Forbes
$63.19
70.83
ММВБ1996.12
BRENT49.06
RTS998.17
GOLD1322.86
Ксения Докукина Ксения Докукина
бывший редактор Forbes Life 
Поделиться
0
0

Энергоемкие авантюры: как «черный пиарщик» стал ведущим продавцом электричества и риса

Энергоемкие авантюры: как "черный пиарщик" стал ведущим продавцом электричества и риса
Фото Марии Плешковой для Forbes
Дмитрий Аржанов на протяжении 20 лет был банкиром, политическим пиарщиком, топ-менеджером и собственником энергосбытовых компаний. Сейчас он занимается рисоводством и претендует на место в списке Forbes. Как ему это удалось?

«Женщинам — цветы, детям — мороженое, мужчинам — деньги на цветы и мороженое!» Фургон с такой надписью на боку заезжал во дворы Нижнего Новгорода в феврале 1994 года. Лозунг воплощался в жизнь немедленно — для детей выгружали мороженое, их мамам дарили цветы, мужчинам — деньги или водку. На бутылках красовались стикеры «Союз Весна», основным слоганом которого стал «Пейте с нами!».

Общественное объединение с таким названием к мартовским выборам в Нижегородскую думу задумал один из лидеров организации, 22-летний студент местного университета Дмитрий Аржанов. «Помню, заходит мой друг Володя Котерев с Аржановым и сообщает: «Мы решили создать политическую партию: название есть, люди есть, деньги есть» — и на Диму показывает», — вспоминает Илья Ластов, тоже бывший тогда одним из лидеров объединения. 

За минувшие с тех пор 20 лет Аржанов успел поработать служащим банка, политтехнологом и топ-менеджером энергосбытовых компаний.

Сейчас ему принадлежат контрольные пакеты в крупных холдингах по продаже электричества и выращиванию риса, совокупная стоимость которых может достигать $1 млрд, и половина большого инфраструктурного проекта во Вьетнаме. Ни о чем таком в начале 1990-х Аржанов не помышлял. «Мы были грудой разгильдяев, за которыми стояли реальные дела в бизнесе Нижнего Новгорода, и мы считали, что людям скучно, нужно добавить в их жизнь красок», — вспоминает он.

Энергичный помощник

К 1994 году Дмитрий Аржанов, несмотря на юный возраст, уже третий год вращался в политических кругах Нижнего Новгорода — рядом с очень популярным в начале 1990-х полномочным представителем президента, а затем губернатором области Борисом Немцовым. «В 1991-м мне было 19 лет, а тут Немцов к нам в университет приехал — его недавно до выборов в Верховный совет СССР не допустили. Естественно, я пошел к нему на встречу, мы разговорились», — вспоминает Аржанов. 

«Толковый, энергичный и быстро соображающий», — отзывается Немцов о тогдашнем студенте, который стал его помощником.

«Так Дима появился в политике — на взрыве, потому что старый истеблишмент отказался управлять и все было свободно», — заключает бывший глава представительства Нижегородской области при правительстве РФ Сергей Воронов. 

Немцов сделал ставку на молодых, и в 1993 году его помощник Аржанов, которого собирались отчислить из университета за прогулы, был назначен зампредом правления Волго-Вятского Проминбанка, созданного на деньги нижегородских бизнесменов и ставшего уполномоченным банком по управлению бюджетными средствами. Председателем правления банка стал приятель Аржанова Сергей Королев. 

Именно этот банк финансировал предвыборную феерию «Союза Весна»: в отсутствие прописанных законов о выборах, запрета на подкуп избирателей, ограничений на использование алкоголя в рекламе в жизнь воплощались любые фантазии политтехнологов. В 1994 году более половины из 40 депутатов нового, двухлетнего созыва Заксобрания Нижегородской области представляли «Союз Весна». Самым молодым из них был Аржанов.

Далее все было увлекательно, но уже не так весело. В 1996 году у Волго-Вятского Проминбанка за неисполнение обязательств перед клиентами была отозвана лицензия, менеджмент с семьями пустился в бега. В итоге Сергей Королев, чья подпись стояла под всеми финансовыми документами, получил реальный срок, а Аржанов просто потерял пост.

Еще год Аржанов занимался «временными проектами» в Нижнем Новгороде и за его пределами. «Мы санировали молокозавод, потом спасали от банкротства Горьковский металлургический завод — короче, я был фрилансером», — говорит он. «Никто и подумать не мог, что через 10 лет Дима станет богатым бизнесменом», — вспоминает Илья Ластов. 

«Это критика. Или гасилово» 

«В конце 1990-х к нам с Димой Аржановым прикрепились ярлыки «черные пиарщики», — вспоминает Илья Ластов, тут же уточняя: — Это неправда. Черный пиар — это выпуск агитматериала от лица другого кандидата, а когда ты, например, говоришь, что человек — вор, это критика. Ну или гасилово». 

Аржанов засветился в нескольких политических скандалах того времени. В Кургане во время выборов губернатора в 2000 году стратегические планы Аржанова с элементами ненормативной лексики конкуренты опубликовали в местной агитгазете. Команда Аржанова ответила уткой, что за оппозиционным им кандидатом стоит финансовая пирамида «Специализированный чековый инвестфонд приватизации Зауралье», на которой погорели многие курганцы. «Аржанов отличался масштабом действий, не мелочился и не думал о ресурсах, поэтому на выборах на голову обходил конкурентов», — говорит один из политтехнологов того времени.

На выборах в губернаторы Нижегородской области 2001 года команда Аржанова разыгрывала против оппонента Вадима Булавинова тему «Ядерного Вадика», запустив информацию, что тот идет во власть, чтобы превратить область в ядерную свалку, разместив там могильники для отходов. Рассказывают, что из-за этого временно закрыли птицефабрику, продукцию которой заподозрили в наличии радиоактивности, — ущерб для хозяйства составил $6 млн. 

«Это был единственный человек, который в начале нулевых три раза подряд не пришел на назначенную встречу. А я тогда был заметным бизнесменом», — с улыбкой вспоминает нынешний мэр Нижнего Новгорода Олег Кондрашов. Несколько лет спустя Аржанов, ставший руководителем федерального энергетического холдинга, принимал на работу Кондрашова, который сегодня заведует всем городским хозяйством.

Поворот к свету 

«425 миллионов 324 тысячи рублей… Продано!» Человек во фраке ударил молоточком, и присутствующие в зале московской гостиницы вскочили с мест — поздравлять победителя, задравшего стартовую цену в 2,3 раза. Так в июле 2006 года у монополии РАО ЕЭС была куплена первая продающая электроэнергию «дочка» — «Ярославская энергосбытовая компания». Покупателем стало ООО «Транснефтьсервис С», которое затем начало экспансию по всей России. Руководил дальнейшей скупкой активов Дмитрий Аржанов. 

В энергетику он попал в 2002 году через старого друга по «Союзу Весна» Владимира Котерева, который в то время занимал пост гендиректора компании «Нижноватомэнергосбыт» и решил сделать Аржанова своим заместителем. Компания затем приобрела пять фирм, занимавшихся сбытом электричества, но крупным бизнесом так и не стала. Основными клиентами были муниципальные предприятия, платившие нерегулярно, а федеральных потребителей разобрали конкуренты с более влиятельными акционерами. К одному из таких конкурентов в 2006 году и ушел Аржанов.

В «Транснефтьсервис С» его пригласил тогдашний владелец компании Александр Рубанов, хороший знакомый бывшего председателя правления РАО «ЕЭС России» Анатолия Чубайса и бывшего руководителя Госкомимущества Альфреда Коха. Будучи главой «Межрегионэнерго», фирмы-посредника по реализации электроэнергии по взаимозачетам, он успел поучаствовать в скандальной истории с фирмой Falkon, которая выкупила у чешского Минфина долг российского правительства на сумму $2,5 млрд впятеро дешевле. А в 2002 году Рубанов стал собственником и главой совета директоров компании «Транснефтьсервис С».

