Неуловимая конкуренция | Forbes.ru
$58.85
69.3
ММВБ2145.5
BRENT65.21
RTS1148.61
GOLD1244.04

Неуловимая конкуренция

читайте также
+8 просмотров за суткиЦБ с косой: почему банковская система возвращается в СССР На разных языках: как онлайн-школы английского конкурируют с офлайном Несладкая жизнь: почему важно не сдать позиции при нарастающем количестве конкурентов +18 просмотров за суткиТендеры без конкурентов: как система госзакупок превращается в коррупционный инструмент Со всех сторон: угрозы и правила экономической безопасности Сделай сам: как уйти из зоны конкуренции Квантовый скачок: почему фудтех-стартап Elementaree пошел против тенденций на своем рынке +5 просмотров за суткиПроводники технологий: как Китай и Америка воюют за рынок микросхем +3 просмотров за суткиДмитрий Потапенко: «Систему разрывает изнутри, ресурсов на всех не хватает» +5 просмотров за суткиГаз для оптимиста: почему американский СПГ никак не доберется до Европы +1 просмотров за сутки900 вопросов и 200 человек: чему может научить история "выхода" российских предпринимателей Люди «Икс»: ДНК X5 Retail Group Экс-генерала ФСБ могут назначить в АСВ Выйти из комнаты: как остаться лидером на рынке квестов Готовность номер один: какие изменения законов вступают в силу с 1 июля Опасный газ: почему в России слабо востребована биржевая торговля газом Капитализм для всех Капитализм для всех: почему нас ждут новые и новые кризисы Перспективы софта: как закон играет против российских разработчиков Умный дауншифтинг Умный дауншифтинг: как России догнать промышленную революцию

Неуловимая конкуренция

Вадим Новиков Forbes Contributor
Чем можно пожертвовать ради конкуренции? Что она такое и зачем нужна? На простые, казалось бы, вопросы все отвечают по-разному

Автор — старший научный сотрудник Академии народного хозяйства и госуправления

На недавней конференции «Развитие конкуренции в России» губернатор Пермского края Олег Чиркунов в своем глубоком и ярком выступлении поделился ощущениями: он будто бы присутствует на ритуальном мероприятии: «Мы помолимся, скажем правильные слова и пойдем дальше грешить». Подобные мысли были у многих собравшихся: «Все слова уже много раз были сказаны, пора приступать к делу».

В этом взгляде на вещи мне слышится самоуспокоение — он предполагает согласие, которого пока на деле нет. Пользуясь метафорами Чиркунова, можно сказать, что собравшиеся молились разным богам об отпущении разных грехов. Так, руководитель X5 Retail Group Лев Хасис, призвавший бороться «не за развитие конкуренции, а против административных барьеров», возможно, не счел бы своим единомышленником вице-мэра Москвы Юрия Росляка, по мнению которого, ситуация «когда одна машина [маршрутка] обгоняет другую и тем самым пытается выхватить пассажира на остановке общественного транспорта — это не конкуренция, а подмена нормальной, хорошей, здоровой конкуренции».

Поэтому если предполагать, что «переход к делу» подразумевает наличие общего для собравшихся понимания этого «дела», то он не произойдет даже тогда, когда появится «бог из машины» столь многих дискуссий — «политическая воля». А значит, дальнейшие обсуждения — конференции наподобие случившейся, круглые столы — нужны. Надо не удовлетворяться внешним согласием, а заострять внимание на по-настоящему противоречивых вопросах. Вот некоторые из них.

Конкуренция предполагает, что несколько людей или их объединений стремятся к достижению определенных целей и что если одни из них достигнут своих целей, по этой причине другие не смогут достигнуть своих. Конкуренция неизбежно подразумевает не оправдавшиеся ожидания и расходование ресурсов, которое не привело к искомой цели. Нередко участники конкуренции сознательно мешают друг другу достичь успеха. Все это само по себе едва ли можно считать желательным. Но если так, то что оправдывает конкуренцию? В силу чего вообще мы должны к ней стремиться?

Этот вопрос тем более важен, что во многих (если не всех) случаях речь идет о выборе не между наличием конкуренции и ее отсутствием (или наличием большей и меньшей конкуренции), а между разными формами конкуренции.

Так, сегодня покупатели гречки конкурируют между собой таким образом: гречку быстрее получает тот, кто готов больше за нее заплатить. Если правительство решит регулировать цену гречки и установит ее на меньшем, чем равновесный, уровне, описать это как ограничение конкуренции — только половина правды. В реальности такая мера стала бы ограничением ценовой формы конкуренции, но при этом развились бы другие формы конкуренции: большее значение, чем прежде, приобрели бы умения долго стоять в очереди и выстраивать отношения с директорами магазинов.

Это порождает новые вопросы: можно ли утверждать, что один из этих вариантов конкуренции лучше, чем другой? И останется ли этот ответ прежним, если речь идет о распределении лекарств в городе, пострадавшем от наводнения? В любом случае ответы на эти вопросы зависят от того, с какой целью мы поддерживаем конкуренцию.

При этом, если окажется, что нельзя привести различные формы конкуренции к единому показателю «интенсивности конкуренции», то придется признать, что вынесенная в название конференции постановка задачи — «развитие конкуренции» — не вполне верна и мы можем говорить лишь о проблеме выбора «наилучшего сочетания форм конкуренции». Предполагаю, что конференцию, посвященную этой теме, едва ли кто-то решился бы называть «ритуальным мероприятием».

Автор — старший научный сотрудник Академии народного хозяйства и госуправления

Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться