Ручная работа: можно ли заработать на возрождении промыслов | Forbes.ru
сюжеты
$58.7
69.09
ММВБ2151.36
BRENT63.66
RTS1154.81
GOLD1256.26

Ручная работа: можно ли заработать на возрождении промыслов

читайте также
+870 просмотров за суткиВиртуальное безделье. Работодатели расплачиваются за интернет-серфинг сотрудников +223 просмотров за суткиЧто-то новенькое. Даже самая успешная бизнес-модель нуждается в изменениях +59 просмотров за суткиМеханический продавец: как сохранить человечность в онлайн-торговле +44 просмотров за суткиВиртуальная реальность стимулирует к покупке новой квартиры и повышает квалификацию хирурга +148 просмотров за суткиИдеи из воздуха. Выходцы из «Студии Артемия Лебедева» создали агентство веб-дизайна для онлайн-ретейлеров +76 просмотров за суткиСила слова: как превратить недовольного клиента в преданного поклонника +53 просмотров за суткиНемецкий характер. Как глава люксовой марки Laurèl выстоял в тяжелые времена +298 просмотров за суткиЛестница успеха. Почему деньги не делают нас счастливыми +55 просмотров за суткиСмерть от порезов: ваш бизнес в Китае не выживет без связей и блата +12 просмотров за суткиДеньги на ветер. Как автоматизировать бизнес и не навредить ему +8 просмотров за суткиБольшие надежды: пять принципов выживания ресторанного бизнеса +23 просмотров за суткиСтрижено или брито. Сеть региональных парикмахерских делает оборот 300 млн рублей на стрижках по 300 рублей +40 просмотров за суткиПод каблуком: как штамп в паспорте влияет на выбор модели бизнеса +1 просмотров за суткиВзрывной бой: пять принципов борьбы Там Куи, которые пригодятся в бизнесе +9 просмотров за суткиРуки-ножницы: как создать салон красоты с прибылью на 30% выше, чем у традиционных сетей Комплимент от шефа: бизнес-секреты московских рестораторов +4 просмотров за суткиКружок книголюбов: как заставить читать профлитературу поваров и официантов Единственное и дорогое. Как оценить стоимость доменного имени +135 просмотров за суткиПочти даром: девять секретов «бомж-маркетинга» для тех, у кого нет денег До парадной. Издатель The St. Petersburg Times создал сервис доставки продуктов +18 просмотров за суткиПрощание с иллюзиями: какие заблуждения опасны для владельцев бизнеса

Ручная работа: можно ли заработать на возрождении промыслов

Фото РИА Новости
Четыре истории предпринимателей, возрождающих производственные традиции

В шоу-рум артели «Бахметьевъ» в арбатских переулках идет горячий спор: немецкие специалисты утверждают, что  стоящая перед ними вазочка сделана при помощи склейки отдельных фрагментов хрусталя. «Эта ваза вы-би-та из массива хрусталя, без единой склейки!» — стоят на своем владельцы артели 75-летний Михаил Садкович и 61-летний Сергей Устинов. Но немцы не верят.

Пример предпринимателей, решивших возрождать производственные традиции, не единичен. Можно ли заработать на старинных промыслах?

Хрупкое дело

Артель «Бахметьевъ», производство хрусталя

Где работает: Пензенская область

Год основания: 2008

Владельцы: Михаил Садкович, Мария Селиверстова

Инвестиции: более 30 млн рублей

Выручка: не раскрывается

Идея заняться исторической реконструкцией уникальных хрустальных изделий XVIII-XIX веков появилась у московского бизнесмена и бывшего антиквара Михаила Садковича в 2008 году. С ней он пришел к старинному другу, писателю и основателю музея истории евреев в России Сергею Устинову, который и стал спонсором проекта. Позже Устинов передал право собственности своей сестре, Марии Селиверстовой.

Печное украшение

Клинская керамика, производство изразцов для печей и каминов

Где работает: город Клин, Московская область

Год основания: 1998

Владелец: Ольга Вереск

Инвестиции: 500 000 рублей в 2013 году

Выручка: до 100 млн рублей в год

Керамист по образованию, 36-летняя Ольга Вереск начала бизнес в 1998 году с небольшой мастерской в Москве. Высокая аренда и накладные расходы вынудили в августе 2013 года переехать в подмосковный Клин, где сегодня располагается внушительных размеров производство изразцов по аутентичным старинным технологиям.

В том же 2008-м предприниматели выкупили небольшой цех в 2,5 га у обанкротившегося хрустального завода «Красный гигант» в городке Никольское Пензенской области. Купили оборудование для химической полировки хрусталя, две печи для обжига. Суммарный объем инвестиций составил «более 30 млн рублей личных средств».

Из 700 сотрудников бывшего «Красного гиганта» на новом производстве оставили 130. Десять мастеров оказались выходцами из потомственных династий хрустальщиков, сохранивших приемы старинного мастерства. На это и была сделана ставка:

предстояло выпускать точные копии хрустальных сервизов, которыми владели российские императоры и высшая знать.

Исторический хрусталь изучали по сохранившимся в музее и книгах чертежам, рисункам и эскизам. На разных этапах в производстве участвуют от одного до десяти человек: выдувальщики, рисовальщики, гравировщики, гранильщики, полировщики.

Все изделия делаются на заказ, поэтому любая хрустальная вещь, которая находится в производстве, кому-то принадлежит. В месяц артель выпускает от 500 кг до тонны эксклюзивных хрустальных изделий. Так, точная копия оригинальной вазы XIX века стоит не $120 000, как оригинал, а $20 000, а цена рюмки из сервиза на пятнадцать персон — от 10 000 рублей. Владеть копией исторической ценности обходится в разы дешевле, а отличить ее от оригинала сможет только профессионал – именно это и нравится заказчикам.

Когда крупных эксклюзивных заказов нет, выручает производство массового прессованного хрусталя — для покупателей эконом-сегмента и HORECA. В 2013 году массового хрусталя в виде разнообразных салатников, блюд, ваз и креманок произвели около 200 тонн. Всю продукцию реализуют через цепочку дистрибьюторов из разных регионов.

Ближайшие конкуренты наступают артели на пятки. У обанкротившегося производителя хрусталя — Дятьковского завода — появился новый хозяин, 53-летний предприниматель Сергей Авдеев. На площади 20 га Авдеев готов запустить производство хрусталя современного европейского дизайна, над которым трудятся итальянские специалисты.

В декабре 2013 года вновь запустил печи и «Гусевской хрустальный завод», где уже производит подарочный хрусталь. Нынешний директор завода Владимир Черторогов признает в пензенской артели сильного конкурента, но считает, что места на рынке, где осталось только три серьезных игрока, всем хватит.

Вязаный фарфор

Piebalgas Porcelana Fabrika, производство дизайнерского фарфора

Где работает: Инеши, Латвия

Год основания: 1998

Владелец: Янис Ройнис

Инвестиции: до 1 млн рублей

Выручка: до 20 млн рублей в год

Наверное, самое «ручное» производство в подборке: 52-летний керамист из Риги Янис Ройнис «выпекает» фарфор в собственноручно сложенных муфельных печах. Когда-то Ройнис получил в наследство от бабушки участок с живописным прудом и мельницей в деревеньке Инеши, в которой и сегодня нет асфальтовой дороги. В помещениях не работающего Инешского молокозавода Ройнис сделал капитальный ремонт, провел электричество и открыл производство мануфактурного костяного фарфора.

Массу для производства фарфора Ройнис привозит из Великобритании: в состав входит костяная мука, каолин, кварц и до десяти других компонентов. Эскизы для будущих изделий делают художники и технологи, на этапе формовки каждая деталь лепится вручную. Модель изделия помещается в разъемную отливную форму, сделанную из специального гипса. Затем форму и подсохшее в ней фарфоровое изделие требуется «разнять» с хирургической точностью, чтобы не повредить хрупкие костяные стенки. Затем — обжиг, глазурование и снова обжиг.

Ройнис отказался от цветного фарфора — «иначе он не будет нести в себе свет».

Его фарфор белоснежный и имеет необычный вид — словно его «помяли» руками или связали на спицах.

В месяц мануфактура производит около 3000 изделий. Сначала это были только чашки, но сегодня ассортимент шире — молочники (в форме открытого пакетика молока), тарелки, блюдца вазы.

Мятый и вязаный фарфор покупают отели, рестораны, посуду заказывают для корпоративных подарков. В столичном ArtPlay мятую чайную чашку называют бестселлером продаж. Весной будущего года мануфактура запустит в продажу коллекцию фарфора в юрген-стиле для европейских рынков — Латвии, Англии и Германии.

«Мы не топим печи дровами, не копаем глину и не следим за температурой по цвету пламени, как некоторые энтузиасты, но все остальное делаем вручную», — говорит Вереск. Сегодня на производстве работают 10 человек. Замес глины, формовка, глазуровка, роспись и лепнина – таковы основные этапы производства изразцов. Для начала терракотовую или гончарную глину проминают, избавляясь от пузырьков воздуха и других вкраплений. Для формовки используют гипсовую форму, в которую и «набивают» глиняную массу. Главный признак изразца — румпа, за которую изделие можно прикрепить к печи или камину. Румпу создают на этапе формовки, а затем отправляют форму на две недели в сушильную камеру. Подсушенные изразцы забирают художники — расписывают  керамическими красками, создают рельефы  и отправляют в обжиг  при температуре от 1000 до 1180 градусов. Следующим этапом изразцы покрывают глазурью и отправляют на заключительный обжиг.

Кому сегодня нужны изразцы, больше напоминающие о деревенских домах с печами? Чаще всего состоятельным клиентам – владельцам усадеб и частных домов с каминами.

В месяц компания Ольги Вереск производит изразцы для десяти печей-каминов – их доля в общем объеме производства 90%, еще 10% занимает сувенирная продукция. Стоимость облицовки одного камина – 200 000 рублей, если речь идет о дорогих изразцах – 1-2 млн рублей. Новый тренд – иконостасы строящихся храмов. Похоже, Вереск нашла новую платежеспособную нишу для старинного русского промысла.

Лучший подарок

Редкая книга из Санкт-Петербурга, издание библиофильских книг

Где работает: Санкт-Петербург

Год основания: 1991

Владелец: Петр Суспицын

Инвестиции: не раскрываются

Выручка: не раскрывается

Российский рынок антикварной книги — 920 млн рублей, подсчитал в июне 2013 года inFOLIO Research Group. Антикварная книга переоценена, а сам рынок непрозрачен и наполнен фальсификатами.

Полностью ручное издание современной «антикварной» букинистической книги – отличный способ выделиться на консервативном рынке.

51-летний уроженец Салехарда Петр Суспицын первый капитал заработал на экспорте товаров народных промыслов, импорте продуктов питания и парфюмерии. Деньги вложил в открытие в 1991 году небольшого издательства рукотворных книг – в расчете на будущих состоятельных клиентов-библиофилов.

Печатные прессы и цельнометаллический ручной печатный станок XIX века производства Динглера купили в петербургской типографии, старинные гартовые шрифты – в московской, а отлитую вручную бумагу из натуральных целлюлозных волокон — в Европе. Художников и дизайнеров наняли в России – на «Редкую книгу» работает, например,  Михаил Шемякин, а макетом и оформлением книги «Мед» занимался ее автор Тонино Гуэрра.

Слова и предложения будущей книги набирают вручную из старинных элементов набора - знака, литеры, шпации и реглеты, а затем вручную же печатают. Создаются и полностью рукописные тексты – их выполняет художник-каллиграф. Так, первый из тридцати экземпляров «Слова о полку Игореве» писался пятнадцать лет.

Для обрамления книги художественным переплетом Суспицын готов потратиться на редкие и дорогие материалы — кожа, папирус, пергамент, медь, бронза, серебро, золото, эмали, драгоценные камни. Используются даже тюленьи шкуры, кожа рыб, мрамор, фарфор, горный хрусталь. Оформляются книги в техниках литографии, офорта, шелкографии, монотипи, сухой иглы.

Цикл производства может занимать от полугода до пятнадцати лет. Неудивительно, что цена такой книги начинается от 500 000 рублей. Но покупатели готовы ждать. В числе более тридцати коллекционеров – директор Первого канала Константин Эрнст, банкир Александр Бородин, бизнесмен Роман Абрамович, ученый, бизнесмен и филантроп Фредерик Паулсен, почетный консул Исландии в Санкт-Петербурге Магнус Торстейнссон.

Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться