«Канны – это маленькая бабочка, а есть штанга - чтобы зритель купил билет в кино»

Режиссер Жора Крыжовников Фото Екатерина Чеснокова / РИА Новости
Режиссер Жора Крыжовников - о кассовых сборах, гонорарах больших актеров, преувеличенной роли кинофестивалей в карьере режиссера, Ларсе фон Триере и своем новом авторском сериале

Режиссер Жора Крыжовников (настоящее имя Андрей Першин) начиная с полнометражного дебюта «Горько» выпускает кассовые хиты. «Горько» собрал 810 600 012 руб., «Горько-2» – 550 269 414 руб., «Самый лучший день» – 725 988 064 руб. (последний – самый кассовый российский фильм 2015 года, его посмотрело 2 815 760 зрителей). Сейчас режиссер начал делать свой первый авторский сериал «Звоните ди Каприо!» вместе с компанией «Гудсторимедиа»

Продюсеры «Горько» нашли вас по короткометражке «Проклятие». Им нужен был режиссер, который снимет фильм про свадьбу в стиле псевдодокументальной съемки. Расскажите эту историю.

— История обычная для начинающего режиссера. Короткометражка собрала 100000 просмотров за первые три дня. Так как она в большей степени адресована профессионалам кино и телевидения, то разошлась хорошо именно среди коллег. И Леша Казаков, в дальнейшем мой соавтор, решил меня найти и рекомендовать продюсерам. Короткометражку можно сделать на свои деньги, с копеечным бюджетом. Это хороший промоушен, естественное движение по карьерной лестнице для поиска продюсеров и новых проектов.

Вы ведь снимали короткометражку под псевдонимом, будучи при этом режиссером сериала «Кухня» и телепередачи «Большая разницы»?

— Однажды прихожу на «Большую разницу» и вижу: люди сгрудились около компьютера и что-то смотрят. Оказалось, «Проклятие».

Бекмамбетов по короткому видео нашел и режиссера для фильма «Хардкор». Как убедить продюсера, что начинающий режиссер сможет сделать успешный проект?

— Не надо убеждать, надо снимать. До короткометражки у меня был опыт с пилотами двух сериалов для продакшн-компаний, правда, они так и не вышли. Короткометражки и телевидение – это были мои учебно-тренировочные прыжки, когда ты привыкаешь работать на съемочной площадке, с группой.

Для «Горько» продюсеры вас сами нашли, после кассового успеха решено было запустить «Горько-2». А как вы доказывали Тимуру Бекмамбетову, что стоит снять «Самый лучший день»?

— К этому моменту уже было доверие ко мне. Сценарий был в зачаточном состоянии и не очень понравился Тимуру, но он поверил, что мы его доведем до ума. Тем не менее защита была, я принес кастинг, референсы. Мне важно было получить Бекмамбетова как человека, который чувствует проект и может дать правильные советы. В случае с «Самым лучшим днем» его правок было немного, но они были очень точные.

Изначальный кастинг «Самого лучшего дня» совпал с тем, что получилось в итоге?

— Мне повезло. Я начал писать сценарий в 2010 году, когда выпустил спектакль по Островскому (пьеса Островского «Старый друг лучше новых двух» стала основой для сюжета фильма – провинциальный милиционер, только что сделавший предложение невесте, изменяет ей с заезжей певицей – примечание Forbes). Тогда показалось, что было бы здорово, если бы в фильме появились Михаил Боярский, Инна Чурикова, Елена Яковлева – кастинг мечты. Главного героя, которого сыграл Нагиев, я тогда не понимал. Думал, может быть, Светлаков станет этим персонажем.

Как Дмитрий Нагиев возник?

— В тот момент Нагиев закрепился в сознании массовой аудитории как отличный комедийный актер. Мне показалось, что его участие в фильме будет свежим, неожиданным, рискованным, но может окупиться. Для зрительского проекта нужен мужчина-локомотив, актер, который сможет привести женскую аудиторию. Ведь чаще всего женщина выбирает, на что пойти в кино. В «Горько» локомотивом был Светлаков.

Кадр из фильма «Самый лучший день»

И если бы Нагиев отказался, я бы не стал снимать «Самый лучший день». Просто хороший, но неизвестный артист проект бы не вытащил, нужна была звезда. Поэтому я пошел к Дмитрию Владимировичу (Нагиеву) и стал рассказывать сюжет. Он спросил: «Вы из головы придумываете или все это есть в сценарии?». Ему показалось, что история совсем безумная.

Вас не смущало, как он будет смотреть в кадре вместе с вашими естественными актерами из «Горько»?

— Смущало. Но это же его работа, чтобы он вошел в ансамбль. Я мог только помочь. А его задачей было сыграть. Режиссер – как футбольный тренер, который переживает за границами поля, что-то советует, но к воротам бежит конкретный игрок.

В связи с героем Нагиева в «Самом лучшем дне» вы говорили про «Афоню», а мне показалось, что актер там одновременно дает Куравлева и Крамарова в комедии Гайдая про свадьбу «Не может быть».

— Понимаю вас, это тоже есть. Мне хотелось вытащить из Нагиева человеческое содержание, все же он – очень острохарактерный артист, скорее Крамаров. А надо, чтобы в герое было больше Куравлева. И на какие-то секундочки это получилось.

Как вы находили актеров для «Горько»? Они все колоритные, но на тот момент неизвестные.

— Жанром фильма была псевдодокументальная история, поэтом важно было уйти от узнаваемости лиц. Все наши актеры уже играли где-то, но немного. Кастинг шел ежедневно четыре месяца.

Кадр из фильма «Горько!»

Многие актеры разительно отличаются от своего амплуа в фильме. Александр Паль – скорее трогательный, не хулиган в татуировках. Валентина Мазунина – актриса детского театра, а в фильме она в диком зеленом платье и с начесом (актеры из «Горько» и «Горько-2» – примечание Forbes). Влияет на подбор актеров то, что вы – театральный режиссер по образованию?

— С Палем мы просто поговорили, понял, что он сможет сыграть. У Мазуниной посмотрел пробы, она мне показалась классной. Это же интуитивный процесс. Я всегда жду, когда на кастинге текст от актера зазвучит сам, без указаний режиссера. Театральное образование влияет на то, что энергетика актера для меня важнее его крупного плана, его визуальной привлекательности.

Это важно для режиссеров участвовать в кинофестивалях, в «Кинотавре», например?

— Круто оказаться среди коллег. Увидеть реакцию аудитории в зале, увидеть, где твоя история работает, а где нет.

А премии?

— Когда кино снимали на пленку, то короткометражка из-за своего формата могла быть показана только на фестивале. Но сейчас до зрителя можно дойти, снимая на айфон. Смысл фестиваля в получении приза мне не понятен. Приз выдается ограниченным количеством людей, но если взять других экспертов, он уйдет к кому-то другому. Возможно, получение российским фильмом приза в Каннах повысит интерес к нему определенной аудитории. Но это не заставит людей пойти в кино. Канны – это маленькая бабочка, а есть штанга – сделать так, чтобы зритель встал с дивана и купил билет в кино. В России к индустрии зарабатывания денег кинофестивали не имеют отношения. Может быть, пока или уже, но это так.

Для поиска продюсеров тоже не важно?

— Для авторского самоедского кино, которое делается для себя и показывается на фестивалях, люди как-то сами друг друга находят. Но мне оно не интересно, я в этом не разбираюсь. С другой стороны, я уверен, после того, как Звягинцев получил в Каннах приз за сценарий «Левиафана», количество предложений иностранных продюсеров к нему возросло. Так что весь вопрос в задачах.

Расскажите про сериал, который вы делаете совместно с ««ГудСториМедиа» (продашкн-компания, выпустившая сериалы «Физрук», «Реальные пацаны» и «Сладкая жизнь» – примечание Forbes).

— «Гудстори» периодически присылала разные сценарии, «Звоните ДиКаприо!» мне очень понравился. Начали работать. В сериале я выступаю как соавтор и режиссер. Пока идет работа над сценарием и кастинг. Будет 8 серий.

Это ваш первый авторский сериал, что вы ждете от него?

— К сожалению, бюджеты на телевидении сейчас не соответствуют бюджетам кино, они куда меньше. Приходя на сериал, сталкиваешься с огромным количеством ограничений, от которых отвык. В данном случае я занимаюсь проектом из интереса, хочу снять фильм длиннее 90 минут. Моим мотивом для «Звоните ДиКаприо!» стал необычный сценарий, ничего подобного я раньше не читал. Насколько сериал будет авторским в полной мере, это вопрос к «Гудстори». В авторском сериале все решения должны замыкаться на одном человеке, в данном случае на режиссере. У меня ощущение, что пока «Гудстори» в таком режиме ни с кем не работали, привыкли быть авторами сами. Пока идет притирка.

