должна была создать механизм определения цены, которую он обязывался заплатить Черному. Если бы Дерипаска продал только часть пакета, цена 1% определялась бы по среднему значению от совершенных сделок и рыночной цене на время последней из них.

Дерипаска возражает. Во-первых, в Соглашении указана доля Черного как 17,5% «Сибала» (т. е. 11,25% «Русала»), а в Приложении — как 20% «Русала». Однако цифра 17,5%, уверен адвокат, не лишает Соглашения коммерческого смысла. Во-вторых, говорит Дерипаска, соглашение слишком туманно: не прописано ни число акций на продажу, ни время, отведенное на ее начало и завершение. Однако установленные Соглашением сроки — три и пять лет после выплаты $250 млн — указывают на точные даты. В-третьих, Дерипаска сейчас утверждает, что на самом деле Соглашение не налагало на него никаких обязательств, поскольку слова Приложения «должна» или «начать реализовывать» означают «только если г-н Дерипаска решит продать имеющиеся в виду акции третьим сторонам, только тогда он будет обязан провести платежи, как описано в документе». Однако, настаивает адвокат, согласно документу Дерипаска был обязан заплатить Черному цену 20% акций «Русала», у Дерипаски не было выбора, продавать или не продавать акции, а наоборот, если бы он не смог продать весь пакет, цена Z вычислялась бы по рыночной цене на день последней продажи.

Черной полагает, что поскольку у него была устная договоренность с Дерипаской, что тот будет держать 20% «Русала» с условием отложенного платежа и поскольку платеж не был сделан, по британским законам Черной может претендовать на собственность в виде траста или — по законодательству Лихтенштейна — на фидуциарный мандат (опекунство) над собственностью [Дерипаски]. Поскольку Дерипаска прямо или косвенно владеет 20% от 66% UC Rusal, Черной требует либо передачи их ему в траст (по английскому праву), либо выдачи попечительского мандата (по лихтенштейнскому) и их принудительной продажи в его пользу, а также удержания полученных Дерипаской дивидендов или активов, приобретенных с использованием этих акций. Черной также требует взыскать с Дерипаски недополученную за прошедшие годы прибыль, объем которой должен быть определен на второй стадии суда.

При подготовке использовалась «Начальные письменные показания истца», зачитанные адвокатом Михаила Черного Марком Ховардом

Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться