Модель для сборки: зачем стартаперам заброшенная фабрика - Карьера и свой бизнес
$59.55
66.54
ММВБ1865.47
BRENT45.49
RTS987.05
GOLD1256.74

Модель для сборки: зачем стартаперам заброшенная фабрика

читайте также
+1294 просмотров за суткиКак IT-технологии меняют правила игры на рынке авторемонта +1668 просмотров за суткиICO vs краудфандинг: как «хайпы» превращаются в «антихайпы» +1706 просмотров за суткиНовые криптовалюты: как в них инвестировать и почему им нужен правовой статус? +965 просмотров за суткиКак компании в сфере социальной коммерции меняют рынок ретейла +1196 просмотров за суткиВидеоблог Школы миллиардера: встреча проекта «Король Говорит!» с ментором из «Сколково» +160 просмотров за суткиПочему рано или поздно весь ИТ-бизнес будет в «облаке»? +515 просмотров за суткиЭкс-совладелец «Вимм-Билль-Данна» вложил почти половину состояния в стартапы +111 просмотров за суткиДмитрий Завалишин, DZ Systems: «Лет за пять можно сократить импортные закупки софта на 50%» +324 просмотров за сутки«Голубые океаны» на рынке образования: в чем инвестиционная привлекательность образовательных проектов? +54 просмотров за суткиМир Дикого Запада: какие «приключения» ждут российский стартап в США? +65 просмотров за суткиПочему зарубежным foodtech-проектам не удаётся закрепиться на российском рынке +281 просмотров за суткиИскусственный интеллект санирует бизнес: кому и зачем нужны решения по поиску «слабых звеньев» в компании +25 просмотров за суткиПочему для России краудлендинговые площадки все еще непривычны? +24 просмотров за суткиRegTech или технологии для регуляторов: почему «волки» уйдут с Wall Street? +43 просмотров за суткиРомантики в нейронных сетях: что последует за бумом нашумевшей технологии? +7 просмотров за суткиЗапад vs Восток: что окажется ближе России в культуре платежей? +10 просмотров за суткиИнвестиции в фармстартапы: крупные капиталы, разработки длиной в 13 лет и госповестка +10 просмотров за суткиКорпоративные инновации в России: как изменить советскую культуру? +9 просмотров за сутки Беги или умри: как открытый код и таланты становятся главной силой в революции искусственного интеллекта +5 просмотров за суткиКак медицинскому стартапу получить поддержку от большой фармы? +12 просмотров за суткиКакие B2B-стартапы в области машинного интеллекта могут быть успешны?

Модель для сборки: зачем стартаперам заброшенная фабрика

Дмитрий Филонов Forbes Contributor
Фото Avtogyr.com
Московские предприниматели Сергей Прокопьев и Дмитрий Шмаков придумали, как использовать купленную задешево недвижимость в Иваново

Дверь ангара распахнулась, впустив веселого мужчину крепкого сложения. “Это один из наших пилотов, он раньше в МЧС работал”, — рассказывает Владимир Краснобородько, владелец небольшой семейной компании по производству автожиров, летательных аппаратов на 2-4 человека. Пока Краснобородько делает свои автожиры в небольшом ангаре на окраине подмосковной Лобни, всего 10 штук в год. Но мечтает начать серийное производство.

Такая возможность скоро появится. Краснобородько может стать первым резидентом промышленного парка в Ивановской области, который создают два московских предпринимателя Дмитрий Шмаков и Сергей Прокопьев, развивающие IT-стартап Visiobox. Летом 2015 года они недорого купили здание обанкротившейся фабрики “Красный Профинтерн” в небольшом городке Вичуга Ивановской области. И теперь мечтают открыть здесь промышленный коворкинг, где другие предприниматели смогут воплощать свои идеи, налаживая мелкосерийное производство.

Пережившая Союз

Таких зданий, как бывшая ткацкая фабрика “Красный Профинтерн” в Ивановской области, в России множество. В конце XIX века ее построил местный фабрикант Александр Разоренов, в лучшие времена на ней работали около 7 000 человек, а в 2010 году фабрика закрылась. Город отключил отопление за долги, трубы лопнули. Что сейчас? Разбитые окна, спиленные металлические лестницы, груды мусора. И ни намека на следы былого величия. “Все, что можно было вынести из этого здания, вынесли цыгане. Лестницы, лифты, часть крыши”, — рассказывает Сергей Прокопьев.

Фабрику признали банкротом, оставшееся имущество распродали. Пятиэтажное кирпичное здание площадью почти 29 000 кв. м на аукционе продавалось всего за 2 млн рублей. Как у предпринимателей родилась идея заняться недвижимостью?  Прокопьев с 2009 года работал в финансовой группе «Церих»: руководил до недавнего времени НПФ «Церих», в настоящий момент является управляющим партнером группы компаний "РОЭЛ", которая тоже не раз скупала близкие к банкротству предприятия. В новом проекте предприниматели решили разделить риски с еще двумя партнерами — гендиректором ИФА “Капитал” Верой Семеновой и топ-менеджером страховой компании, чье имя Прокопьев со Шмаковым не хотят называть. “Это как с акциями в 2008 году. Тогда все упали, и можно было купить небольшие пакеты акций разных компаний. И ждать, кто из них вырастет обратно”, — объясняет Прокопьев мотивы покупки. По подсчетам Прокопьева и Шмакова, они смогут преумножить свои вложения в несколько раз, даже если просто разберут здание на кирпичи и металлолом. Как заработать на заброшенной фабрике еще больше?

Самым простым выходом была бы перепродажа здания. Предприниматели утверждают, что независимые оценщики назвали стоимость в 38 млн рублей, кадастровая оценка — 121 млн рублей. “Как только экономика начнет восстанавливаться, то появится спрос на недвижимость”, — говорит Прокопьев. Но в кризис желающих выкупить здание нет. 

Идеи на пробу

“Мы ходили по этажам и думали, что здесь можно сделать”, — вспоминает Прокопьев. Основной критерий для отбора бизнес-идей — отсутствие больших инвестиций в ремонт. Как ни странно, идей было много — обсуждалось, например, выращивание грибов или производство чернозема с помощью дождевых червей. В итоге предприниматели решили поделить пространство между разными проектами, на части площадей будут тестировать свои бизнес-идеи, на часть — пригласят другие стартапы. “Мы хотим проверить разные гипотезы. Если будем натыкаться на непреодолимые препятствия, то будем закрывать направление”, — объясняет Шмаков.

Ключевым проектом, как планируют предприниматели, скоро станет производство автожиров. Владимир Краснобородько занимается производством автожиров с начала 2000-х, компания небольшая и семейная — отец Владимира Краснобородько отвечает за техническую часть. По итогам 2014 года “Марка союзного государства” (официальное название компании) заработала 22,6 млн рублей и получила прибыль почти 10 млн рублей. Краснобородько хочет расширять бизнес и замахнуться на заказы МЧС и Минобороны, производственных площадок в Лобне и Тверской области, где Краснобородько занимает должность депутата Заксобрания, может не хватить.

Как рассказывает Краснобородько, сейчас несколько крупных ведомств хотят отказаться от вертолетов в пользу автожиров. Например, в МЧС после полигонных испытаний в начале 2015 года решили использовать автожиры для поисково-спасательных работ, метео- и ледовой разведки, срочной медицинской помощи в труднодоступных местах. Пока, правда, объемы небольшие. С МЧС Краснобородько договорился о поставке первой партии всего из трех автожиров.

