Что чаще всего спрашивают про Сколково

Интереса к проекту оказалось больше, чем критики

Вчера при большом стечении публики команда Сколково провела первую большую и продолжительную информационную сессию про проект. Про Сколково сегодня многие спрашивают, и поэтому презентация, с которой я выступал, называлась Skolkovo: frequently asked questions (Сколково: часто задаваемые вопросы).

Новшеством, по крайней мере для России, было то, как мы собирали публику на мероприятие: через Facebook, Linked In и Twitter. Соответственно на приглашения откликнулись активные пользователи социальных сетей, многие из которых имеют за плечами дипломы международных университетов и богатый опыт работы в российских и иностранных компаниях. Поскольку публика пришла продвинутая, мероприятие решили проводить на английском языке, экономить средства налогоплательщиков и не заказывать синхронный перевод — очень дорогое, кстати, удовольствие. Зал был заполнен до отказа, почти 400 человек.

После моей презентации про проект в целом и рассказа инвестиционного директора Вячеслава Солоницина про особенности инвестирования в проекты для участников вопросы из зала носили весьма практический характер. Что такое квалифицированный инвестор? Где можно написать заявление о желании стать участником? Как быть компаниям и предпринимателям, живущим за пределами Москвы, могут ли они стать участниками проекта? Мы ожидали больше критики, а получили больше интереса. Но это только до тех пор, пока к нам не присоединился Виктор Вексельберг.

Президент фонда, опоздавший по причине московских пробок, предложил сразу перейти к критическим замечаниям по проекту, на что получил лес рук из зала. Почему компании должны приходить в Сколково, если им хорошо там, где они есть? Откуда возьмете студентов для университета и профессуру? Готовы ли к радикальным мерам? Где средства на инфраструктуру для развития кластера био- и медицинских технологий? Почему ориентируетесь на иностранных специалистов, когда многие российские не находят себе применения? Насколько сильна поддержка со стороны государства и насколько она будет продолжительной? Не обошлось и без вопроса, ставшего почти традиционным: не хотите ли вы своими действиями разрушить Российскую академию наук и заменить ее на Сколково.

Дискуссия продолжалась более двух часов и могла бы продолжаться еще. После окончания мы не расходились еще около часа, было интересно наблюдать и слушать развитие дискуссии в малых группах, разбросанных по залу и фойе. Первый опыт показал, что такие встречи и сессии надо проводить регулярно, но не только ради разговоров, а ради новых контактов (у меня полный карман визиток) и предложений о сотрудничестве по развитию сколковского проекта. Встреча показала, что соответствующая качественная, продвинутая и активная аудитория имеет место быть и ее участие должно носить ключевой характер. Всех ответов на все вопросы у нас пока нет, но есть понимание, что искать их надо вместе с теми, кто их задает. Что мы вчера и начали делать.

Новости партнеров