Страдательный залог | Forbes.ru
$59.16
69.46
ММВБ2155.82
BRENT62.44
RTS1147.61
GOLD1282.57

Страдательный залог

читайте также
Экс-генерала ФСБ могут назначить в АСВ Готовность номер один: какие изменения законов вступают в силу с 1 июля Перспективы софта: как закон играет против российских разработчиков Градус под контролем: как поставщики алкоголя приспосабливаются к ЕГАИС 30 поправок в НДФЛ и другие сюрпризы для малого бизнеса Анализ для встряски: как не попасть под удар налоговиков Пролетарии всех стран: чем живет бизнес третьего мира Министр экономики Москвы: "Измерять торговые залы пока не будем" Страна таможенников: как формировать потребность быть предпринимателем Китайский суд: как защищать свои права в Поднебесной Нота протеста: как бизнес сопротивляется инициативам властей От багетов к стартапам: Франция развивает высокие технологии Зона риска: кто зарабатывает на поставках в СИЗО Вывести жену в офшор: как избежать ответственности за уход от налогов Подорванное доверие: как бизнес готовится раскрыть трасты Будь готов: 15 самых важных для бизнеса изменений законодательства Эхо Майдана: как живет украинский бизнес после революции Бизнес как гражданская позиция: москвичи борются с эвакуацией автомобилей Как российский бюджет получит налоги с зарубежных компаний На безрыбье: зачем совладелец мурманского комбината судится с правительством Заглянуть в карман каждому: зачем налоговикам доступ к счетам граждан

Страдательный залог

Анна Соколова Forbes Contributor
Какие неожиданные проблемы с заложенной недвижимостью могут подстерегать ее собственников и банк, выдавший кредит

Небольшая московская компания «Предприятие Стройинструмент» обанкротилась в середине марта. Сразу же образовалась очередь из двадцати кредиторов, среди которых были как фирмы, подконтрольные владельцу компании Константину Вачевских, так и крупные кредиторы типа Сбербанка. Казалось, что у одолжившего компании 55 млн рублей Нового московского банка есть преимущество — договор залога частного дома. Его можно было бы взыскать в счет погашения кредита, не дожидаясь распродажи активов компании. Но все сложилось иначе.

Выданный компании в 2008 году кредит пролонгировался трижды, вместе с ним продлевался и договор залога. В качестве него директор и супруга совладельца компании Лилия Вачевских предоставила особняк в центре Москвы, на Зубовском бульваре. По закону договор залога вступает в силу после его регистрации в Федеральной регистрационной палате. «Но после третьего продления кредитного договора Вачевских уклонялась от регистрации соответствующих изменений договора залога, которые тем не менее до этого были ею подписаны», — рассказывает председатель правления банка Татьяна Лосева.

«Мы предъявили кредит к погашению из-за отказа в оформлении документов, — говорит Лосева. — Суд первой инстанции мы выиграли, а второй — проиграли». По ее словам, Лилия Вачевских настаивала на том, что вообще не подписывала договора залога. Чтобы установить принадлежность подписи, банк решил отправить договор на экспертизу. Перед этим он пригласил директора компании к нотариусу, чтобы она в присутствии официального лица подтвердила, ее это подпись или нет. Супруги Вачевских пришли к нотариусу вместе.

Стоило представителям банка достать оригинал договора, рассказывает Лосева, как в офис нотариуса вошли двое милиционеров. Они не представились, только мельком показали удостоверения. «Подозреваю, именно так и выглядят «оборотни в погонах», — говорит Татьяна Лосева. По ее словам, они силой оттеснили работников конторы от стола, передали договор Константину Вачевских, а тот отдал его супруге. После этого человек в форме объявил, что изымает договор у гендиректора компании. «Милиционеры проигнорировали заявления о том, что этот документ принадлежит банку», — говорит Лосева. После этого один из них дружески похлопал Вачевских по плечу и сказал, что теперь все в порядке, рассказывает глава банка. По ее словам, милиционеры оформили протокол выемки договора у директора «Стройинструмента» и вышли из конторы вместе с заемщиками. «Мы не знаем, уничтожили они документы или, что более вероятно, сфальсифицировали», — сетует Лосева. Банк разослал запросы во все инстанции, пытаясь выяснить судьбу договора. Через пару недель удалось выяснить только, что милиционеры были сотрудниками Даниловского ОВД.

У директора «Предприятия Стройинструмент» Лилии Вачевских своя версия: изъятие документов было законным, а вот требования банка — нет. Накануне поездки к нотариусу она обратилась в милицию с заявлением о попытке Нового московского банка взыскать с нее залог по подложному документу. По факту подделки документа было возбуждено уголовное дело по статье «мошенничество». В рамках расследования этого дела в присутствии двух понятых, трех представителей банка и нотариуса был изъят подложный документ, который представители банка принесли для заверения, говорит она. «Представители милиции при изъятии официально предъявили свои удостоверения, протокол об изъятии, в том числе представителям банка и нотариусу», — настаивает директор.

Татьяна Лосева все обвинения в подделке договора отвергает и говорит, что представители компании отказываются платить не только ей: «Они таким же образом не рассчитались со Сбербанком и другими кредиторами».

После кризиса все больше заемщиков попадают в безвыходное положение и отказываются платить. По словам партнера компании «Егоров, Афанасьев, Пугинский и партнеры» Григория Чернышова, обычно такие компании стараются договориться с банком. Но часто, если у компании денег нет, основным должником перед банком становится не заемщик, а поручитель, залогодатель. «Частное лицо может начать доказывать, что оно ничего не подписывало, но таких случаев немного», — говорит юрист.

По его словам, со случаями подделки договоров со стороны банков он ни разу не сталкивался — но теоретически это тоже возможно, если кредит выдавал какой-нибудь недобросовестный менеджер, который не стал оценивать риски невозврата, и банк пытается задним числом обеспечить кредит залогом.

Как бы то ни было, «Предприятие Стройинструмент» и Новый московский банк продолжат выяснять свои отношения в суде и в рамках уголовного дела. У Лосевой осталась нотариальная копия договора. Она надеется, что этого доказательства будет достаточно.

 

Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться