Как достать деньги из под земли?

Ирина Телицына Forbes Contributor
Чтобы заработать на ископаемых, необязательно быть хищным капиталистом

Игоря Богуславского, горняка в шестом поколении, ни в один научный институт, специализирующийся на проектировании горнорудных предприятий, не впускают без разрешения руководства. Несмотря на то что когда-то он больше десяти лет в одном из таких институтов отработал. Дело в том, что в 2006 году Богуславский создал фирму «Питергорпроект», ставшую прямым конкурентом проектных учреждений. Институты опасаются не того, что он уведет заказ — может сманить специалистов. «Мир тесный, опытные горняки все друг друга знают. Сначала я не мог себе позволить нанимать тех, кого хотел. Теперь мы встали на ноги», — говорит Богуславский.

В 2008 году выручка «Питергорпроекта» достигла 360 млн рублей. В мае этого года фирма Богуславского подписала договор с крупнейшим в России золотодобытчиком компанией «Полюс Золото» на разработку проектной документации по Наталкинскому месторождению в 400 км от Магадана. Его балансовые запасы — около 1300 т (ежегодная добыча золота в России — 160 т), разрабатывается с 1945 года. Купив за $34,5 млн владеющее лицензией предприятие, «Полюс» вложил около $65 млн в доразведку, и теперь здесь будут строить новый карьер, а к 2013 году должна заработать золотоизвлекательная фабрика. Заказ отдали «Питергорпроекту» отчасти потому, что Михаил Казимиров, гендиректор входящего в «Полюс Золото» ОАО «Рудник им. Матросова», которое занимается разработкой Наталки, знаком с Богуславским еще с институтских времен.

Не только золото

Золото — лишь одно из направлений работы. Компания Богуславского занималась проектами по осушению и реконструкции затопленного уральского рудника и по разработке медно-колчеданных месторождений в Казахстане для «Русской медной компании» Игоря Алтушкина. Для «Комбината КМАруда» (входит в Промышленно-металлургический холдинг, принадлежащий семье Бориса Зубицкого) компания выполняет проект, связанный с увеличением производительности. Всего в работе три крупных и дюжина мелких проектов.

Богуславский ушел из проектного института «Гипроруда» в 1998 году, устроившись на работу к питерскому предпринимателю Александру Несису. Тогда у только что созданного Несисом «Полиметалла» были лишь лицензии на месторождения в «чистом поле». Богуславский возглавлял проектное управление и руководил строительством горнодобывающих предприятий компании. Сейчас капитализация «Полиметалла», акции которого с 2007 года торгуются на Лондонской бирже, приближается к $2,5 млрд (Богуславский ушел в 2004 году, когда Несис готовился продавать компанию миллиардеру Сулейману Керимову).

Рождение Питергорпроекта

В 2006 году ИФК «Метрополь» Михаила Слипенчука, купившая лицензии на два цинковых месторождения в Бурятии (Озерное и Холоднинское), пригласила Богуславского поработать в качестве консультанта. Но Богуславский предпочел не действовать в одиночку, а создать в партнерстве с «Генподрядной компанией СТЭП», специализирующейся на управлении проектами в строительстве, независимую фирму, которая могла бы проектировать разработку месторождений не только для «Метрополя», но и для других заказчиков. «Тогда горнодобывающая промышленность была на взлете; многие люди, достигшие успеха в других отраслях, стали вкладывать деньги в лицензии: это престижно, надежно и выгодно. Им нужен был? кто-то, кто понимает в горном деле», — объясняет Богуславский.

Так появился «Питергорпроект», который теперь оказывает полный комплекс услуг по проектированию горнорудных предприятий, от геологии до экологии. Получив от заказчика данные геологоразведки — в каком шурфе и на какой глубине расположены породы, где обнаружены пересечения с рудной жилой, — специалисты Богуславского строят геологическую модель рудного тела. Оно неоднородно, поэтому его делят на небольшие ячейки со схожими характеристиками.

Так выглядит структура рудного тела

Чем опытнее горняки, тем точнее они предсказывают конфигурацию рудного тела. Потом экономисты, проанализировав аналоги, вводят в эту модель данные по стоимости добычи и переработки (для каждой ячейки свои показатели). На выходе получается цветная 3D-модель, где наиболее перспективные для разработки участки окрашены в более теплые тона. На основании этой модели строятся все дальнейшие расчеты: где целесообразнее делать шахту, строить поселок, обогатительную фабрику, сколько и какой техники понадобится. «Мы обеспечиваем заказчикам обоснование для роста капитализации», — говорит Богуславский.

Лишь 30% заказчиков «Питергорпроекта» приходят сразу после покупки лицензии, на стадии «чистого поля». Остальные обращаются, когда возникают проблемы на уже действующих месторождениях. «Часто менеджеров мотивируют на то, чтобы добывать больше и больше, они перестают вкладывать деньги в развитие и в какой-то момент оказываются в тупике», — объясняет Богуславский. Схему работ, по его словам, желательно корректировать каждые два-три года — открываются новые данные о месторождении, появляются новые технологии.

В кризис заказчики из числа непрофильных инвесторов практически исчезли. Зато большие горнорудные компании занимаются скупкой активов. Над крупными проектами, как правило, работают несколько проектных организаций, как российских, так и западных. «Наши ГОСТы отличаются от западных стандартов. Поэтому ТЭО проекта, конкретный технический отчет, готовит российская фирма. А без участия западных проектировщиков и без их документации не получить кредита в западном банке», — объясняет нюансы выбора инжиниринговых контрагентов Роман Щетинский, начальник информационно-аналитического отдела компании «НБЛ-Золото», специализирующейся на консалтинге в горнорудной сфере. По его словам, услуги независимых компаний востребованы — они дают гарантию конфиденциальности. Например, Highland Gold, акционером которой является Роман Абрамович, вряд ли будет заказывать проектирование научным институтам «Гипроруда» или «Иргиредмет», аффилированным с конкурентом — Peter Hambro Mining.

[pagebreak]

Сейчас у Богуславского работает девяносто человек. До конца года он рассчитывает увеличить штат до 150. Где найти столько специалистов? В компании есть база данных, включающая около 5000 имен инженеров и геологов. Из них человек четыреста Богуславский держит в поле зрения постоянно и при малейшей возможности старается переманить. Пару лет назад, когда Михаил Прохоров и Владимир Потанин начали делить активы, сотрудники входящего в «Норильский никель» института «Гипроникель» засомневались в своих перспективах — сейчас несколько опытных специалистов оттуда работают в «Питергорпроекте».

Богуславский по-прежнему сам выезжает на месторождения. «Я пока, к счастью, больше ощущаю себя специалистом, чем менеджером», — говорит он.

Новости партнеров