Ирина Прохорова: «Мы привезли в Красноярск 33 тонны книг» | Forbes Woman | Forbes.ru
$57.54
67.63
ММВБ2063.81
BRENT57.35
RTS1131.08
GOLD1281.87

Ирина Прохорова: «Мы привезли в Красноярск 33 тонны книг»

читайте также
+32 просмотров за суткиОбщественные силы: Мелинда Гейтс инвестирует $20 млн в женское движение +38 просмотров за суткиВартан Грегорян, президент фонда «Корпорация Карнеги»: «Образование — шанс на новую жизнь» +5 просмотров за суткиЗвезда Армении: кому и за что армянские филантропы раздают миллионы долларов +62 просмотров за суткиКнижная полка миллиардера: что читают богатейшие люди планеты +20 просмотров за суткиКому подпевает Чубайс: топ-менеджер «Роснано» открывает в Самаре музей рок-н-ролла +17 просмотров за суткиГалопом на ужин: благотворительный вечер Федерации конного спорта России Осенняя пора: 13 добрых дел сентября и октября Ушли все: на аукционе Off white в поддержку современного искусства проданы все 17 лотов на €118 700 +17 просмотров за суткиВ Пушкинском — жгут. Открылась выставка Цая Гоцяна «Октябрь» Тайлер Перри пожертвовал $1 млн пострадавшим от урагана Харви в Техасе +9 просмотров за суткиCOO Facebook Шерил Сэндберг пожертвовала $100 млн на благотворительность +5 просмотров за суткиКороль филантропов: Билл Гейтс пожертвовал $4,6 млрд на борьбу с малярией +3 просмотров за суткиПрохоров потерял, Вексельберг выиграл: что изменится после продажи «Онэксимом» 7% Rusal +2 просмотров за суткиВ открытый кэш: что будет с состоянием Прохорова после продажи доли в Brooklyn Nets Президент «М.Видео» Александр Тынкован тайно подарил картину Третьяковской галерее +1 просмотров за суткиДи Каприо против Трампа: актер объединяет знаменитостей для борьбы с решением президента +246 просмотров за суткиЗачем миллиардер Роман Авдеев бегает ночью по Москве +2 просмотров за суткиДжордж и Амаль Клуни, Джоан Роулинг, Элтон Джон: что благотворители из Великобритании делают для России и СНГ +46 просмотров за суткиУоррен Баффет пожертвовал на благотворительность $3,2 млрд +2 просмотров за сутки«Торговаться с ним я не мог — это неэтично между друзьями»: Березкин рассказал о покупке РБК у Прохорова +1 просмотров за суткиРБК продан: Березкин купил у Прохорова крупнейший деловой медиахолдинг

Ирина Прохорова: «Мы привезли в Красноярск 33 тонны книг»

Фото DR
Исполнительный директор Фонда Михаила Прохорова и племянница миллиардера о том, зачем тратить 350 млн рублей в год на культурные проекты в российских регионах

— Имея экономическое образование и опыт работы в отделе маркетинга «Норильского никеля», вы теперь занимаетесь благотворительностью. Как состоялся такой переход?

— Еще во время учебы в Финансовой академии при Правительстве РФ по специальности «Международные экономические отношения» я стажировалась в рекламном агентстве. Мы снимали рекламные ролики, писали маркетинговые стратегии и планы. Я провела там пять лет и многому научилась. Затем в отделе PR и маркетинга «Норильского никеля» мы занимались раскруткой палладия с целью превратить его в популярный металл для производства ювелирных украшений.

— Как от палладия вы дошли до благотворительного фонда?

— Учредители благотворительного Фонда Михаила Прохорова – мои дядя (Михаил Прохоров) и мама (Ирина Прохорова - моя полная тезка). Благотворительный фонд культурных инициатив основан в 2004 году в Норильске. В 2009 году было решено открыть его филиал в Москве, поскольку появилось огромное количество разных программ, увеличилось количество грантов. И тогда меня пригласили стать сотрудником московского филиала, чему я очень обрадовалась. Мне было лестно, что меня оценили как профессионала. Родственные связи тут ни при чем – у дяди и мамы жесткие правила, они берут человека на работу, исходя только из его деловых качеств. А если работа выполняется плохо, сотрудничество прекращается.

— Не было опасений, что прямое подчинение ближайшим родственникам может сказаться на семейных отношениях?

— Честно говоря, был такой страх. Когда-то я сама себе дала слово, что никогда не буду работать с родными, потому что возникающие проблемы в офисе могут повлиять на семейную жизнь. Но мои опасения были напрасны. У нас достаточно четкая субординация. И поскольку я до сих пор, в течение уже пяти лет, работаю в фонде, значит, учредители мною довольны.

— На чем специализируется Фонд Михаила Прохорова?

— Основная миссия – системная поддержка культуры в российских регионах, интеграция культурного пространства страны и мирового сообщества. Нам очень важно разбить ту культурную изоляцию, которая, к сожалению, существует в стране. Мы действительно не знаем ничего о культурной жизни в регионах, каждый из которых достаточно самобытен. И основная задача фонда – развивать именно региональную культурную сферу, так как этому уделяется недостаточно внимания.

— Вы работаете только в сибирских регионах?

— Приоритет переместился из Норильска в Красноярск, где теперь находится «сердце» фонда. Здесь ежегодно проходят наши масштабные собственные проекты, как, например, ежегодный фестиваль - Красноярская ярмарка книжной культуры (КРЯКК). Но мы работаем и с другими регионами: принимаем заявки и оказываем грантовую поддержку. Благодаря этому публика может увидеть что-то новое и актуальное: выставки современного искусства, последние театральные постановки, новинки документального кино и так далее.

— Как вы реагируете на критику, что лучше бы поддерживать больных детей, чем проводить книжные ярмарки?

— Критиковать очень легко. Но у фонда нет возможности помогать всем по всем проблемам. Проблема культурной изоляции волновала учредителей фонда еще со времен их работы в Норильске. Культурные связи внутри страны, между странами, глобальные связи – одни из самых сильных после семейных и деловых связей. Они объединяют и расширяют горизонты, помогают людям лучше понимать другу друга, свою страну, менталитет жителей других стран. Это очень сплачивает. Если бы культурным связям уделялось больше внимания, то многих конфликтов, как политических, так и бытовых, на мой взгляд, удалось бы избежать.

— Присутствует ли в работе фонда детская тема?

— Фонд уделяет внимание детям, в том числе из малообеспеченных семей. Например, мы проводили международный фестиваль искусств «Неизвестная Сибирь» во французском Лионе. Там художник Михаил Лабазов и воспитанники детских домов Норильска организовали потрясающую выставку очень талантливых работ на тему их будущего. Дети из Норильска получили возможность приехать во Францию. Для них это было очень запоминающееся и эмоциональное событие, они увидели другую жизнь. Многим ребятам это дало стимул учиться и найти правильный путь.

— Ваша ответственность в фонде на что распространяется?

— Я - исполнительный директор. Отвечаю за то, чтобы вся наша «культурная машина» работала как швейцарские часы. Отвечаю за организацию всех проектов, их проведение, сроки. Серьезная менеджерская, но в чем-то и креативная работа. 

— Годовой бюджет фонда озвучите?  

— Бюджет почти не меняется из года в год и составляет около 350 млн рублей ежегодно. Но иногда учредитель выделяет дополнительное финансирование, если появляются интересные проекты.

— На что тратятся эти деньги?

— Во-первых, на собственные проекты. Это литературная премия «НОС», фестиваль «Театральный синдром» в Красноярске, КРЯКК. Также у нас есть постоянные партнеры, которых мы поддерживаем много лет (Российский национальный оркестр и Театр Наций), несколько театральных и кинофестивалей. Отдельная статья бюджета – гранты на внеконкурсные заявки. Также фиксированные суммы идут на конкурсы, которые проводит сам фонд, и на профессиональные образовательные программы для повышения квалификации, например в области науки, музейного дела или культурной журналистики.

— Сколько проектов в год фонд проводит или поддерживает?

— У нас инициировано и реализовано больше 30 собственных проектов, которые проводятся ежегодно. Внеконкурсно за 12 лет работы мы поддержали порядка 5000 грантовых заявок. Зрителями и участниками мероприятий фонда уже стали более одного миллиона человек.

— Расскажите про критерии и процесс отбора проектов. 

— У нас есть экспертный совет под председательством соучредителя Ирины Дмитриевны Прохоровой, в который входят также эксперты в области театра, современного искусства, образования. Ежемесячно мы получаем большое количество заявок на поддержку различных проектов. Затем коллегиально принимаем решение, учитывая оценку экспертов на предмет значимости, новизны, перспектив и серьезности заявки. Зачастую поддержанные нами на начальном этапе развития проекты активно развиваются, становясь значимыми институциями в культурном пространстве, что является своего рода KPI деятельности команды фонда.

— Какая доля заявок получает финансирование?

— Всегда по-разному, определенной квоты нет. Иногда это может быть всего два-три проекта из пула, но они действительно сильные, с замечательной программой. Хорошие проекты мы всегда поддерживаем.

— Самый крупный проект - КРЯКК?

— Безусловно, один из моих любимых проектов. В этом году КРЯКК состоялся уже в десятый раз. И это уже не только книжная ярмарка, а большое культурное городское событие. У издателей есть возможность представить свои новинки красноярцам, которые по ряду причин не имеют круглогодичного доступа к новой актуальной литературе. Всегда отдельное внимание мы уделяем детскому павильону со специализированной литературой, различными мастер-классами и занятиями.

Также развивая тему международных проектов, не могу не отметить масштабную программу по поддержке переводов Transcript, которая нацелена на продвижение за рубежом русских авторов художественной литературы и нон-фикшн, классических и современных.

— Актуальны ли книжные ярмарки в эпоху электронных книг и цифровых технологий?

— Я много лет слышу, что люди перестали читать, что молодому поколению книги не нужны. Но это абсолютная неправда. Я вижу, какой интерес люди проявляют к литературе. Творится настоящий ажиотаж. В этом году в КРЯКК участвовало 300 издательств, которые привезли 33 тонны книг. И все они были раскуплены, а издательства уезжали с пустыми руками. Потребность в книгах, по моим наблюдениям, из года в год только увеличивается, что чрезвычайно приятно.

— Насколько меняется культурная жизнь Москвы и регионов с вашей помощью?

— Конечно, культурная жизнь сконцентрирована в Москве, а мы даем возможность людям увидеть ее в регионах. Они начали понимать современное искусство, новые постановки, стали более открытыми для восприятия современной культуры.

— Такая работа предполагает наличие образования в области искусства, культуры. Вы как, «догоняете»?

— Гуманитарный бэкграунд у меня еще со школы. Затем я изучала историю кураторского дела в искусстве в РГГУ. Мне это очень пригодилось в работе, так как мы поддерживаем большое количество выставок. Планирую для себя лично, для расширения кругозора, получить дополнительное образование по современному искусству. Сейчас советуюсь с коллегами и партнерами, куда именно пойти учиться.