О чем сериал?

— Про двух братьев артистов, один – успешный, другой – неудачник. Это драма, но в комедийной оболочке. Много смешного, но при этом происходят по-настоящему драматические вещи.

Российские сериалы вам нравятся?

— Только «Ликвидация».

Сейчас режиссеры независимого кино пришли на телевидение – Павел Бардин, Николай Хомерики, Борис Хлебников. В чем причина деньги или интерес?

— Думаю, деньги прежде всего. Российское авторское кино никому не нужно. Ни в техническом, ни в драматургическом, ни в актерском, ни в режиссерском плане в нем нет достижений. Когда смотришь авторское кино, возникает ощущение, что где-то уже видел. И все фильмы похожи один на другой, разделить разных авторов я не могу. Исключения есть, тот же «Левиафан» Звягинцева, фильмы Сигарева. Но это единичные примеры.

Все ваши фильмы при сравнительно небольших бюджетах становились кассовыми хитами. «Горько» собрал $25 538 753, «Горько-2» – $13 431 033, «Самый лучший день» – $10 235 275. Вы часто говорили в интервью, что нацелены на кассовый успех. Как вам это удается?

— Российский кинобизнес надо считать в рублях, так как доллар растет, а цена билета остается прежней. Поэтому «Горько» – 810 млн. рублей, «Горько-2» –550 млн. рублей, а «Самый лучший день» – 726 млн. рублей (По данным «Бюллетени кинопрокатчика» – 810 600 012 р., 550 269 414 р. и 725 988 064 р. – примечание Forbes). Максимальный бюджет был на «Самом лучшем дне» – 130 млн. рублей, это стандартный бюджет «Елок», высокий для русской комедии.

Не знаю, в чем причина успеха. Но могу сказать одно. В нашем кино давно произошла утеря контакта со зрителем. Началось в 1980-е годы, с выделением денег на арт-фильмы. Режиссеры привыкли считать, что если зритель не идет в кино, то он просто ничего не понимает.

После появления кинопроката сформировались две позиции в индустрии. Первая – авторского кино, где «зритель ничего не понимает, а я буду рассказывать, что хочу». Вторая – ловчилы от кинобизнеса, которые нацелены на то, чтобы обмануть зрителя: красивый постер, звезда Comedy Club, название, которое обещает комедию. Но к контакту со зрителем в кино стремятся немногие. В отличие от телевидения, где успех сериала – залог того, что у тебя закажут второй сезон, новый проект.

То есть продюсеры не закладывали такой кассовый успех первого «Горько»?

— Экономическая модель была такая: бюджет фильма – 45 млн. рублей, промобюджет столько же. То есть точка окупаемости – 180-200 млн. рублей, продюсеры должны были собрать более 200 млн. рублей, чтобы выйти в плюс. К первому понедельнику проката мы собрали 220 млн., и в Bazelevs было гуляние.

— Изначально проект был сконструирован продюсерами Ильей Бурцом, Дмитрием Нелидовым, Сергеем Светлаковым и Тимуром Бекмамбетовым так, чтобы отбиться при маленьких затратах. Bazelevs всегда ориентирован на прибыль. А как только фильм перестает быть бизнесом, он становится нужен только человеку, который его делает. И иногда его маме.

В чем ключевые моменты продюсерского проекта «Горько»?

— В фильме есть навар в виде режиссера, но будь другой режиссер, я думаю, он все равно бы окупился. Мое участие как соавтора довнесло какую-то часть. Но дизайн-проект «Горько» сконструирован до меня – Светлаков, мокьюментари, фактура обычной свадьбы.

Александр Роднянский в интервью РБК говорил, правда, про «Самый лучший день»: «У одаренного Жоры Крыжовникова фильм собирает большие деньги, а рядом с ним выходит претенциозный фильм другого российского режиссера — бездарного, — и аудитория к нему остается равнодушной». И что зрители наелись «среднестатистическим продуктом» с картонными персонажами и фанерными декорациями», поэтому сборы комедий падают.

— Как только зритель заплатил за билет в кино, его ожидания высоки. То, что он видит, должно быть либо новое по жанру, либо когда-то существовавшее, но долго отсутствовавшее. Поэтому твое предложение на рынке должно быть уникальным в данный момент времени. Требование нового в каждом зрителе есть.