Министерство развития Дальнего Востока тоже хочет купить пробный автожир в Якутию. По словам Краснобородько, в регионе подсчитали, что могут сэкономить до 400 млн рублей, если будут использовать автожиры в медицинских целях вместо вертолетов. Краснобородько мечтает попасть в программу Минобороны и создать для тренировочных целей беспилотные автожиры — по таким мишеням в армии отрабатывается стрельба. “Но для этого нужно сделать карбоновую версию автожира с минимальным количеством металла, которая способна будет летать на скорости до 200 км/ч”, — рассказывает Краснобородько. Такой автожир будет стоить, по оценке предпринимателя, около 5 млн рублей, а стоимость автожира в базовой версии сейчас начинается от 1,7 млн рублей.

Руководитель службы сопровождения корпоративных продаж НПП “Завод стеклопластиковых труб” Георгий Мальцев уверен, что спрос на автожиры может быть и у нефтяников: с их помощью можно мониторить трубопроводы, доставлять людей и грузы в труднодоступные места. “Транспортное сопровождение автожирами при стоимости часа в десять раз меньше, чем вертолета, может обеспечить экономичное решение для нефтяников уже сейчас в условиях низких цен на нефть”, — говорит Мальцев.

Сейчас Краснобородько ведет со Шмаковым и Прокопьевым переговоры как о переезде, так и об их участии в его бизнесе. 

Проект под копирку

Кто займет остальное пространство бывшей фабрики? Новые хозяева на перебой перечисляют потенциальные проекты, которым их фабрика могла быть интересна — например, аквариумы для разведения осетров, склады временного хранения для физических лиц или склад-архив. “У пенсионных фондов, сотовых операторов и подобных организаций очень много бумажных документов, и они сдают их на хранение. А Вичуга находится на равном удалении от шести крупных городов”, — говорит Прокопьев.  

Еще одна идея — создать производственный коворкинг, открыв небольшие мастерские с оборудованием. “А мы будем помогать им со сбытом”, — объясняет Прокопьев. Подобный проект в Литве пытаются запустить Алиса и Игорь Мацанюки, основатели Game Insight. В заброшенном здании военного госпиталя в Вильнюсе Игорь Мацанюк создает технопарк, а Алиса открыла Green Garage — коворкинг, где hardware-специалисты могут делать своих роботов и прочие устройства на предоставляемом оборудовании. “Во всем мире этот тренд набирает обороты. Проект может стать местом притяжения в регион талантливых инженеров и изобретателей, которые в данный момент трудятся в своих гаражах и подвалах”, — рассказывает директор Green Garage Максим Перцовский.

Над открытием подобного проекта в России думал основатель и бывший владелец “Связного” Максим Ноготков, ориентируясь на американский Techshop. Но решил, что проект может зарабатывать лишь в крупных городах и только при поддержке со стороны крупных корпораций или государства, рассказывал Ноготков в интервью Forbes Life. В итоге, от идеи он отказался и уехал в Штаты.

Управляющий портфелем ФРИИ Сергей Негодяев отмечает, что важно избежать характерной для таких начинаний проблемы, когда проект превращается в чисто девелоперский. "Стартапы не готовы ехать в «чистое поле» просто потому, что там построили что-то прикольное", - говорит Негодяев. По его словам, необходимо наличие инфраструктуры вокруг: транспорт, жилье, питание, обучение. Привлечение профильных резидентов возможно, если проект удачно встраивается в местную экосистему и обеспечивает проектам необходимую сервисную поддержку: техническую, правовую, управленческую и консалтинговую. "То есть конкуренция проходит совсем не по линии стоимости квадратного метра площади", - уверен Негодяев.

Шмаков, Прокопьев и их партнеры не рассчитывают получить быструю отдачу от своих вложений, они готовы ждать три-пять лет. Правда, им нужно решить еще одну проблему — как убедить людей поехать в депрессивную Вичугу? Вероятно, помочь сможет руководство Ивановской области - нынешние инвестпрограммы предусматривают развитие новых проектов, в том числе и в Вичуге. Да и место в технопарке предприниматели дают бесплатно, за небольшую долю в проекте. “Мы хотим делать проекты сами. И можем предоставлять площадку для тех, кто хочет масштабироваться”, — говорит Шмаков.