Forbes
$64.8
71.14
DJIA18570.85
NASD5100.25
RTS935.98
ММВБ1926.9
Анастасия Жохова Анастасия Жохова
бывший редактор Forbes 
Александр Левинский Александр Левинский
обозреватель Forbes 
Поделиться
0
0

«Ноги хамона никто не скупает»

«Ноги хамона никто не скупает»
Фото Diomedia
Как спасают свой бизнес предприниматели, кого «продуктовые» санкции касаются напрямую

Введение «продуктовых» санкций сказалось на бизнесе ритейлеров, дистрибьюторов, рестораторов. Кого затронули ответные ограничения, какова глубина потерь и что предпринимателям делать дальше?

«С вечера 5 августа мы дрожали, потому что 90% кормов для домашних животных в России — импортные, но, слава богу, нас не коснулось», — с облегчением вздыхает генеральный директор Союза предприятий зообизнеса Татьяна Колчанова.

По ее словам, если бы «их» код внешнеэкономической деятельности оказался в списке, рынок бы просто рухнул. В объединении состоят 120 компаний, и больше половины — импортеры. На Россию приходится небольшая доля кормов, например, у Royal Canin  есть завод в Дмитрове, но сырье все равно импортное. В компании «Пет Ритейл», владеющей одной из крупнейших сетей зоомагазинов «Бетховен», Forbes сообщили, что «очень радуются, что корма для животных не считаются продовольственными товарами и санкции на них не распространяются».

Без мортаделлы

На новость о санкциях руководство сети гастрономов «Глобус Гурмэ» отреагировало спокойно, по-деловому — в магазинах пока все тихо, «ноги хамона никто не скупает». Cанкции, по словам представителя сети, затронут не более 3-4% от оборота, потому что можно будет заменить некоторые позиции товарами из других стран.

Ассортимент будет поменьше, что-то из мясных деликатесов выпадет — итальянская мортаделла есть только в Италии, норвежской семги не будет, сырная коллекция сократится.

Однако, уверены в компании, есть фирмы, которые по итальянским и французским технологиям делают сыры в России. Скорее всего, потребитель даже не заметит, что позиций стало меньше.

Компания работает уже 10 лет и заинтересована в том, чтобы не теряя имиджа, найти замену некоторым продуктам как можно быстрее. На ноябрь — еще до того, как стало известно о «продуктовых санкциях», — запланировали акцию с продуктами из Марокко. В компании подчеркивают, что продолжат удивлять потребителя. Повышать цены сеть не планирует.

«Только русские сезонные истории»

«Мы не можем вводить санкции против своих гостей», — говорит управляющий партнер сети клубов Soho Rooms Артем Звездинский. Первые сложности появились у него примерно полгода назад, когда начали «прыгать» курсы валют. Предприниматель попытался адаптироваться к ситуации: увеличил долю отечественных продуктов в закупках и призвал поваров быть более изобретательными, чтобы не увеличивать размер чека. Тем не менее, четверть мяса, которое используется при приготовлении блюд в клубах, – импортное, а бестселлером является стейк из мраморного мяса бычков Вагио и Ангус, которое поставляется из США и Австралии.

«Избалованные посетители привыкли к вкусу, который зависит не только от мастерства повара, но и от самого мяса, и заменить отечественной говядиной не получится», — констатирует Звездинский.

Сейчас многие клиенты Soho в отпусках, поэтому в клубе подаются «только русские сезонные истории». Нет, например, в меню филе-миньонов, нью-йоркских-стейков. Что будет, когда публика вернется? «Придется потратить время и деньги, чтобы команда поваров провела не одну сотню дегустаций и успела изменить рецепты», — признается Звездинский. Он рассчитывает на собранную за семь лет статистику популярности блюд в зависимости от сезона. Ресторатор надеется на систему депозитов, составляющую основу бизнеса клуба. В стоимость депозита, составляющего до 10 000 рублей на человека, входит программа с выступлением известных артистов эстрады — гости понимают, что пойти на их концерт может обойтись дороже, и это выгодная сделка.

Фрукты в Soho используют в основном азиатские, и нынешние запреты на их поставки не повлияют, а вот замену овощам из Голландии и Польши придется искать в Китае.

По мнению Звездинского, самый большой удар ресторанному рынку может нанести запрет импорта алкогольных напитков, потому что «русский алкоголь нельзя продавать с той же маржой, что шотландский виски, но пока этого не произошло, бизнес будет прибыльным». Замена же продуктов на отечественные может повлиять на ресторанную часть их выручки (в ресторанах нет депозитной системы), а клубная останется локомотивом рентабельности.  

«С молоком сложнее»

«Я понял, что что-то будет, когда узнал, что самолет упал»,  говорит российский партнер международной сети кафе Tutti Frutti Frozen Yogurt Владимир Райх. Он владеет 7 собственными кафе, еще 10 точек открыты по франшизе. Предприниматель не стал медлить и решил максимально обезопасить свой бизнес, зависящий от поставок импортного молока и фруктов. Райх постарался обеспечить ликвидность на случай, если банк, выдавший кредит, потребует досрочного погашения. Предприниматель продал одну из точек, договорился о скидках на аренду в торговых центрах, причем в одном случае цену удалось «уронить» на 20%, все ставки теперь привязаны к рублю.

«Мы долго обсуждали ставки с нашими партнерами по недвижимости, даже саботировали платежи, это было нелегко, но удалось. Мы убедили их, что потери нужно делить между партнерами», — признается предприниматель.

Райх опасается, что на фоне роста продаж сети вырастут и затраты из-за колебания курсов валют, поскольку большая часть нашего продукта импортируется. Фрукты и ягоды, на 98% импортные, составляют четверть товарооборота, молоко — 40%. Фрукты и ягоды всегда можно заменить, говорит владелец сети, кроме того, практически весь груз проблем падает на контрагентов — поставщиков сырья. «Мы пока не можем себе позволить заниматься поиском местного сырья. Голубику и клубнику стараемся в сезон брать в России, но он скоро закончится, цены вырастут, а ягода потеряет товарный вид», — говорит Райх.

С молоком — сложнее. Кафе Tutti Frutti используют молоко Parmalat. «Если это молоко исчезнет, мы найдем альтернативу. Скорее всего, обратим внимание на белорусских производителей. В России не производится достаточно качественного сырья для покрытия рынка», — утверждает предприниматель.

По мнению Райха, цены на цельное молоко могут вырасти. «Но что делать? Будем экономить, сокращать издержки. Самое последнее, что можем сделать, — повысить цены, но, скорее всего, не будем это делать». К слову, сеть Tutti Frutti появилась в США в самый разгар кризиса 2007 года. С тех пор по миру открыто около 800 точек. Райх надеется, что трудные времена и в этот раз окажутся сети на руку. 

Поделиться
0
0
Загрузка...

Рассылка Forbes.
Каждую неделю только самое важное и интересное.

Самое читаемое
Рамблер/Новости
Опрос
Могут ли российские футболисты покупать шампанское за €250 000, а премьер-министр ботинки за 50 000 рублей?
Проголосовало 10515 человек
Forbes 07/2016

Оформите подписку на журнал Forbes.

Подписаться
Закрыть

Сообщение об ошибке

Вы считаете, что в тексте:
есть ошибка? Тогда нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке".

Вы можете также оставить свой комментарий к ошибке, он будет отправлен вместе с сообщением.