А ловчилы от кинобизнеса думают – «Мы сейчас то же самое сделаем, что уже продавалось. Возьмем из Comedy Club человека, как будто он дублер другого, и народ повалит» (речь о комедии с участником Comedy Club Александром Реввой – примечание Forbes). Но зритель чувствует, что это – обман. Он, может быть, не понимает про цветокоррекцию и линзы, но подсознательно чувствует, сколько в фильм вложено труда, постарались ли люди или нет.

Мало зрителей идет в первый уикэнд, и резко падают сборы второго. Для кинобизнеса важным фактором является, насколько упали сборы второго уикэнда относительно сборов первого. Все, что упало до 50%, означает, что зрителю понравилось. Падение в 70-80% – это провал. Например, у «Горько» падение – 21%, у «Горько-2» – 53%, у «Сталинграда» – 27%. А у «Дублера» – 83%, то есть аудитория разворачивается, говорит другим, не ходите. У «Елок» – падение 0%, у «Самого лучшего дня» – прирост 22%, но это новогодняя аномалия (эти два фильма вышли в прокат перед Новым годом – примечание Forbes).

Какие еще критерии кассового успеха?

— Существует коэффициент, когда общие сборы фильма делятся на сборы первого уикэнда. У «Самого лучшего дня» коэффициент – 4,9, у «Елок» 3,2, у «Экипажа» – 3, 5, у «Горько» – 3,6, у «Горько-2» – 2,3. Я говорю по памяти, поэтому десятые могут отличатся. Считается, коэффициент 2,3-2,6 – среднеиндустриальный, а у фильмов, пользующихся кассовым успехом – от 3. Коэффициент – показатель зрительской реакции, того, как долго идет фильм в прокате.

Как правило, комедия с бюджетом $1,5 млн. тратит столько же на продвижение, это оправдано?

— Это мировая практика, считается, что на маркетинг нужно потратить сумму, равную бюджету. Производственный размах должен соответствовать тому, как это рекламируется. Если в фильме все сделано правильно, деньги видно – в кадре, по артистам. Значит, для окупаемости продукта нужно привлечь больше людей.

Режиссер полнометражного кино в России – высокооплачиваемая профессия?

— Режиссер, который занимается зрительским кино и приносит продюсерам деньги, зарабатывает нормально. Сценарий полного метра стоит от 3 млн. рублей, а режиссерский гонорар в несколько раз больше. Распространенная практика для режиссера просить процент от прибыли. Есть режиссеры, которые делают большие кассовые проекты, они находятся в привилегированном положении. Думаю, что это – Федор Бондарчук, Николай Лебедев, Петр Буслов и некоторые другие. Режиссеры такого уровня автоматически становятся сопродюсерами проектов, над которыми работают.

Каков процент прибыли от проката?

— Слышал, что какие-то режиссеры согласны на полпроцента. Если уже зарекомендовал себя, но не можешь требовать многого, то 1-2%. А бывает, что процент доходит до 30%. Когда ты получаешь процент, то номинально становишься продюсером, даже если не указан продюсером в титрах.

Состояние Джорджа Лукаса – $5,4 млрд., в российской киноиндустрии кто-то может к нему приблизиться?

— Конечно, нет. Считается, что гонорар российского артиста 10 000 евро в день – топовый, а в Голливуде такой бывает у среднего артиста. Джордж Клуни еще 10 лет назад не соглашался меньше, чем на 500 000$ за съемочный день. Так что, даже если на нашем рынке чувствуешь себя человеком, на самом деле – это все копейки

У вас контракт со студией Bazelevs на производство всех новых фильмов?

— Нет.

Формулу «простые люди в провинции» после «Горько» стали использовать в комедиях. Появились «Выпускной», «Суперборбровы». Светлаков сейчас выпускает фильм «Жених». Будет ли работать формула, учитывая, что сравнимую с «Горько» кассу «Выпускной» и «Суперборбровы» не собрали?

— Это вопрос скорее к мышлению продюсеров. Мультиплицирование в киноиндустрии не работает. Отчасти прием работает на сиквелах, но и они перестали приносить деньги. Это как с казино: человек поставил на 13 и выиграл, давайте мы тоже поставим на 13. Но шарик укатится в другое место. «Супербобровы» недособрали кассу, но все равно запускается сиквел. Почему? Просто идей нет.

