Forbes
$65.94
73.81
DJIA17828.29
NASD4901.75
RTS918.79
ММВБ1914.31
Елена Краузова Елена Краузова
обозреватель Forbes 
Поделиться
0
0

Застольное предложение: как работает сервис онлайн-бронирования Gettable

Застольное предложение: как работает сервис онлайн-бронирования Gettable
Фото Юрия Чичикова для Forbes
Чтобы добиться успеха, основателям сервиса пришлось дважды менять формат и способ продвижения

«Нам надоело, что нигде нельзя забронировать столик быстро и просто, — говорит, пожимая плечами, Егор Гончаренко в ответ на вопрос, как был придуман Gettable. — Приходилось висеть на телефоне, объяснять, что нужно, не всегда понятливым хостес, которые еле различают твои слова из-за громкой музыки в баре». Сервис онлайн-бронирования Gettable обслуживает сейчас 1600 московских ресторанов и баров и принимает около 700 заявок в день. Комиссионные от рестораторов приносят создателям Gettable более 10 млн рублей выручки в месяц. Но три года назад, вспоминает совладелец сервиса Дмитрий Громыко, к доводам о выгодах онлайн-бронирования мало кто прислушивался. 

В первой версии Gettable должен был принимать депозиты — предоплату за бронь определенного количества мест. Егор Гончаренко, бывший руководитель IT-проектов в агентстве MarketGroup и игровой компании Pixonic, взял на себя организационные вопросы. Его друг Громыко — профессиональный программист, работавший с Groupon и социальной сетью Topface, — занялся софтом. Партнеры надеялись к лету 2012 года подключить к сервису сотню топовых московских заведений. 

Не зная никого на рынке, Гончаренко блефовал — представлялся корреспондентом GQ, чтобы встретиться с управляющими. Удалось заинтересовать лишь 20 ресторанов.

Тогда Гончаренко и Громыко решили переформатировать свой сервис на обычное бронирование, без депозита. Рестораторам они предложили подключаться к Gettable за фиксированную плату — 30 000–50 000 рублей в год. Но те не хотели платить за новый сервис, не зная, насколько он полезен (тем более закупать для хостес планшеты, на которые устанавливается электронная система резерва). «Однажды мы показали статистику поведения около 8000 потребителей: компании по столько-то человек ходят обычно по таким-то дням недели, оставляют за ужин столько-то, — вспоминает Громыко. — Владелец ресторана посмотрел и сказал: «Ну и что?»

Осенью 2012 года партнеры заново придумали и наконец-то запустили Gettable: вместо абонентской платы — удержание 10% от чека посетителя и бесплатная реклама заведения в популярных медиа. Для подключившегося к сайту Gettable ресторана заводилась страничка с интерфейсом онлайн-бронирования на порталах «Афиши» и TimeOut (за размещение сервис платил им половину полученных комиссионных). Если на старте у Gettable имелось 45 ресторанов-клиентов, то на третий месяц работы уже 150. 

«В ресторанном бизнесе все смотрят друг на друга: кто что сделал, что внедрил, — рассуждает Гончаренко. — Рестораторам хочется снизить риски, повторяя шаги тех, кого они считают успешными. Мы сыграли на этом».

Посетителям сайта Gettable предложили, помимо брони в конкретном ресторане или клубе, возможность выбора места времяпровождения по формату заведения, типу кухни, расположению и среднему чеку. Сервис стал набирать обороты. Основатели вкладывались в интернет-рекламу проекта, но объем затрат они не раскрывают. Доля бронирований, поступающих с «Афиши» и TimeOut, постепенно снизилась до 3–5% от месячного объема. Теперь Gettable собирает заказы через свой сайт и мобильное приложение. Далее операторы кол-центра бронируют столик, передавая заказ онлайн и обязательно подтверждая бронь по телефону. У них есть право звонить менеджерам ресторана по цепочке вплоть до директора, если у предыдущего звена телефон занят. «Gettable был первым сервисом, к которому мы подключились, и сейчас около 10% бронирований приходится на него, хотя мы работаем и с аналогами — LeClick, «ТоМесто», — отмечает Лидия Стовба, управляющая ресторанами IL Forno и «Лимончино». — Плюсы: можно работать с базой гостей онлайн, планировать предзаказы на выходные, при бронировании с сайта или из приложения гости могут сами выбирать места».

Gettable уже операционно прибылен. Гончаренко уверяет, что вложенные за три года 20 млн рублей — средства основателей и частного инвестора, имя которого он не называет, — формально окупились, но весь доход вкладывается в развитие. Осенью 2015 года компания объявила о сделке на 60 млн рублей с фондом AddVenture. «Мы выбрали Gettable, поскольку они первыми поняли, что зарабатывать надо на агрегации аудитории, а не на продаже IT-продукта, — объясняет Максим Медведев, управляющий партнер AddVenture. — Московский рынок ресторанов — это 350 млрд рублей в год, 40% из них — сегмент fine dining, для которого актуально бронирование. Пока лишь 1–2% всех резервов идет онлайн, так что перспективы огромны». 

В конце месяца Gettable узнает у каждого заведения, сколько посетителей пришло с его помощью, и выставляет счет. Достоверность предоставленных данных проверяет система скоринга, которая сопоставляет статистику конкретного заведения с информацией от ресторанов, схожих по местоположению и формату, учитывает сезонность и праздники. Проблемные платежи, по словам Гончаренко, не достигают и 10% от выручки Gettable. Сервис прекращает работать с рестораном, если тот остается должником дольше двух месяцев. 

«Культура бронирований и работы с онлайн-агрегаторами у нас только зарождается, — считает Анастасия Люстина, основатель LeClick, главного конкурента Gettable. — Чтобы создать ее, нужен не один год и огромные вливания в маркетинг. Но мы, как и те, кто работает с нами на этом рынке, готовы играть вдолгую». LeClick тоже поначалу предлагал ресторанам электронную книгу резервов за фиксированный платеж, затем переключился на комиссию 10% от чека. При сопоставимом с Gettable объеме бронирований — около 800 в день — среднемесячная выручка сервиса Люстиной гораздо ниже — 3–4,5 млн рублей. Зато около 30% заказов проходят без участия кол-центра. 

Как ни странно, конкуренцию сервисам бронирования составляют сами рестораторы. «Мы видим больше перспектив в развитии онлайн-бронирования через наши собственные площадки, — говорит Алена Шварц, директор по маркетингу ресторанной группы Maison Dellos. — Так мы получаем более лояльных посетителей и ни с кем не делимся выручкой». По мнению Шварц, многие клиенты готовы тратить время на изучение сайтов ресторанов, а не их профилей на сервисах-агрегаторах. К примеру, около 90% интернет-бронирований в «Фаренгейте», самом демократичном ресторане группы, проходит через его сайт. Но Maison Dellos все же пользуется услугами Gettable и LeClick. Другие опрошенные Forbes рестораторы тоже не намерены прекращать работать с агрегаторами: их собственные сайты приводят гостей, которые уже слышали о ресторане, а сервисы вроде Gettable — новых клиентов. 

Гончаренко оптимистичен: люди всегда будут ходить в новые места, пробовать разные форматы, и поэтому им удобно иметь под рукой список заведений на любой случай. В ближайшие месяцы Gettable запустит систему полной автоматизации работы хостес с бронированием и заказами. К комиссии с чека добавится ежемесячный фиксированный платеж (размер пока не раскрывается). Gettable доказал рестораторам свою полезность, так что теперь может вернуться к бизнес-модели, с которой хотел начинать. 

Поделиться
0
0
Загрузка...
Самое читаемое
Рамблер/Новости
Опрос
Беспокоит ли вас курс рубля?
Проголосовало 16019 человек
Forbes 06/2016

Оформите подписку на журнал Forbes.

Подписаться
Закрыть

Сообщение об ошибке

Вы считаете, что в тексте:
есть ошибка? Тогда нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке".

Вы можете также оставить свой комментарий к ошибке, он будет отправлен вместе с сообщением.