Руководить операционной деятельностью компании Рубанов в 2006 году пригласил Аржанова. Под его руководством «Транснефтьсервис С» в 2012 году сменила название на «ТНС энерго» и стала одним из крупнейших в России продавцов электроэнергии, работающим в нескольких регионах. По итогам 2011 года ее консолидированная выручка превысила 170 млрд рублей. 

«Дочка» на выданье

В 2002 году «Транснефтьсервис С», бывшая «дочка» «Транснефти», была куплена у транспортной монополии за 10 000 рублей уставного капитала, рассказывает член совета директоров компании Светлана Авилова. «Это была пустая компания с 5000 рублей долга перед налоговой на балансе», — вспоминает она. Но в следующие пару лет в активе «Транснефтьсервис С» появились договоры на снабжение электроэнергией всех «дочек» «Транснефти», они составляли не менее 70% из всего объема продаж энергосбыта. Объемы поставки — около 14 млрд Квт·ч в год, это могло стоить 21–22 млрд рублей, говорит Михаил Андронов, президент компании «Русэнергосбыт», обслуживающей «Транснефть» сейчас. Как «Транснефтьсервис С» удалось заключить такой контракт? 

По утверждению нескольких человек, близких к прежнему руководству «Транснефтьсервис С», основными бенефициарами сбытовой компании наряду с Рубановым были тогдашний глава «Транснефти» Семен Вайншток и член правления РАО ЕЭС Михаил Абызов. Один из собеседников говорит, что у каждого из них было по трети акционерного капитала. Миноритарный пакет принадлежал Альфреду Коху, добавляют два источника. Аржанов, Абызов и Кох от комментариев воздержались, с Вайнштоком связаться не удалось. 

Сколько они могли заработать на таком бизнесе?

Как минимум 1,5 млрд рублей — именно такая сумма нераспределенной прибыли скопилась на счетах компании в 2007 году, утверждает бывший глава и совладелец компании-конкурента «Энергострим» Юрий Желябовский, пытавшийся купить «Транснефтьсервис С» и проводивший due diligence. 

Выход и вход

«Энергострим» заинтересовался бизнесом «Транснефтьсервис С» как раз в тот момент, когда на главном его контракте был поставлен крест. Осенью 2007 года президент России Владимир Путин предложил Вайнштоку перейти из «Транснефти» в «Олимпстрой», и Вайншток, конечно, «засобирался из энергосбытового бизнеса при компании», рассказывает его знакомый. Акционеры решили выходить в кеш вместе, именно в это время в компании появился Аржанов. 

«Транснефтьсервис С» оценили в 4 млрд рублей плюс прибыль, которую тоже забирали продавцы, рассказывает Желябовский. Переговоры о продаже вел Рубанов. «Поскольку на рынке ходили слухи, что прежний менеджмент выводил оттуда деньги, я настаивал на полной проверке бизнеса. Рубанов оскорбился и сказал, что, если я найду воровство, могу вычитать его сумму из оценки бизнеса», — поясняет Желябовский. По итогам аудита вышло, что вычитать надо около 1 млрд рублей.

Рубанов погрузился в раздумья и пропал на несколько месяцев, а осенью 2009 года объявил, что нашелся другой покупатель — Дмитрий Аржанов, его правая рука в энергетике. «Рубанов со мной советовался: нормальную цену предлагает «Энергострим» или нет. Я сказал, что низкую и за такую сумму я и сам куплю», — объяснил внезапную сделку Аржанов. 

По его словам, в 2009 году он выкупил доли акционеров исходя из оценки компании в $120–150 млн —  частично на собственные, частично на заемные деньги. Компания, потерявшая крупнейшего клиента, к тому времени скупила много региональных продавцов электроэнергии.  

Страницы12
Поделиться
0
0
Загрузка...

Рассылка Forbes.
Каждую неделю только самое важное и интересное.

Самое читаемое

Forbes сегодня

29 сентября, четверг
Forbes 10/2016

Оформите подписку на журнал Forbes.

Подписаться
Закрыть

Сообщение об ошибке

Вы считаете, что в тексте:
есть ошибка? Тогда нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке".

Вы можете также оставить свой комментарий к ошибке, он будет отправлен вместе с сообщением.