А кино – всегда уникальный продукт: или в жанре, или актер впервые снялся. Мне поэтому, например, было важно получить Боярского в «Самый лучший день», он давно нигде не снимался, а при этом находится в прекрасной юмористической форме. То же самое с Инной Михайловной Чуриковой.

Какое будущее у комедии?

— Если будем пытаться найти со зрителем диалог, мы должны рассказывать о нем, о реальных людях, а не о придуманных.

Вы пытались сформулировать, за счет чего «Горько» объединил самых разных зрителей?

— Вопрос, на который не могу ответить. Я же работаю интуитивно. Если бы была выверенная формула «смешай то и это», то я бы никогда не переживал за успех фильмов, и просто применял ее. И рецепт могли бы разгадать другие профессионалы. Мы стремились к достоверности, к точности, хотели включить узнавание персонажей в удовольствие от фильма, который получат зрители. Удивительным образом оказалось, что то, что я считаю смешным, смешно не только моему соавтору Алексею Казакову и Тимуру Бекмамбетову, но и многим другим людям.

Вы видите свою аудиторию?

— Мне кажется, это 25+ и старше. Просто в связи с тем, что те проекты, которые я уже сделал, нацелены на узнавание своей национальной среды.

Метод мокьюментари, который вы использовали на всех трех фильмах, почему для вас так важен?

— Это мое отношение к документальности. Мокьюментари очень подключает к происходящему. Количество визуальной информации сейчас рекордное, как и гигантское количество вранья, поэтому спрос на правду и документальность растет. Мой любимый режиссер Ларс фон Триер в «Танцующей в темноте» и «Рассекая волны» добивается невероятного чувства присутствия при происходящем. В «Самом лучшем дне» используется съемка на телефон, например, сцену знакомства Нагиева с певицей, которую играет Ольга Серябкина, снимал он сам. Потому что хочется подлинности, эмоциональности, настоящих чувств. И документальная съемка – один из способов тесного контакта со зрителем.

«Горько», «Горько-2» и «Самый лучший день» получали финансирование Фонда кино.

«Горько» и «Горько-2» получали возвратное финансирование, то есть Фонд кино получил свои деньги назад. Поддержка государства – страховка для кинокомпаний. После проката мы вернули деньги, в отличие от многих других кинопроектов, которые получали невозвратное финансирование. Все три фильма приносили Фонду кино процент посещаемости русского кино, собственно он для этого и был создан. В «Самом лучшем дне» финансирование было пополам, возвратные и невозвратные деньги.

Вы участвовали в защитах своих фильмов? Как все происходит?

— Питчинги есть в открытом доступе. Фонд кино проводит онлайн-трансляции и потом выкладывает видео. Первый «Горько» не защищал, защищал «Горько-2» и «Самый лучший день». Дают 5 минут, чтобы представить свой проект экспертному совету. Как правило, защиту проводит режиссер или продюсер. И еще 5 минут на вопросы.

Справедливо отбирают проекты?

— Конечно. Сильный проект видно сразу. Вопрос в том, кого и в какой форме поддержит попечительский совет. Экспертный совет только выбирает проекты.

Какое финансирование выделяют для фильма?

— Максимально – 70% бюджета. Наши фильмы получали до 50%. Это производственные деньги, на маркетинг фильма можно попросить отдельно.

Bazelevs ведь часто получает поддержку Фонда кино?

— Это одна из тех компаний, которая ежегодно делает большой вклад в индустрию для посещаемости русского кино. Заявки студий, которые стабильно поставляют востребованный продукт, как Bazelevs, «Артпикчерс», «Тритэ», рассматриваются в первую очередь. Я с этой системой согласен.

Про полный метр есть планы?

— Есть совместные планы с Тимуром Бекмамбетовым, но рассказать про них не могу. Первый полнометражный фильм, который я хотел снять, был «Самый лучший день», но не мог, так как он был очень затратный. Смог запустить картину, только сняв два «Горько». Сейчас у меня есть ощущение, что я закончил трилогию про провинцию, связанную тематически. От народной фактуры в комедии устал и не собираюсь к ней возвращаться. Пока я затаился, ищу то, что мне может быть интересно.

В каком жанре хотите работатьтриллер детектив, ромком?

Ромком ни за что, фальшивый жанр. Триллер, драма, детектив, мелодрама, вполне может быть. И фильм, снятый в другой фактуре – Москва, наконец, или какой-то другой большой город.

Новости партнеров