Новый сезон охоты на бизнес: найдутся ли коммерсанты среди сенаторов?

Иван Осипов Forbes Contributor
Вслед за Госдумой сезон охоты на парламентариев-предпринимателей открывает Совет Федерации. Увенчается ли эта инициатива успехом?

Председатели комитетов Совета Федерации получили поручение проанализировать соблюдение членами верхней палаты парламента установленных для сенаторов ограничений и запретов на занятие бизнесом, сообщило в среду агентство «Интерфакс». На такой шаг руководство Совфеда решилось пойти после скандала с лишением депутатского мандата Геннадия Гудкова. Согласно закону о статусе члена верхней палаты, на сенаторов распространяются те же ограничения, что и на их коллег из Госдумы.

Всю информацию комитеты должны до 20 октября представить комиссии по контролю за достоверностью сведений о доходах и имуществе, которую возглавляет вице-спикер Совфеда Юрий Воробьев. Комиссия в свою очередь доложит о результатах собственной проверки в конце месяца на заседании верхней палаты. Спикер Валентина Матвиенко поручила сенаторам навести порядок в собственных рядах еще 27 сентября. По ее мнению, парламентарии должны быть «примером в соблюдении законодательства» и избегать нарушения антикоррупционных норм, которые провоцируют «большой общественный резонанс».

Сенаторам, равно как и депутатам, запрещается заниматься предпринимательской и другой оплачиваемой деятельностью, совмещать работу в Совфеде с членством в органах управления хозяйственного общества или иной коммерческой организации и входить в состав органов управления попечительских или наблюдательных советов иностранных НКО и их российских подразделений. Также члены верхней палаты не имеют права получать вознаграждения в виде ссуд, услуг, оплаты развлечений, отдыха, транспортных расходов от граждан и компаний.

Воробьев в конце прошлой недели подтвердил, что комиссией под его руководством «ведется плановая аналитическая работа». По словам вице-спикера, запрет на управление бизнесом касается всех парламентариев вне зависимости от уровня их доходов и строчки в рейтинге 200 богатейших предпринимателей России по версии Forbes. Действительно, кресла сенаторов занимают сразу шесть участников списка: Сулейман Керимов (№19 в рейтинге Forbes, оценка состояния — $6,5 млрд), Андрей Гурьев (№29, $3,5 млрд), Дмитрий Ананьев (№50, $1,8 млрд), Вадим Мошкович (№54, $1,8 млрд), Андрей Молчанов (№57, $1,7 млрд) и Виталий Малкин ( №163, $600 млн). Все они вошли в число 25 представителей органов власти, за последние три года отчитавшихся о рекордных доходах. К примеру, Гурьев (и члены его семьи) за период 2009-2011 годов заработали 4,4 млрд рублей, Молчанов — 3,4 млрд.

В СМИ в начале октября появилась информация о том, что Керимов, Молчанов, Гурьев и Ананьев вместе с одним из основателей группы «Синтез», сенатором от Чувашии Леонидом Лебедевым на фоне развернутой кампании по чистке парламентских рядов от предпринимателей решили самостоятельно отказаться от продолжения законотворческой карьеры. Пресс-служба верхней палаты эти слухи опровергла. В аппарате Совфеда заверили, что Матвиенко лишь планирует ужесточить внутренний контроль над декларациями и вовсе не собирается устраивать охоту на ведьм, превращая процесс в кампанейщину. Сами сенаторы ситуацию никак не комментировали.

Никаких запретов для состоятельных людей на работу в Совфеде нет, подчеркивает член верхней палаты Евгений Тарло, входящий в состав комиссии Воробьева. По его словам, спровоцированная в СМИ шумиха на деле означает лишь необходимость дополнительной проверки самими сенаторами поданных деклараций на предмет полного соответствия законодательству и речи об удалении из парламента конкретных фигур не идет.

Чем завершится проверка комиссии Воробьева, пока неясно. Единственным прецедентом работы этого органа стало июньское открытое заседание по обращению партии «Яблоко». Политическая организация требовала проверить соответствие доходов и расходов в декларациях сенаторов Александра Чекалина, Рафгата Алтынбаева, Геннадия Горбунова и Владимира Гусева. Результатов антикоррупционная проверка не дала, вспоминает лидер «Яблока» Сергей Митрохин. Гусева комиссия проверять не стала из-за истечения срока его сенаторских полномочий, а остальные три «подозреваемых» доказали несостоятельность претензий партии. Предположения «Яблока» внутренние аудиторы верхней палаты сочли «необоснованными», говорилось в пресс-релизе Совфеда. Новых громких разоблачений Митрохин не ожидает. По его мнению, власти лишь спекулируют на теме борьбы с парламентариями-бизнесменами, чтобы снизить градус общественного возмущения.

Среди сенаторов обязательно найдутся новые нарушители нормы о запрете на совмещение парламентской работы и занятия бизнесом, убежден депутат-«эсер» Дмитрий Гудков. Вместе с коллегами по фракции он на протяжении последних нескольких недель публикует списки членов нижней палаты, которые, следуя формальной логике, обязаны были покинуть Госдуму вслед за Гудковым-старшим. Пока в обнародованных «эсерами» списках фигурирует всего один сенатор — представитель Башкортостана Анатолий Бондарук. Как следует из данных ЕГРЮЛ, в период работы в парламенте он учредил четыре компании — ООО «Лесопромышленная компания «Селена», ЗАО «Селена-Пластик», ООО «Полиэф Инвест» и ООО «Селена-Нефтехим». Документов по Бондаруку в комиссию Воробьева пока никто не направлял, говорит Тарло. На следующей неделе список сенаторов-нарушителей расширится, обещает Гудков-младший.

Из тех членов верхней палаты, чьи имена ассоциируются с предпринимательской деятельностью, формально бизнесом на сегодняшний день никто не занимается. Сенаторы остаются владельцами активов, в то время как оперативное руководство осуществляют другие лица. В отчете группы ЛСР по МСФО, к примеру, указано, что на 31 декабря 2011 года Молчанов компанию контролировал, в отчете «Русагро» — что 74,15% акций принадлежит Мошковичу и членам его семьи.

Читайте далее: Самые известные выходцы из бизнеса в Совете Федерации

Новости партнеров